Идём ли мы к миру без банков?

Идём ли мы к миру без банков?

Во Франции обеспокоились судьбой банковского сектора в эпоху цифровых валют и онлайн-платежей
Экономический обозреватель

Французские банки отчитались за I полугодие 2021 рекордными показателями прибыли, продемонстрировав рост не только по сравнению с 2020-м, но и по сравнению с 2019 г. Однако во Франции набирает обороты обсуждение проблемы выживания банковской системы в наступающем цифровом будущем.

Основную угрозу традиционному банковскому сектору видят в стремительно растущих финтех-компаниях. Новые участники финансового сектора массово привлекают капитал. По данным специализированного подразделения Boston Consulting Group — FinTech Control Tower, крупнейшие финтех-компании в первой половине 2021 г. привлекли 55 млрд долл., что больше, чем за весь 2020 г. (50 млрд).

Звёзды роста капитализации среди финтех-компаний

Лондонский стартап Revolut по выпуску управляемых со смартфона или компьютера мультивалютных карт для использования в путешествиях был основан в 2015 г. двумя россиянами — Николем Стронским и Владом Яценко. С февраля 2020 г. по июль 2021 г. компания увеличила капитализацию с 4,2 до 33 млрд долл., после подписания в июле 2021 г. соглашения с SoftBank Group и Tiger Global Management об инвестициях в размере 800 млн долл. в обмен на 2,42% акций.

Немецкий мобильный банк N26, который был создан как стартап в 2013 г. Валентином Стальфом и Максимилианом Тайенталем, в рамках очередного раунда по привлечению инвестиций получил от хедж-фонда Third Point, возглавляемого американским инвестором-миллиардером Дэниэлом Лоэбом (Daniel S. Loeb), хедж-фонда Coatue Management, а также американской инвесткомпании Dragoneer 900 млн долл. за 10% доли в капитале. N26 был оценён в 9 млрд долл., что выше, чем рыночная капитализация второго по величине немецкого Commerzbank (7,6 млрд евро, или 8,8 млрд долл.). У N26 сейчас семь миллионов клиентов в Европе и США, и в этом году банк планирует обработать транзакции на сумму 90 млрд. долл. N26 собирается выйти на IPO в ближайшие 12–18 месяцев.

Компания Robinhood Markets Inc. провела в июле 2021 г. IPO, в рамках которого привлекла 2,1 млрд долл. при оценке всей компании в 31,8 млрд долл. Это впечатляющая цифра: ещё в апреле 2017 г. Robinhood смогла привлечь 110 млн долл. при оценке компании в 1,3 млрд долл., в 2018 г. — 363 млн долл. при оценке бизнеса в 5,6 млрд долл., а в 2020 г. — 280 млн долл. при оценке всей компании в 8,3 млрд долл.

Robinhood Markets Inc. была создана в апреле 2013 г. в США сыном болгарских иммигрантов Владимиром Теневым и сыном индийских иммигрантов Байджу Бхаттом как брокерская платформа для того, чтобы «обеспечить доступ к финансовым рынкам всем, а не только богатым».

Читайте об организованной на этой платформе атаке «диванных инвесторов» против играющих на понижение хедж-фондов.

Рис. 1. Котировки акций брокерской интернет-платформы Robinhood Markets Inc. после IPO. Источник: https://www.reuters.com/
Рис. 1. Котировки акций брокерской интернет-платформы Robinhood Markets Inc. после IPO. Источник: https://www.reuters.com/

И хотя акции компании не удержались на пике, которого достигли из-за ажиотажа после размещения, курс стабилизировался на уровне выше 40 долл. (при цене размещения 38 долл.). На успех IPO повлияло то, что в конце июня 2021 г. число действующих аккаунтов на платформе компании составляло около 22,5 млн при общей сумме клиентских активов более 100 млрд долл.

Голландская компания мобильных платежей Adyen, созданная в 2006 г., провела IPO в 2018 г. За последние двенадцать месяцев котировки её акций выросли на 69% (а с начала января — на 45%), в результате чего рыночная капитализация компании достигла 80,77 млрд долл.

