Меню
Меню

Что нужно знать про тренды?

И можно ли на них зарабатывать?
Александр Силаев
Частный инвестор, трейдер, писатель

Трендовость существует, это главное. Не на всех инструментах — раз. Не на всех таймфреймах — два. Иногда по нескольку месяцев её нет даже там, где она есть — три. Если «раз», «два», «три» не смущают, добро пожаловать в клуб. И самое главное. Если вы её нашли, нет никакой гарантии, что обнаружите её там впоследствии.

Но мало найти, надо ещё суметь приготовить. Мой любимый инструмент на МосБирже — фьючерсный контракт на американский доллар. По всем системам там была трендовость не только в золотое время 2014–2015 гг., но и в 2016–2018 гг. Не такая очевидная, труднее извлекаемая, но была. Не 100% годовых, как ранее, но 20–40%, просадка в пределах 10–20%.

На этом инструменте, как правило, все играют тренд, а что ещё? Так вот: в 2016–2017 гг. сотни игроков слили сотни миллионов, играя тренд на трендовом инструменте в трендовый период. Включая очень уважаемых людей. Как видим, не всё просто.

Трендовость — самая простая неэффективность рынков. Самая очевидная для наживы.

Со временем, подчиняясь естественному отбору, биржевые деньги умнеют, и трендовость испаряется.

Сравните американский рынок до 1990 года и после. Или российский рынок до 2010 и после. Трендовость — свойство молодых, глупых, диких рынков. Если вам её надо, идите туда. В 2017-м многие, например, пошли за ней на криптобиржи. Несмотря на неторговые риски, маргинальность, криминальность. Чем старее, крупнее и умнее рынок, тем меньше там будет трендовости. Я не совершенен, особо не старался и потому, возможно, ошибаюсь, но так и не нашёл её в США. В России во втором десятилетии XXI века — нашёл. Как будет дальше, не знаю. Никто не знает. Но основания ставить на это деньги всё ещё есть.

О природе трендов написано достаточно, начиная с соросовской «рефлексивности». Главное, есть это или нет. Измеряется на тесте просто: берётся ряд цен и любая скользящая средняя с любым таймфреймом, достаточным для того, чтобы исключить шум. Вход по пересечению цены со скользящей, стоп следящий, транзакционные издержки считаем равными нулю. Если период достаточный, хотя бы несколько лет, стратегия вряд ли будет чётко убыточной на большинстве инструментов. Будет либо колебание вокруг нуля, либо положительное матожидание, от слабого до существенного. Там, где оно есть, можно думать на предмет трендовости. Так, в нулевые годы она была почти на всех инструментах российского рынка. Сейчас на большинстве из них её нет, либо свойство мерцает на грани исчезновения.

На американских акциях оно уже мерцает за гранью. Насчёт основных мировых комодов (металлы, топливо, еда) идёт полемика. Одни полагают, что свойство кончилось. Другие полагают, что из этого колодца ещё можно пить — если зачерпывать только в лонг и терпеть просадки годами. Почти все согласны, что раньше было лучше — классические системы, вроде «черепашьей», действительно скорее работали раньше и скорее перестали сейчас. «Раньше» обычно датирует временами до 1990 года, если речь о рынке США. Перелом связывают с разным, например, с появлением интернета, массовизацией торгов, убыстрением биржевого времени и резким поумнением денег на резко постаревших рынках.

Увы, трендовость — слишком простая неэффективность. Идея покупать то, что растёт, и продавать то, что падает, плюс простейшая оптимизация параметров на вход и выход — слишком проста, чтобы стать общим достоянием, а общее достояние, по определению, работает плохо. Трендовику трудно отнять денег у другого трендовика, хотя и возможно. Но если трендовиками будут все, трудно будет всем.

Тогда трендовые системы перестают работать, и из охотника трендовик сам становится дичью — на него начинают охотиться арбитражники и паттерналисты. Это не вершина пищевой цепочки, а довольно простое создание, с линейной логикой. Надо быть готовым к защите, и, помимо атакующего деньгоруба, прихватить на биржу какой-то щит. Утешением служит лишь, что другие классы правильных игроков также бывают в роли дичи, а неправильные только в ней и бывают.

Необходимые условия для наличия трендовости — волатильность и идиоты.

Одного без другого мало. В товарных фьючерсах волатильности много, но со временем кончаются идиоты. В облигациях хватает идиотов, но нет волатильности. Под «идиотом» понимается не только глупый игрок, это может быть большой и умный, но не играющий, в силу разных соображений, на выигрыш. Иногда ему просто не надо. Например, на рынке, где меняют доллары на рубли, прибылью особо не озабочены: Центробанк, импортёры, экспортёры. Они не спекулянты, а значит, спекулянты могут на них заработать. Кроме того, есть обычное население, ведущее себя как спекулянт, но обычно очень плохой (момент для покупки и продажи валюты средний человек в среднем выбирает хуже среднего).

На фондовом рынке таким полезным «идиотом» для спекулянта выступает массовый инвестор, с его волнами притока и оттока на рынок. Поредеет толпа инвесторов, уйдут фонды — настанет кризис и для спекулянта.

Больше интересных материалов