Как долго продлится укрепление рубля

Причины укрепления валютного курса, проблемы дорожающего рубля и задачи, которые стоят перед российской экономикой

На каком уровне может закончиться укрепление российского рубля, преодолевшего знаковую планку 60 руб. за доллар? В силу каких причин рубль укрепляется, несмотря на санкции, наложенные на Россию?

Торговый профицит всему голова

Отвечая на этот вопрос, большинство экспертов останавливаются на введённом Центробанком правиле обязательной продажи экспортёрами 80% валютной выручки и отмене валютного правила, по которому раньше при высоких ценах на углеводороды «избыточные доходы» от их экспорта зачислялись в Фонд национального благосостояния.

Теперь этого ограничения нет, как и стерилизации избыточных нефтяных доходов, из-за чего давление поступающей на внутренний валютный рынок экспортной выручки в условиях отсутствия противодействия со стороны Центробанка приводит к постепенному снижению курса доллара. Дополнительное давление на доллар оказывает резко выросший профицит внешней торговли.

Причина роста профицита не только в увеличении нефтегазовых доходов. Из-за введённых санкций прекратили свою деятельность в России множество западных компаний, ранее ввозивших много необходимого для своей деятельности. Прекратились поставки в Россию различных предметов роскоши и статусного потребления (от сумочек Louis Vuitton до автомобилей Lexus, Porsche, Jaguar Land Rover, Lamborghini, Bentley). Да и спрос на них несколько сократился: некоторые из их постоянных покупателей предпочли временно или насовсем выехать за границу. Многие получатели доходов от бизнеса с зарубежными партнёрами или от работы на зарубежные компании и организации лишились этих доходов полностью или частично. Всё это привело к снижению демонстративного потребления, что тоже сократило импорт ряда товаров.

Также наблюдается сокращение поставок в Россию комплектующих и компонентов для самых разнообразных производств. Поиски альтернативных поставщиков займут какое-то время, по истечении которого импорт вырастет на соответствующую величину. Там, где удастся произвести импортозамещение, часть образовавшегося профицита будет потрачена на закупку оборудования. Но это будет не быстрый процесс.

Так как статистика внешней торговли России временно стала закрытой, об изменениях импорта эксперты вынуждены судить на основе данных о платёжном балансе от Банка России. Профицит текущего счёта платёжного баланса РФ, по предварительной оценке ЦБ, составил в январе — апреле 95,8 млрд долл., увеличившись в 3,5 раза по отношению к тому же периоду прошлого года. Часть увеличения надо отнести на счёт роста цен на углеводороды, удобрения и другие статьи российского экспорта. А часть — на уменьшение импорта. Понятно, что цифры получаются приблизительные. Но оценка падения импорта на 60–70%, озвученная некоторыми экспертами, представляется явно завышенной.

Логика борьбы с инфляцией

Некоторые эксперты считают, что логика действий Центробанка продиктована стремлением продолжить политику борьбы с инфляцией только теми инструментами, которые могут оказаться работоспособными в новых условиях.

Краткосрочное укрепление рубля даёт возможность достичь двух целей: стимулировать импорт и снизить инфляционное давление. Крепкий рубль помогает не допустить избыточной инфляции, которая сильнее всего отражается на наименее социально защищённых категориях населения. Сейчас это становится особенно актуально из-за ускоряющейся инфляции в США и Евросоюзе. Импорт, дорожающий в долларах, благодаря укреплению рубля не дорожает у нас внутри страны или дорожает медленнее.

Кроме того, российский бизнес, который долгое время был вынужден работать в условиях повышенной инфляции и слабеющего рубля, привык оценивать результаты своей деятельности в долларах, даже если компания работала исключительно на внутреннем рынке.

Кратковременный скачок доллара до 120 руб. моментально отразился на ценниках во многих продовольственных магазинах. Подорожали продукты, явно закупленные ещё при старом валютном курсе. Более того, выросли в цене даже те продукты, которые были произведены внутри страны. Нынешнее укрепление рубля вернуло на прежние уровни далеко не все цены.

У этого могут быть объективные причины в виде подорожавшей логистики и субъективные (особенно актуальные для малого бизнеса) — курс продажи наличной валюты в банках превышает курс ЦБ на 10–18 руб. То есть при курсе 58,88 руб. за доллар наличную американскую валюту в Москве можно было купить по 68,01–75,49 руб. за доллар. Зарабатывающий в рублях предприниматель уже привык пересчитывать свои доходы в доллары, и чаще всего он делает это по курсу продажи наличной валюты.

Существует ли предел укрепления рубля в этой логике? У внутренней инфляции есть и другие составляющие кроме стоимости импортных товаров. Это и рост внутренних затрат, и удорожание логистики. Наконец, сама по себе покупка за рубли огромного количества валюты приводит к росту денежной массы, что при определённых условиях тоже может начать оказывать инфляционное давление уже на все цены.

Сбалансированность бюджета

Последние годы политику ЦБ РФ, который не препятствовал постепенному ослаблению рубля, объясняли тем, что крепкий рубль был невыгоден для бюджета. Ослабление рубля давало бюджету сверхплановые доходы, которыми можно было компенсировать недобор плановых налогов из-за снижения экономической конъюнктуры. Сверхплановые доходы можно было также направлять на оперативное решение внезапно возникающих проблем и другие действия, не предусмотренные при формировании бюджета.

