Что на самом деле показывает процент доходности трейдера, о чем говорит размер прибыли на бирже

Почему вопрос о доходности — не самый главный?

Дело как обычно в нюансах. Одних цифр мало, если не знать, из какой касты трейдер

Это считается, возможно, самым интересным вопросом в трейдинге. «А какой у тебя процент доходности?». Он не всегда приличен, если адресован не публичному управляющему, но, кажется, несёт в себе Главную Правду. «Ты нам тут теорию не рассказывай, ты стейтмент (выписку со счёта) покажи!».

И вот один говорит, что у него 15% годовых, второй — 30%, а третий — 100%. Публике всё понятно: первый — заурядность, третий — полубог, второй где-то между.

Но вообще-то, без дополнительной информации, процент доходности не говорит почти ни о чём.

Если бы у меня стояла задача оценить силу биржевого игрока и был выбор между посмотреть его эквити (средства на счёте) за пару лет и послушать, как он «рассказывает теорию», я бы выбрал второе. Честное слово, это намного информативнее. Иногда пары минут хватает, даже манера речи многое говорит о человеке, а касательно доходности... Что надо учитывать, чтобы из бессмысленной ерунды показатель превратился в какую-то полезность?

  1. Время. Для торговых систем с ежедневными или почти ежедневными сделками — хотя бы пара лет. Всё, что меньше, — прыжки и ужимки фортуны, годные лишь для впадения в грех гордыни и обмана вечных новичков. Для инвестора — я боюсь сказать сколько. Там не доходностью меряются, а «альфой к рынку» (отношение результата инвестиций к результатам бенчмарка, в РФ это — Индекс Мосбиржи). И если пару лет иметь отрицательную альфу — не приговор (Баффетт терпел и нам велел!), то и пара лет положительной — так себе показатель.

  2. Честность выборки. Как правило, 100500% доходности показывают владельцы десяти грошовых счетов раз в десять лет. Чтобы исключить «ошибку выжившего», ты должен быть в курсе судьбы всех счетов гения за все годы, что, как правило, исключено. Что не исключено? Человек сам указывает на приоритетный счёт, куда смотреть, как-то выделяет его, а не достаёт постфактум туз из рукава. Поэтому, например, эквити ПИФа «Алёнка» всё-таки показательнее, чем 7000% у его управляющего Элвиса Марламова на личном счёте в лучший год (это не выдумки, был такой легендарный счёт у этого легендарного инвестора). ПИФ — он один такой, к тому же нормированный по риску.

  3. Наконец, просадка. 100% годовых для трейдера при просадке 30–40% это тоже самое, что доходность 30–40% при просадке 10% с позиций оценки мастерства. Но эта истина контринтуитивна для широких народных масс.

А почему ограничиваются риском в 10%, раз они такие умные?

Потакают слабости своей нервной системы? Даже если так, то мы оцениваем не чью-то удаль, а качество игры, а это именно доходность/риск, а не сугубо доходность.

Но дело не только в нервах. До сих пор были банальные замечания, сейчас менее тривиальные.

***

Есть глупости, в которые впадают глупые люди, а есть специальные глупости для умных. Скажем, известный автор в области биржевой математики Ральф Винс с его оптимальной F как мерой оптимального риска — он же не дурак. Но он слишком математик, и не понимает, что такое торговая система. Он её воспринимает не критически, а как богом данный деньгоруб. Где все показатели константны: вот такой профит-фактор, вот такая годовая доходность на 100% капитала в сделке и так далее. До определённого момента, конечно, доходность растёт при росте плеча, а потом тебя рубит асимметрия проигрыша и выигрыша (чтобы отыграть минус 50%, надо сделать плюс 100%), и можно посчитать то плечо, до которого тебе надо набраться смелости.

Практики знают, что мир жёстче.

Торговая система — это лишь вероятность, допустимая к игре, а не денежная машина с прописанными константами в её заводских настройках.

Так или иначе прибор переоптимизирован по прошлому периоду, даже если не переоптимизирован. Скажем мягче, уместнее ожидать меньшую доходность, чем была на тестере, а не большую. Исключения редки, и о них впору слагать песни. Например, мои торговые системы на рубль-доллар, задуманные в 2014-м на ценовом ряде 2011–2013 гг., превзошли все ожидания в 2014–2015 гг., но это был подарок небес, на такое можно надеяться, но не нужно.

Нельзя сказать: «данная система запрограммирована на 40% годовых». Такие заявления годятся лишь для программирования самих новичков. Корректнее сказать что-то вроде «с подавляющей вероятностью годовая доходность будет в диапазоне от минус 20% до 200%». У этого распределения, конечно, будет некий центр, но это именно центр распределения, а не магическая отметка, на которую выставлен прибор.

