Валюта БРИКС: какой она будет и кому нужна

Когда может появиться новая наднациональная валюта и какие функции она будет выполнять

Страны БРИКС — Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южно-Африканская республика — работают над созданием новой международной валюты. Она будет основана на корзине валют стран БРИКС, сообщил президент России Владимир Путин на деловом форуме группы. «Российская система передачи финансовых сообщений (СПФС) открыта для подключения банков стран „пятёрки“. Идёт расширение географии использования российской платёжной системы „Мир“», — добавил Путин.

Механизм межбанковского сотрудничества и Пул валютных резервов

Несмотря на заявления президента РФ, в итоговых документах форума ни о создании новой валюты, ни о карте «Мир», ни об использовании СПФС ничего не говорится. Однако в декларации XIV саммита БРИКС есть два положения, которые касаются международной финансовой системы и механизмов финансового взаимодействия стран-участниц.

В пункте 49 говорится: «Мы призываем Механизм межбанковского сотрудничества (ММС) БРИКС продолжать играть важную роль в поддержании торгово-экономического сотрудничества стран БРИКС и приветствуем подписание нового Меморандума о взаимопонимании между банками — членами ММС БРИКС и Нового банка развития».

А в пункте 42 сформулировано следующее утверждение: «Мы признаём важность укрепления механизма Пула условных валютных резервов (Пул), который способствует упрочению глобальной системы финансовой защиты и дополняет существующие международные валютно-финансовые механизмы».

Соглашение о создании пула было подписано 15 июля 2014 г. в рамках саммита БРИКС в Бразилии. Объём пула первоначально составил 100 млрд долл., из которых 41 млрд долл. вносит Китай; Россия, Индия и Бразилия вносят по 18 млрд долл., Южная Африка — 5 млрд долл. Целью создания пула было провозглашено оперативное реагирование на резкие колебания валютных рынков и страховка на случай дефицита долларовой ликвидности у стран-участников.

Будет ли юань положен в основу резервной валюты БРИКС?

На нынешнем саммите страны БРИКС договорились о расширении числа участников пула и о соответствующем перераспределении его долей. «Мы ожидаем успешное завершение пятого тестового запуска Пула в конце 2022 года», — говорится в документе.

Можно предположить, что использование СПФС будет продвигаться в рамках Механизма межбанковского сотрудничества (ММС) БРИКС. Но многие финансовые эксперты не видят особого смысла для зарубежных банков присоединяться к системе расчётов в системе СПФС, аргументируя это тем, что SWIFT привычнее. А если вдруг понадобится другая система обмена сообщениями, то её нетрудно создать с нуля. И будет естественнее, если создавать эту систему будет Китай, который обладает самой мощной экономикой в БРИКС и самым большим внешнеторговым оборотом. Юань уже широко используется в торговле с целым рядом стран Юго-Восточной Азии и Африки, и его постепенное превращение (однако не в самом ближайшем будущем) в мировую резервную валюту считают неизбежным даже в США.

Если же говорить о странах БРИКС, то использование юаня в качестве общей валюты для расчётов между странами блока представляется пока маловероятным. Трудно себе представить, как на это согласится Индия. Да и позиция Бразилии по этому вопросу пока не определена. Единственное, что говорит в пользу юаня, — огромный профицит внешней торговли Китая, а значит, его возможность осуществлять серьёзные инвестиции. Но в Индии вряд ли дадут таким инвестициям зелёную улицу.

Минусом юаня является и то, что его курс определяется Банком Китая, а не формируется в результате прозрачной рыночной процедуры. С формальной точки зрения юань уязвим для критики даже сильнее, чем рубль в нынешней ситуации. США давно критикуют власти КНР за искусственное манипулирование курсом своей национальной валюты. У США в этом свой интерес. Но и для других торговых партнёров Китая (и шире — участников экономического сотрудничества в рамках БРИКС, если бы юань стал основой межгосударственных расчётов в рамках этого блока) риск изменения курса юаня из-за политического решения представляется источником совершенно излишнего риска.

