Может ли Россия повторить сценарий советской индустриализации

Экономическая подоплёка глобального противостояния Америки и Европы и подготовка ко Второй мировой войне

Объявление Западом санкций после начала российской спецоперации на Украине поставило вопрос о необходимости организации в России импортозамещения по огромному количеству потребительских товаров, а также по поиску источников оборудования и изделий, используемых в производстве.

Одни утверждают, что если Советская Россия после тяжелейшей Гражданской войны, уничтожившей три четверти российской промышленности, сумела провести индустриализацию, которая позволила с успехом противостоять военной машине Гитлера, опиравшейся на экономический потенциал покорённой им Европы, то в нынешних условиях это тем более возможно. К тому же Россия за последние 20 лет смогла существенно модернизировать свою промышленность, сельское хозяйство и банковскую систему.

Другие указывают на то, что в сегодняшней России нет многочисленного крестьянства, которое можно было бы «ограбить», а после этого устроить на рабочие места «на стройках социализма».

Кроме того, советская индустриализация шла при масштабной технической помощи (очень небескорыстной) со стороны американских компаний.

Аргументы сторон можно множить до бесконечности, но кроме внутриэкономических и внутриполитических обстоятельств имеет смысл проанализировать внешнеэкономический и внешнеполитический контекст, в котором советская индустриализация проводилась. Причём внешнеполитический контекст не в рамках привычного клише противостояния молодого советского государства империалистическому окружению или другого расхожего штампа о недостаточно последовательной борьбе европейских демократий с нарождавшейся угрозой германского нацизма. На самом деле и СССР, и возрождавшаяся Германия должны были стать таранами, сокрушающими Pax Britannica в интересах США.

Версаль — неокончательное подведение итогов Первой мировой

Окончание Первой мировой войны подвело черту под противостоянием первой державы мира, Великобритании, и Германии, её молодого соперника, бросившего ей вызов на море и начавшего обгонять бывшую «мастерскую мира» по промышленному потенциалу. Великобритании удалось столкнуть Германию со своим давним соперником — Россией (хотя формально Россия была союзником Британии по Антанте), и война привела к крушению обеих империй (Германской и Российской), а заодно ещё и Австро-Венгерской и Турецкой (Османской). О том, что борьба с Россией оставалась одной из целей Великобритании, свидетельствует высказывание британского премьер-министра Герберта Асквита после поступления в Лондон известий о Февральской революции: «Основная цель этой войны достигнута!».

В Версале Великобритания стремилась закрепить свой статус ведущей торговой державы мира. Франция хотела возместить за счёт Германии ущерб, нанесённый войной, добиваясь максимально возможных репараций от побеждённых. Ещё одной целью Парижа было стремление навсегда ликвидировать возможности Германии создавать угрозы для Франции на европейском континенте.

Третья держава-победительница, США, ставшая за время Первой мировой войны всеобщим кредитором и первой промышленной державой мира, желала конвертировать свой экономический потенциал в геополитические результаты. Америке нужны были новые рынки. Но ни Британия, ни Франция не собиралась её туда допускать. В результате Лига Наций в том урезанном виде, в каком её удалось сформировать, не отвечала интересам США, и американский сенат не ратифицировал Версальский договор, а США так и не стали членом Лиги Наций.

Рапалльский договор и несостоявшееся признание США советской республики

Подрыв сложившейся системы мирового доминирования Британии (с Францией в качестве младшего партнёра) США начали с попыток «зайти» на казавшийся тогда ничейным рынок только что пережившей Гражданскую войну России и попыток взять под свой контроль экономику потерпевшей поражение Германии.

Первый раунд закончился в пользу США. В апреле 1922 г. Великобритания организовала созыв Генуэзской конференции (без участия США), на которой собиралась решить в свою пользу ряд вопросов, а главное, заложить основу для восстановления довоенного международного золотого стандарта. Попутно Великобритания пригласила в Геную представителей советского правительства, собираясь в обмен на дипломатическое признание добиться для англо-голландской нефтяной компании Royal Dutch Shell концессий по восстановлению нефтяных месторождений в Баку.

