Как ЕС не платить за зелёный переход и отказ от российского газа

Европейские страны выходят из договора, который давал гарантии иностранным инвесторам в энергетическую инфраструктуру постсоветских государств

Европейские страны одна за другой объявляют о выходе из договора к Европейской энергетической хартии, заключённого в 1994 г. в целях защиты инвестиций (в первую очередь европейских стран) в энергетические системы постсоветских государств. Но формально речь идёт о защите любых инвестиций в проекты по добыче энергетических ресурсов (угля, нефти, газа), а также инфраструктуре для их транспортировки и хранения.

Газпром

-42,92%

Россия подписала этот договор в 1994 г., но не ратифицировала. Затем страны ЕС запретили «Газпрому» (GAZP) развивать собственные распределительные сети в Европе. Одновременно от РФ требовали разделить российский концерн на добывающее и газотранспортное предприятия, причём газотранспортное должно было предоставлять доступ к транспортной инфраструктуре всем желающим. В 2009 г. из-за невозможности достичь компромисса с Евросоюзом Россия вышла из договора.

Однако договор продолжал действовать, и даже выход Италии из него в 2016 г. ничего не изменил. Являясь одной из стран Евросоюза, Италия подчиняется европейским нормам, что позволяло ей заниматься регулировкой части вопросов, для решения которых создавался договор к Энергетической хартии.

Более того, в последнее время обсуждалось присоединение к договору ещё около 40 стран. Однако сейчас, в преддверии очередного саммита участников договора, который должен пройти в Монголии 22 ноября, европейские страны начали заявлять о своём выходе из него.

Какие страны и почему решили выйти из договора к Энергетической хартии

Такое решение уже приняли Нидерланды, Испания и Польша, также к ним может присоединиться Бельгия. На прошлой неделе о подобном намерении заявила Франция. Около 30 ассоциаций направили в её правительство письмо с просьбой о выходе из договора о Европейской энергетической хартии, которая, по их словам, «тормозит экологический переход».

Как объяснил президент Франции Эммануэль Макрон, это решение позволит стране достичь краткосрочных целей, включая снижение цен на электроэнергию. В то же время такая политика соответствует целям страны по защите климата и реиндустриализации.

В рамках зелёной повестки власти Франции, Испании и Португалии уже решили отложить проект строительства газопровода Midcat. Вместо этого Франция и Испания создадут коридор зелёной энергии между странами. Пока остаётся неясным, как быстро страны реализуют своё решение выйти из договора. Дело в том, что на саммите 22 ноября в него планировалось внести серьёзные изменения.

Этот договор был придуман совсем в другой период нашей истории, — сказал министр климата и энергетики Нидерландов Роб Джеттен. — Нам действительно нужны различные виды международных соглашений по инвестиционной и климатической политике.

Проблема в том, что в договоре прописано, что «инвестору любой Договаривающейся Стороны, который несёт ущерб в отношении любой Инвестиции на Территории другой Договаривающейся Стороны, предоставляется реституция или возмещение, которые в обоих случаях должны быть быстрыми, достаточными и эффективными».

Но европейские зелёные считают, что «этот международный договор чаще всего используется энергетическими компаниями для подачи исков против правительств, когда политика бьёт по прибыли, которую они получают от продажи загрязняющего окружающую среду топлива». Под их давлением власти Франции, Испании и Нидерландов, оправдывая медлительность в выполнении своих экологических обязательств, заявляют, что «карательная юридическая защита проектов, связанных с ископаемым топливом, является проклятием для их усилий по борьбе с изменением климата».

Сейчас, когда ЕС форсирует переход на возобновляемую энергетику, сохранение этих гарантий является серьёзным препятствием. Договор к Энергетической хартии позволяет энергетическим компаниям предъявлять иски к государствам в международных арбитражных судах, требуя компенсаций на миллиарды евро, если решения власти влияют на рентабельность их инвестиций. Но зелёный переход требует от европейских правительств именно таких решений.

Какие объекты и на какую сумму попадают под действие договора

На середину 2021 г. стоимость инфраструктуры для добычи ископаемых видов топлива в ЕС, Великобритании и Швейцарии, защищённой договором к Энергетической хартии, оценивалась в 344,6 млрд евро. Из них на долю газопроводов приходилось 42,9%, или 148 млрд евро.

Стоимость газопроводов, млрд евро

Рис. 1. Стоимость газопроводной инфраструктуры, на которую распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu
Рис. 1. Стоимость газопроводной инфраструктуры, на которую распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu

Инфраструктура месторождений, которая находится под гарантиями этого договора, составляет 36,6% от общей суммы и оценивается в 126,2 млрд евро.

