Грядёт глобальное изменение экономического климата

Грядёт глобальное изменение экономического климата

Пути адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу
Экономический обозреватель

Тема глобального потепления прочно вошла в нашу политическую повестку, поэтому самое время задуматься, что это будет означать в практическом плане для тех или иных экономических субъектов.

Назначение Анатолия Чубайса в декабре 2020 г. «спецпредставителем президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития» говорит о том, что именно ему поручено заниматься непростыми вопросами согласования новых правил участия России в международном разделении труда.

В начале августа 2021 г. премьер-министр РФ Михаил Мишустин распорядился создать рабочие группы «по адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу» — снижению спроса на традиционное топливо на фоне развития альтернативной энергетики. Куратором групп станет первый вице-премьер Андрей Белоусов.

Зелёная повестка в политике

Трансформация российской экономики в соответствии с требованиями международной зелёной повестки — действительно важное для РФ направление, и это стало понятно после выступления Владимира Путина на климатическом саммите 22 апреля 2021 г. В июне на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) тема зелёной экономики оказалась одной из ведущих. В ходе практически каждой дискуссии или выступления участники затрагивали ESG-повестку. Речь шла не только о необходимости сохранения природы ради будущих поколений, но и об отраслевых тенденциях и даже о конкретных инвестиционных планах некоторых компаний.

В обоснование необходимости повышенного внимания к развитию зелёного направления в экономике глава Счётной палаты РФ Алексей Кудрин сказал, что «пик потребления нефти мы пройдём в этом десятилетии, пик потребления угля в мире мы уже прошли. Нам если и не через десять лет придётся сокращать свои внешние доходы от нефти, то в течение 20 лет это серьёзный вызов».

В конце июня — начале июля на Международном финансовом конгрессе, кроме денежно-кредитной политики, проблем банковской системы, страхования и внедрения цифрового рубля, обсуждали также глобальный переход к зелёной экономике.

Глава «Сбербанка» (SBER) Герман Греф представил следующий прогноз: «Для ограничения глобального потепления потребуются огромные инвестиции. По нашим оценкам, в результате снижения экспорта углеводородных товаров и введения трансграничного углеродного регулирования российский экспорт может потерять более 4 трлн долл. до 2050 г. К этому времени цена на российскую нефть марки Urals в среднем может упасть до 26 долл. за баррель, а цены на природный газ — в два раза... Если придерживаться действующей траектории развития, то стране грозит консервация технологической отсталости и потеря конкурентоспособности».

Аналитики топливно-энергетического сектора опровергли эти прогнозы. Но конкретные цифры будущих потерь (или, наоборот, роста доходов от ископаемых углеводородов) заслуживают отдельной публикации. Пока можно сказать определённо: наверху принято политическое решение (как когда-то со вступлением в ВТО). Евросоюз — основной внешнеторговый партнёр России (по итогам I полугодия 2021 г. — 37,6% экспорта и 32,7% импорта приходится на это направление), поэтому российским экспортёрам придётся соответствовать вводимым на Западе правилам.

Рис. 1. Доля важнейших внешнеторговых партнёров в экспорте и импорте РФ. Источник: данные ФТС за 6 месяцев 2021 г.
Рис. 1. Доля важнейших внешнеторговых партнёров в экспорте и импорте РФ. Источник: данные ФТС за 6 месяцев 2021 г.

Речь может идти об экспортёрах углеводородного сырья (не случайно «Газпром» (GAZP) уже заговорил о перспективах экспорта водорода в Европу), о металлургах (углеродный след которых будут рассчитывать в интересах европейской металлургической отрасли), о производителях минеральных удобрений и так далее.

Чубайс уже призвал российских металлургов вкладываться в собственные зелёные электростанции, чтобы потом, после прохождения сертификации, за их продукцией был признан более низкий углеродный след, чем в среднем для российского импорта. Это означает потенциальный спрос на разработки нескольких стартапов «Роснано».

Электротранспорт для российских городов

Но это не единственные внутриэкономические последствия принятого политического решения. Замена транспорта с ДВС на электротранспорт оздоровит атмосферу мегаполисов. Поэтому ещё до публичного оглашения российской позиции по глобальным вопросам зелёной экономики в крупных городах началось внедрение пассажирского электротранспорта (кроме уже существовавших трамваев, троллейбусов и метро). С сентября 2018 г. на московские маршруты вышли электробусы. Позже они начали появляться и в других городах. Это электробусы производства Ликинского завода «Группы ГАЗ» и расположенного в Башкортостане завода «НЕФАЗ», который принадлежит «КамАЗу». 

Рис. 2. Электробус Ликинского завода «Группы ГАЗ»
Рис. 2. Электробус Ликинского завода «Группы ГАЗ»
Рис. 3. Электробус «КАМАЗ» со станцией быстрой подзарядки
Рис. 3. Электробус «КАМАЗ» со станцией быстрой подзарядки

Конкуренцию им составляют более мелкие производители — завод «ТролЗа» (по основной специализации — производитель троллейбусов) и российская компания «Бакулин Моторс Групп», которая выпускает электробусы под маркой Volgabus и даже поставляет машинокомплекты во Францию для французского производителя автобусов BlueBus.