Соглашение в Рапалло между Веймарской Германией и Советской Россией стало для англичан шоком. Договор предусматривал немедленное восстановление в полном объёме дипломатических отношений между РСФСР и Германией. Германия признавала национализацию германской государственной и частной собственности в РСФСР «при условии, что правительство РСФСР не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств». Обе стороны признали принцип наибольшего благоприятствования в качестве основы их правовых и экономических отношений и обязывались содействовать развитию торгово-экономических связей.

Создав для Германии потенциальный рынок на востоке, США озаботились созданием эффективной схемы проникновения в Германию американского капитала и подчинения ему германской промышленности.

В отношении РСФСР у США тоже были вполне определённые планы. В начале 1920-х гг. Гарри Синклер (глава нефтяной компании Sinclair Oil Corporation, связанной со Standard Oil и Chase National Bank Рокфеллера) встречался в Лондоне с советским представителем Леонидом Красиным и договорился о поездке в Москву вместе с американским сенатором Альбертом Фоллом и Арчибальдом Рузвельтом. Было заключено соглашение о предоставлении концессии на разработку богатейшего месторождения в Баку и нефтяных месторождений острова Сахалин, а также об учреждении совместно с советским правительством компании с равными долями участия для продажи нефти за границей.

Группа Синклера согласилась вложить в проект не менее 115 млн долл. и получить в Соединённых Штатах крупный кредит для советского правительства. Для предоставления кредита требовалось дипломатическое признание России со стороны США, нарушавшее международную изоляцию Советского Союза. Синклер согласился на это, и американского президента Уоррена Гардинга убедили признать советское правительство. То есть США готовы были признать РСФСР ещё в 1922 г. Но Великобритания постаралась не допустить этого.

Внезапно в Вайоминге (по некоторым сведениям, не без тайной поддержки представителей главы Shell Генри Детердинга) разгорелся скандал, равный по своему размаху никсоновскому «Уотергейту»: Синклер, Фолл и даже президент Гардинг были обвинены в предоставлении под разработку выгодных участков на месторождении Типот-Доум в Вайоминге, являвшемся собственностью правительства США.

14 апреля 1922 г. на первой полосе The Wall Street Journal появилась статья о скандале с Типот-Доум и участии в этом деле Гарри Синклера. Не прошло и года, как Уоррен Гардинг умер, и смерть его сопровождалась странными обстоятельствами. Администрация следующего президента Калвина Кулиджа отказалась от Синклера и бакинского проекта, а заодно и от планов признания России. Были все основания подозревать, что блокирование американского предложения, которое позволяло США играть доминирующую роль в разработке российских нефтяных месторождений, было делом ловких рук британской разведки. Но подорвать начинающееся сотрудничество американских компаний с РСФСР (а позднее — СССР) Британии не удалось.

Иностранный вклад в советскую индустриализацию

Начало индустриализации в СССР обычно связывают с XIV партконференцией ВКП(б) в апреле 1925 г. и определением курса на построение социалистического хозяйства. Однако шаги по развитию государственной промышленности в СССР стали предприниматься практически сразу после окончания Гражданской войны.

В 1924 г. в США была создана компания Amtorg Trading Corporation, которая имела отделения в Нью-Йорке, Москве и ряде городов СССР и США. Формально независимая, чтобы получить легальный статус в Америке, она являлась советским торговым посредником и подчинялась наркоматам внешней торговли и иностранных дел. Сделки и контракты с американскими фирмами и специалистами и оплата их услуг проводились через «Амторг».

В сентябре 1927 г. в Политбюро ЦК ВКП(б) была создана постоянная комиссия по техническим и научным связям с США. Американская помощь привлекалась для строительства гидроэлектростанций, развития нефтяной, горнодобывающей, угольной, химической, металлургической, электротехнической промышленности, но прежде всего для массового производства автомобилей, тракторов, авиационных двигателей и другой стандартизованной продукции. Днепровская ГЭС была построена по советскому проекту (переработанному дореволюционному проекту КЭС), но с участием в качестве консультантов американской компании Cooper Engineering и немецкой фирмы Siemens.