Рис. 2. Рост капитализации платёжной системы Adyen. Источник: https://www.reuters.com/
Рис. 2. Рост капитализации платёжной системы Adyen. Источник: https://www.reuters.com/

В 2020 г., во время пандемии коронавируса, компания провела платежи на 303 млрд евро, что на 27% больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. Чистая прибыль в 2020 г. составила 684 млн евро (на 28% больше результатов 2019 г.). Рост финансовых показателей в 2021 г. продолжился столь же впечатляющими темпами.

Американская технологическая компания Stripe, разрабатывающая решения для приёма и обработки электронных платежей и создавшая интернет-платформу для выпуска компаниями кредитных карт Mastercard и Visa, а также систему выдачи в США кредитов малому бизнесу на основе использования искусственного интеллекта, стоит сегодня 95 млрд долл. Оценка стоимости компании произведена на основе последнего привлечения внешнего финансирования 14 марта 2021 г. в размере 600 млн долл. Предыдущее привлечение финансирования (тоже в размере 600 млн долл.) прошло 16 апреля 2020 г. Тогда Stripe была оценена в 36 млрд долл., то есть рост капитализации менее чем за год составил 164%. Компания была основана в Калифорнии в 2009 г. выходцами из Ирландии, братьями Джоном и Патриком Коллисонами.

Крупнейшая дебетовая электронная платёжная система PayPal достигла стоимости 328 млрд долл.

Рис. 3. Рост капитализации платёжной системы PayPal. Источник: reuters.com
Рис. 3. Рост капитализации платёжной системы PayPal. Источник: reuters.com

Платёжная система была создана в 1998 г. американской софтверной компанией Confinity, которую основали Макс Левчин, сын иммигрантов из СССР, и сын немецких иммигрантов Питер Тиль. PayPal позволяет клиентам оплачивать счета и покупки, отправлять и принимать денежные переводы. В становлении империи PayPal принял участие Илон Маск — компания с названием PayPal Inc. была основана в марте 2000 г. в результате слияния Confinity и финансовой компании Маска X.com. В октябре 2002 г. компания PayPal была поглощена корпорацией eBay. С этого момента с помощью PayPal осуществляется более чем 50% сделок аукциона eBay. С 20 июля 2015 г. акции PayPal и eBay продаются на рынке отдельно. В 2015 г. стоимость отделившейся компании PayPal на фондовом рынке оценивалась выше, чем стоимость её прежней материнской компании.

Финтех — угроза классическому банкингу?

«Угрожают ли эти новые компании традиционным банкам?» — задаётся вопросом аналитик парижского издания Le Figaro Бертиль Байяр. В условиях экспансии финтех-компаний важно проводить различие между теми из них, которые взаимодействуют с финансовым сектором, и теми, которые намерены «разрушить» его и выполнять работу банков вместо них.

«Банки существуют с самого начала мира. Появляются новые игроки, но бизнес по распределению денег остаётся», — утверждает Николя Верон из Института Брейгеля (европейский аналитический центр, который специализируется в области международной экономики). «Очень немногие из этих стартапов охватывают или даже стремятся охватить всю цепочку создания стоимости банковского бизнеса, — уточняет свою мысль Верон, — большинство из них позиционируются в отдельных сегментах, угрожая бизнесу скорее фрагментацией, чем серьёзной заменой... Платежи не являются центральным элементом банковского бизнеса».

Можно задаться вопросом: нет ли риска, что эта конкуренция будет постепенно отнимать у банков их клиентов? «Учреждение, которое предоставляет своему клиенту средства платежа, получает от него в два с половиной раза больше доходов, чем то, которое не поддерживает эти отношения», — комментирует этот аспект Жан-Вернер де Т’Серклес, руководитель Центра экспертизы финансов Boston Consulting Group в Париже.

Вопрос в том, кто растёт быстрее и кто у кого переманивает клиентов, приносящих прибыль. С точки зрения роста капитал банковского сектора, как утверждают в Le Figaro, не увеличивается с 2008 г. Не очень понятно, относит Бертиль Байяр это только к французским банкам или к европейскому банковскому сектору в целом. Но в условиях роста инфляции при невысоком экономическом росте проблема сохранения банковского капитала если и не стоит в полной мере сегодня, то неизбежно станет весьма актуальной в ближайшем будущем.