Кроме того, крепкий рубль был невыгоден экспортёрам, которые несли затраты преимущественно в рублях, а выручку получали в долларах или евро. Ослабление рубля оборачивалось для них ростом доходов (и увеличением уплачиваемых ими налогов). А укрепление рубля снижало их прибыль. Важным дополнительным обстоятельством являлось усиления конкуренции на внутреннем рынке со стороны иностранных производителей в случае укрепления рубля, при одновременном уменьшении возможностей ценовой конкуренции для наших экспортёров.

Сейчас почти весь российский экспорт в страны Запада (кроме энергетического) приостановлен. Но экспорт в страны третьего мира (даже при расчётах в национальных валютах) до сих пор опирается на долларовое ценообразование. Поэтому политика укрепления рубля относительно доллара имеет свои пределы. Во всяком случае, пока не будет создан механизм внутренних инвестиций, который сможет генерировать внутренний рост российской экономики в масштабах, перекрывающих потери от укрепления рубля.

Пока же высокие цены на нефть приводят к тому, что рублёвая стоимость барреля Urals, даже с учётом огромных дисконтов к сорту Brent, которые Россия вынуждена делать покупателям своей нефти, составляет около 5 тыс. руб. А в бюджет текущего года была заложена цена 3200 руб., поэтому 1800 руб. с каждого проданного барреля — это сверхдоходы, которые теперь не кладутся в резервы (как было раньше по отменённому бюджетному правилу), а поступают непосредственно в бюджет. Поступления от продажи газа в этом году, по прогнозам, превысят прошлогодние примерно в два раза, несмотря на некоторое снижение объёмов.

В результате в марте текущего года поступления налогов в бюджетную систему России выросли в годовом сравнении на 34,5%, достигнув рекордного уровня в 4,1 трлн руб. (данные за апрель ещё доступны не полностью). А профицит бюджета России, по предварительным оценкам, достиг к маю 1,1 трлн руб. Однако этот профицит бюджета может и уменьшиться. К этому может привести любая из двух причин: падение цен на углеводороды или дальнейшее значительное укрепление рубля.

Прекращение оттока капитала

Одной из важных причин укрепления рубля, о которой мало говорят, является резкое прекращение оттока капитала из России. Его причиной стали, с одной стороны, меры, введённые Банком России, а с другой — непосредственно западные санкции против российских банков и российских олигархов (а заодно и против других российских предпринимателей).

Отток капитала раньше был одной из существенных причин перманентного ослабления рубля. Этот отток (в его «белой части») вызывался как стремлением крупных российских компаний выйти на зарубежные рынки и закрепиться на них, так и стремлением множества индивидуальных инвесторов найти прибыльные финансовые инструменты, которые в изобилии представлены именно на зарубежных фондовых площадках и финансовых рынках.

«Серые» схемы вывоза капитала, преимущественно в офшорные юрисдикции, были призваны уменьшить объём налогов, уплачиваемых компаниями в российский бюджет.

Отток капитала часто вызывался колебаниями мировой конъюнктуры, что приводило к изменениям приоритетов иностранных инвесторов, вследствие чего они начинали выводить из России бо́льшую или меньшую часть ранее инвестированных средств.

Расширение применения такого способа для периодической откачки капитала с развивающихся рынков в пользу глобальных инвестиционных структур и было содержанием процесса глобализации в последние десятилетия.

Объёмы средств, которые перестали уходить по этим схемам, сопоставимы с размером увеличения торгового профицита.

Экономику какого размера будем монетизировать?

Есть ещё одно важное обстоятельство, которое до сих пор не особо было принято учитывать в рассуждениях о курсовой и монетарной политике ЦБ, — уровень монетизации российской экономики. По оценкам некоторых экспертов, на начало года он составлял около 40%. При этом уровень монетизации ведущих рыночных экономик достигает 100–120%.

Во многом это являлось следствием того, что рубль не был в полной мере источником внутренних инвестиций. Для реального сектора ключевая ставка ЦБ даже в лучшие времена делала инвестиционные кредиты запредельно дорогими. Источником инвестиций служили либо иностранные инвесторы, либо государство (в виде бюджетных расходов или инвестиций через внебюджетные фонды или инвестиции госкорпораций), либо же успешные экспортёры, имеющие избыточную выручку, но не имеющие возможность увеличить свою рыночную нишу за рубежом.

Сейчас иностранные инвесторы даже из дружественно настроенных к России стран предпочитают держать паузу. Объёмы госинвестиций растут, но не могут покрыть всех потребностей по импортозамещению. Тем более что государству приходится нести расходы на продолжение военных действий, выплаты разного рода компенсаций (как военнослужащим и их семьям, так и социально незащищённым категориям российских граждан, а также жителям освобождённых от нынешнего киевского режима территорий).

Восстановление освобождённых городов потребует огромных расходов, хотя и обеспечит заказами строительный сектор, который последние годы страдал от насыщения российского рынка жилья и снижения спроса на недвижимость. Вопрос в том, насколько все эти расходы поднимут монетизацию российской экономики с учётом её расширения за пределы границ РФ.

Увеличение доли продаж за рубли основных товаров российского экспорта тоже будет означать рост объёма экономики, которая обслуживается существующей рублёвой массой.

Однако непонятно, будет ли повышение монетизации происходить стихийно или будут созданы условия, чтобы дополнительная рублёвая масса могла использоваться российскими инвесторами в инвестиционных целях как внутри страны, так и для закрепления в некоей зоне экономического влияния России? Как о программе максимум можно говорить о создании в будущем режима благоприятствования российским инвестициям в странах ШОС, БРИКС, арабских странах Персидского залива, государствах Африки и так далее. Но для этого должна поменяться не только политика ЦБ. Российские компании и банки также должны быть готовы к такой экспансии.