И вот отсюда следует совершенно иной риск-менеджмент, чем в мире фиксированных параметров, пропорционально растущих риск-доходностей и стройных формул.

Добавим ещё в ареал реального мира «чёрных лебедей». Учтём, что, если «лебедь» за нас — это лишь очень приятное событие типа «удвоил депозит», а того же размера, но против нас — это называется «потерял все деньги». Математически та же цифра, но событие несколько иного масштаба, верно? 5 млн и 10 млн на счёте отличаются не так сильно, как 5 млн и ноль, людям это даже не надо объяснять. Это то, что наш биологический вид чувствует, как говорится, нутром — иначе бы он не выжил.

Так вот, к резонам трусов, играющим свои 10% просадки на совокупный капитал. Помимо того, что с 10% просадки лучше спится и приятнее бодрствуется, что тоже резон, люди всё-таки максимизируют скорее своё счастье, чем свои деньги. Можно сказать, что они закладываются на худший сценарий в ситуации неопределённости, что уже не кажется глупостью даже с математической колокольни.

Самый частый вариант: наши торговые системы могут работать в плюс, но хуже, чем мы думали. Тогда оптимальный риск должен быть меньше, чем подсказывали тесты на истории. Они вообще могут перестать работать прямо сейчас, и в этом случае (не самом вероятном, но всё-таки возможном) риск должен быть минимален. Наконец, всё может быть хорошо, по тестеру, годами. Но «чёрный лебедь» полетит против нас, и наша конструкция на четвёртом плече превратится в тыкву. А три года до этого ты зарабатывал с одной целью: чтобы в час Х убить депозит как можно больших размеров. Чтобы трагедия была масштабнее.

Так что реальный выбор вовсе не между 30% годовых с просадкой 20% и 60% годовых с просадкой 40%. Если бы оно было так просто!

Выбор — между сложными наборами вероятностей, рассчитать которые до конца мы не можем даже примерно.

И люди в таких случаях, где расчёт бессилен, выбирают «нутром». Можно выделить три класса решений. С завышенным риском, с заниженным и как бы с оптимальным. Оговорка «как бы» — важна, ибо никто не знает, какой риск оптимален.

Первый тип кажется самым странным. Это риск, который в случае невезения гарантированно сольёт депозит, а при нормальным ходе событий — даст, вероятно, меньшую прибыль, чем с меньшим риском. Но если случится большая удача (бычий рынок без коррекций для инвестора, трендовый период для трейдера), то — возьмёт от жизни всё. Кажется, это блажь. Но есть как минимум два сорта людей, которым такой подход — самое оно, мы все их отлично знаем.

С одной стороны, лудоманы, эволюционировавшие в инфоцыган. Основной их доход не с рынка, а с клиентов. Важна их масса. Масса обычно глупая. Глупых впечатляет адский процент и рекорд. 500% годовых и почётное звание «лучший трейдер этой недели». Чтобы изготовить качественную наживку, можно слить пять-десять депозитов. И это уже иная категория — лудоманы, но богатые. Для них биржа несёт ту же полезность, что и казино: элитный дорогой отдых через потребление желанного риска. Назовём всю эту совокупность «гусары».

Средний риск выбирают честные и разумные игроки-на-свои, но смотрящие с оптимизмом. Оптимизирующие если не по Винсу, то по тестеру, может с минимальной поправкой на жизнь. При плохом сценарии им будет плохо, но вряд ли фатально. Если случится сильно «чёрный лебедь», может быть, убьёт, или сильно придавит как минимум. Но если всё впереди, нервы в порядке, есть дела и деньги помимо рынка — лучше всего, наверное, так. Так их и назовём — «оптимисты».

От минимального риска играют, когда терять совсем нельзя. Назовём их «пенсионеры». Например, если человек живёт сугубо с рынка. Если ему много лет. Если у него от волатильности счёта может быть инсульт. Если ему всё надоело, и он предпочитает минимальные риски, минимальные хлопоты и вообще не думать о бирже. Или много денег, которых не только жальче, но и сами они с трудом пролазят в рискованные затеи. Трейдинг — это всё-таки малый и средний бизнес, миллиардерам на срочном рынке в частности и Мосбирже в целом не развернуться.

...А теперь вернёмся к началу заметки. Кого-то по-прежнему волнует процент годовых без выяснения обстоятельств?

Сначала стоит хотя бы выяснить, к какой из трёх каст относится человек.

__

Не терпится внедрить наши советы в работу? Откройте счёт в компании «Открытие Брокер» — здесь можно торговать как самостоятельно, так и под руководством профессионалов. А если в процессе появятся вопросы — задайте их через форму обратной связи. Постараемся ответить как можно подробнее!