Стоимость инфраструктуры месторождений, млрд евро

Рис. 2. Стоимость инфраструктуры месторождений, на которую распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu
Рис. 2. Стоимость инфраструктуры месторождений, на которую распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu

Инвестиции в газовые электростанции, на которые распространяется действие договора, составляют 9,7% общей суммы, или 33,5 млрд евро.

Инвестиции в газовые электростанции, млрд евро

Рис. 3. Инвестиции в газовые электростанции, на которые распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu
Рис. 3. Инвестиции в газовые электростанции, на которые распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu

Инвестиции в угольные электростанции составляют 6% от общей суммы и оцениваются в 20,7 млрд евро.

Инвестиции в угольные электростанции, млрд евро

Рис. 4. Инвестиции в угольные электростанции, на которые распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu
Рис. 4. Инвестиции в угольные электростанции, на которые распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu

Стоимость СПГ-терминалов, относящихся к энергетической инфраструктуре, составляет 4,7% от общей суммы и равна приблизительно 16,3 млрд евро.

Стоимость СПГ-терминалов, млрд евро

Рис. 5. Стоимость инфраструктуры для приёма СПГ, на которую распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu
Рис. 5. Стоимость инфраструктуры для приёма СПГ, на которую распространяются гарантии договора. Источник: investigate-europe.eu

Приведённые цифры не являются оценкой всей энергетической инфраструктуры европейских стран. Эти расчёты включают в себя только те объекты, в капитале которых присутствуют иностранные инвесторы (поскольку договор был направлен именно на защиту иностранных инвестиций).

Не только ускорить переход к зелёной энергетике, но и отказаться от прошлых обязательств. Чем ЕС выгоден отказ от договора

Обостряет проблему то обстоятельство, что договор к Энергетической хартии не содержит чётких положений о расчёте убытков. Он позволяет компаниям требовать компенсации от государства в частном арбитражном суде, если решения того или иного правительства влияют на рентабельность их инвестиций, даже если эта политика благоприятна для климата. Причём сумма компенсации может определяться не только сделанными инвестициями, но и текущей стоимостью компании или прибылью, которую можно было ожидать в будущем, если бы не изменилось законодательство.

Дамоклов меч договора к Европейской энергетической хартии висит также над европейской программой декарбонизации. В этом году две немецкие компании подали в суд на Нидерланды из-за поэтапного отказа от угля. И количество таких исков по мере перехода на возобновляемые источники энергии может только возрасти. Кроме того, договор сдерживает продвижение зелёной повестки, создавая так называемый эффект регулятивного холода, когда страны откладывают изменение своих законов из-за того, что энергетические компании могут подать на них в суд. Но даже если государства-участники решат выйти из договора, им всё равно могут предъявить иск в течение 20 лет после выхода.

Сейчас, когда цены на энергию взлетели до небывалых высот, инвестиции в зелёную энергетику становятся рентабельными, а цели по отказу от ископаемого топлива — более достижимыми. Но для того, чтобы использовать благоприятный момент, надо отказаться от прошлых обязательств.

Есть ещё одно обстоятельство, которое требует незамедлительного выхода из договора. Европейские страны заморозили активы российских энергетических компаний или взяли под своё управление, однако для их конфискации нет правовой базы. Проблема состоит также в том, что в российские газопроводы и подземные газовые хранилища инвестировали также европейские партнёры «Газпрома». И они вправе требовать компенсаций в соответствии с положениями этого договора.

Договор «предоставляет инвестору любой Договаривающейся Стороны, который несёт ущерб в отношении любой Инвестиции на Территории другой Договаривающейся Стороны в результате войны или другого вооружённого конфликта, реквизиции его Инвестиции или её части вооружёнными силами или властями упомянутой последней Договаривающейся Стороны предоставляется реституция или возмещение, которые должны быть быстрыми, достаточными и эффективными».

Когда же этого договора не будет, то появится возможность если не полностью избежать компенсаций европейским (а также американским, канадским и так далее) инвесторам, то хотя бы сильно ограничить их и затянуть выплату.

Коротко о главном

Еженедельная рассылка с лучшими материалами «Открытого журнала»

Подписаться

Экономический обозреватель
Откройте счёт прямо сейчас

Без минимальной суммы, платы за обслуживание и скрытых комиссий

Открыть счёт
Больше интересных материалов