Кому больше нужны платежи не в долларах

Пока для Китая и для Индии (не говоря уже о Южной Африке или Бразилии) основные торговые партнёры находятся за пределами БРИКС, их желание уйти от использования долларов будет оставаться умеренным.

В этом смысле положение России заставляет её быть лидером в постановке этого вопроса в повестку дня. В условиях всё более ужесточающихся санкций вопрос поиска альтернативных каналов поставки необходимого импорта приобретает для России особое значение. А США пытаются перекрыть эти каналы, воздействуя на потенциальных торговых партнёров России угрозами вторичных санкций.

Опыт Ирана в преодолении такого рода санкций показывает, что американцам удаётся вычислить по финансовому следу даже самые запутанные схемы и наказать фирму-поставщика продукции или услуги.

Показателен пример сингапурской компании CSE TransTel Pte Ltd, которая в 2010–2012 гг. выполняла заказы на поставку и установку телекоммуникационного оборудования для газового месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе, электростанции «Южный Парс» в Ассалуйе и нефтяного месторождения «Решадат» в Персидском заливе (эксплуатируется Иранской морской нефтяной компанией). Это было в период действия санкций против Ирана. И хотя TransTel использовала запутанную систему транзакций, OFAC (Управление по контролю за иностранными активами — Office of Foreign Assets Control — структура Минфина США, выполняющая функции финансовой разведки) в 2017 г. установила, что сингапурская компания с 4 июня 2012 г. по 27 марта 2013 г. осуществила 104 перевода денежных средств на общую сумму 11 111 812 долл. со своего счёта в банке, деноминированного в долларах США.

OFAC наложила на TransTel штраф в размере 38 181 161 долл., но затем в результате мирового соглашения сумма была снижена до 12 027 066 долл. Компания была вынуждена отдать не только свою прибыль, но и заплатить штраф, превышающий весь объём выручки.

А самый большой штраф за нарушение антииранских санкций заплатил в 2014 г. французский банк BNP Paribas. OFAC наложила на банк штраф был в размере 8,9 млрд долл., а платёж по досудебному соглашению OFAC с BNP Paribas составил 963 млн долл.

Именно угроза вторичных санкций и является основным инструментом США, с помощью которого они пытаются заставить работать ограничения. Государства, уже находящиеся под санкциями, могут вести между собой взаиморасчёты в национальных валютах. Но страны, пока не отлучённые от долларовой системы, опасаются попасть под раздачу и осторожничают в сотрудничестве с подсанкционными странами.

Появление новой межгосударственной валюты стран БРИКС в совокупности с независимой от США и Запада межбанковской системой передачи финансовых сообщений (СПФС) поможет сделать обход санкций гораздо менее отслеживаемым.
___

Если позиция РФ в вопросе создания независимого от США платёжного контура в БРИКС найдёт понимание, то новая валюта должна стать именно общей, базирующейся на пуле валют стран, участвующих в её создании. К тому, чтобы БРИКСовский аналог SWIFT работал на основе российской СПФС, тоже нет явных препятствий. Главное — уверенность стран-участниц этой системы в том, что данные из неё не утекут финансовой разведке США. Кроме того, важно, чтобы решение о введении новой валюты и новой системы передачи межбанковской информации было общим. Тогда у США не останется возможности ввести санкции против банков, использующих уже не российскую, а общеБРИКСовскую СПФС.
Естественно, процесс подготовки к установлению новой валюты будет максимально непубличным, чтобы у США не было возможности влиять на страны — участницы БРИКС по отдельности.

Коротко о главном

Еженедельная рассылка с лучшими материалами «Открытого журнала»

Подписаться

Экономический обозреватель
Откройте счёт прямо сейчас

Без минимальной суммы, платы за обслуживание и скрытых комиссий

Открыть счёт
Больше интересных материалов