В 1928 г. был приглашён в СССР для участия в индустриализации американский промышленный архитектор Альберт Кан, которого называли в Америке архитектором Детройта. В его архитектурном бюро в Москве работали 25 инженеров, которые в течение двух лет подготовили более 4000 специалистов. Между 1929 и 1932 гг. архитектурное бюро Кана спроектировало и организовало строительство 521 объекта (тракторные/танковые, автомобильные, станкостроительные, литейные, подшипниковый и алюминиевый заводы). Также на других заводах проектировались и строились прокатные станы, кузнечные и механические цехи.

Архитектурное бюро Кана не могло курировать специальные технические вопросы технологического оснащения строящихся предприятий и заниматься налаживанием производства. Обычно для этого заключалось соглашение с американскими компаниями с необходимой специализацией. Так, техническое руководство строительством Горьковского автомобильного завода осуществляла американская компания Austin, а помощь в организации и налаживании массового производства автомобилей — Ford Motor Company, соглашение с которой было заключено 31 мая 1929 г. (за несколько месяцев до Чёрного вторника 29 октября 1929 г., положившего начало Великой депрессии).

Начало мирового экономического кризиса добавило стимулов для американских участников советской индустриализации, но снизило возможности СССР оплачивать иностранные поставки и техническую помощь.

Великая депрессия и обострение англо-американских противоречий

Резкое падение цен на акции, начавшееся осенью 1929 г., не было, по всей видимости, причиной депрессии, но это удобная точка отсчёта для историков. За первые три года (1929–1932) промышленное производство в США упало на 46%, в Германии — на 41%, во Франции — на 24%, а в Великобритании — на 23%. Безработица в США выросла почти в шесть раз, во Франции и Германии — более чем в три раза, в Великобритании — более чем в два раза.

Встал вопрос, кто и за счёт кого будет выходить из этого кризиса. В Британии вопрос решили, приняв в 1931 г. закон об импортных пошлинах, фактически закрывший Британскую империю (а вместе с колониями и доминионами это была четверть мировой экономики) для американских товаров.

Законопроект прошёл в Палату общин 454 голосами против 78, против него выступили Лейбористская партия и 32 либерала. Он вступил в силу 1 марта 1932 г. Затем в рамках Оттавских соглашений 1932 г. (British Empire Economic Conference) Великобритания на основе этого закона фактически создала закрытый торговый блок — так называемую Имперскую систему преференций, изолировав Британскую империю от торговли c другими странами.

Это превратило экономический кризис, который продолжался в США уже два с половиной года, в ту самую Великую депрессию, разделившую американскую экономическую историю на до и после. Зато экономика Великобритании стала одной из самых быстрорастущих в мире.

А экономике США, для которой рынок сократился, пришлось при помощи плана Рузвельта долго и тяжело выкарабкиваться из Великой депрессии. Отдушиной стали экспортные поставки в Германию и СССР. Гитлеровский рейх взял курс на ускоренную подготовку к войне. И сталинский СССР продолжил свою индустриализацию, чтобы тоже быть готовым к военному столкновению с империалистическими державами. При этом США поставляли в эти страны отнюдь не вооружения: поставлялись станки и целые технологические линии, что позволяло «держать в тонусе» американское станкостроение в самый тяжёлый период кризиса, когда внутренних заказов практически не было. И когда началась Вторая мировая, это позволило США стать арсеналом антигитлеровской (и антияпонской) коалиций и снова занять позицию всемирного кредитора.

С началом войны, в которую оказалась вовлечена Британия, Черчиллю пришлось пойти на поклон к Рузвельту, и в конце концов Великобритания из хозяйки половины мира превратилась в американского сателлита.

* * *

Ситуация, в которой сейчас находится Россия, кардинально отличается от ситуации 1920-х гг. Внутренние ресурсы страны сегодня значительно больше. Но и включённость России в мировую экономику и зависимость от внешних связей тоже гораздо выше. А есть ли серьёзные внешние экономические силы, готовые помогать наращиванию нашего потенциала? Ответ на этот вопрос должен стать предметом отдельного разговора.

Коротко о главном

Еженедельная рассылка с лучшими материалами «Открытого журнала»

Подписаться

Экономический обозреватель
Откройте счёт прямо сейчас

Без минимальной суммы, платы за обслуживание и скрытых комиссий

Открыть счёт
Больше интересных материалов