Рис. 4. Автобус Volgabus
Рис. 4. Автобус Volgabus

Электрификация затрагивает не только пассажирский транспорт. «Группа ГАЗ» предлагает покупателям три модели электромобилей GAZelle e-NN: представительский микроавтобус, маршрутный микроавтобус и грузопассажирский фургон-комби.

Рис. 5. Грузопассажирский фургон, представительский и маршрутный микроавтобусы GAZelle e-NN
Рис. 5. Грузопассажирский фургон, представительский и маршрутный микроавтобусы GAZelle e-NN

На рынке легковых электромобилей Россия пока отстаёт. Но их появление — дело не очень отдалённого будущего.

«КамАЗ» (KMAZ) совместно с Санкт-Петербургским политехническим университетом Петра Великого (СПбПУ) на грант Минобразования создал проект легкового электромобиля «Кама-1».

Рис. 6. Электромобиль «Кама-1» разработки «КамАЗ» и СПбПУ
Рис. 6. Электромобиль «Кама-1» разработки «КамАЗ» и СПбПУ

Сейчас трудно прогнозировать, как быстро новая разработка окажется на конвейере. Руководитель пресс-службы «КамАЗа» Олег Афанасьев поспешил умерить ожидания публики, заявив, что для предприятия «приоритетными являются разработки в области грузового и пассажирского электротранспорта». То, каким успехом «Кама-1» будет пользоваться у покупателей, зависит не только от мастерства инженеров и дизайнеров, но и от того, насколько доступной будет инфраструктура обслуживания и зарядки электромобилей.

Но и этот вопрос не отдали на откуп «невидимой руке рынка». Электросетевая компания «Россети» (RSTI), госкорпорация «Росатом» и автопроизводитель «КамАЗ» договорились о реализации совместного проекта по разработке комплексного решения для российских городов в области электротранспорта, зарядной инфраструктуры и её сервисного обслуживания. Скорость создания такой инфраструктуры станет ключевым фактором в росте спроса на электротранспорт.

С точки зрения инвестора

Пока невозможно предсказать, насколько выпуск электробусов или электромобилей повлияет на котировки акций «КамАЗа» или «ГАЗа». И доля этой продукции в общем объёме выпуска пока не слишком велика. Кроме того, закупки автобусов для городских маршрутов недостаточно «рыночно прозрачны», чтобы можно было делать оправданные прогнозы.

Одно сейчас можно сказать точно: по мере увеличения количества электротранспорта будет создаваться соответствующая инфраструктура. И если массовые зарядные станции будут создаваться консорциумом «Россетей», «Росатома» и «КамАЗа», то зарядные устройства для установки на парковках, в гаражах или на автомойках будут предлагаться со временем разными компаниями. Конкуренция в этом сегменте рынка будет вполне рыночная, и рынок определённо будет расти.

Отдельной темой станет техническое обслуживание и ремонт электромобилей. Экономически значимая потребность в них созреет только вместе с ростом парка такого транспорта.

В какой-то момент, например, наличие станций ночной зарядки электромобилей может стать конкурентным преимуществом на рынке жилья для верхнего среднего класса. Кроме того, учитывая расстояния и холодные зимы, со временем может оказаться востребованным автомобильный аналог переносного зарядного устройства (power bank) для смартфонов и планшетов.

Во всех этих случаях речь может идти не только о российском рынке. Даже сейчас есть примеры работы на рынках ближнего и дальнего зарубежья. Например, российское подразделение концерна Hella разработало систему накопления электроэнергии для премьерного низкопольного МАЗ 303Е10 с электроприводом ZF CeTrax, а из машинокомплектов Volgabus (производства российской компании «Бакулин Моторс Групп») французская компания Bluebus собирает электробусы для французских городов.

__

Интересуют другие статьи на эту тему? Рекомендуем подписаться на нашу рассылку, и все свежие материалы и актуальные предложения «Открытого журнала» будут приходить сразу на вашу электронную почту. Всё, что нужно, – ввести свой email в соответствующую форму внизу страницы. Давайте оставаться на связи друг с другом!

Вам также может понравиться:
Региональные торговые соглашения РФ с другими странами: глобальный тренд или вынужденная мера?
В какие торговые союзы входит Россия и что это значит для нашей страны и всего мира в целом
В ближайшее время ожидается дробление акций FinEx ETF
Эксперт о дроблении акций FinEx ETF: для инвесторов нет разницы в покупке акций до или после сплита
Какие страны и регионы станут богаче в ближайшие пять лет
Прогноз благосостояния на 2020–2025 гг. от Credit Suisse
Что общего у новых мер Центробанка и экономической политики Франклина Рузвельта
Какие ограничения и почему готовит ЦБ РФ на создание банковских экосистем
Экосистемные ограничения ЦБ: против «Сбера» или против его конкурентов?
Каких компаний коснутся новые меры и что они могут повлечь за собой
Что покупали частные инвесторы в I полугодии 2021 года?
Почему вырос спрос на акции ряда высокотехнологичных компаний