Даже в США, где осуществляется масштабная эмиссия, бо́льшая часть которой идёт через банки, для банковского сектора становится проблемой найти возможность выгодного вложения своих средств.

Чтобы выжить при обостряющейся конкуренции, банки должны измениться изнутри

Мир инвестирования меняется. Теневой банкинг, который охватывает деятельность по управлению активами и другими хедж-фондами, занимает всё более важное место в финансовом мире. Его рост (8,9% в 2019 г. — до 200 трлн долл. в активах, или половина общих финансовых активов) «выше, чем у банковского сектора», как отметил Совет по финансовой стабильности в отчёте в декабре 2020 г.

Financial Stability Board — международная организация, созданная странами Большой индустриальной двадцатки на Лондонском саммите в апреле 2009 г.

«И они сталкиваются с жёсткой конкуренцией со стороны Кремниевой долины, как в виде финансовых технологий, так и в виде BigTech-компаний (Amazon, Apple, Facebook, Google, а теперь и Walmart). По мере того как важность облачного хранения и обработки данных, искусственного интеллекта и цифровых платформ возрастает, эта конкуренция становится ещё более серьёзной. В результате банки играют всё меньшую и меньшую роль в финансовой системе», — утверждает председатель совета директоров и генеральный директор JPMorgan Chase Джейми Даймон в своём письме акционерам.

Как отмечает Жан-Вернер де Т’Серклес, «трансформация возможна изнутри. Доказательство тому, например, бельгийский банк KBC, чьё цифровое предложение с точки зрения клиентского опыта находится на уровне лучших необанков». Но инерция прошлого опыта давит на действующих лиц. Группа Société Générale является хорошим примером этого зарождающегося мира с двумя скоростями, с одной стороны, благодаря её исторической сети, а с другой — её дочерней компании Boursorama, единственному на сегодняшний день успешному проекту онлайн-банкинга во Франции, который перешагнул отметку в три миллиона клиентов с 850 сотрудниками. «На десять миллионов клиентов в среднем в розничных банках работает 11 000 человек», — приводит пример консультант Boston Consulting Group.

Угроза блокчейна и конкуренции центробанков

Введённые национальными регуляторами правила, которые предназначены для обеспечения безопасности вкладов клиентов и регулирования кредитной деятельности, являются дорогостоящими и снижают прибыльность. Работа банкира требует большого количества документов и большого капитала. С этой точки зрения финтех-компании находятся в более выгодном положении и «откусывают» те части рынка, в которых имеют преимущество или которые не подвергаются столь жёсткому регулированию.

Опасной для банков тенденцией становится децентрализация финансовых транзакций. Расширяющаяся вселенная блокчейна теоретически противоположна банковскому делу. С помощью блокчейна и криптовалют деловой мир сможет заново изобрести все контракты, регулирующие финансовые транзакции, от ежедневной оплаты в бистро до срочного финансирования отгрузки зерна, и всё это без какого-либо посредника.

Столкнувшись с многочисленными криптовалютными проектами, готовыми придать форму сценарию денационализации валюты, представленному Фридрихом Хайеком, центральные банки сами боятся потерять смысл своего существования и пытаются не отстать от новейших трендов. 7 сентября Сальвадор стал первой страной, которая приняла биткойн в качестве официальной валюты, Китай тестирует электронный юань, Европейский центральный банк представил проект цифрового евро в середине июля. О возможности введения цифрового рубля говорит и ЦБ РФ.

Эти инициативы вызывают опасение в банковском сообществе. Если центральные банки смогут напрямую кредитовать счета граждан, что останется от функции передачи денежно-кредитной политики, которую выполняют банки? Если цифровая валюта станет альтернативой, которая будет считаться более безопасной, чем банковские депозиты (а какую лучшую гарантию безопасности можно предоставить, чем та, что даётся центральным банком?), — как банки смогут по-прежнему собирать сбережения и выполнять свою историческую роль, распределяя их посредством ссуд, предоставляемых экономике? — задаётся вопросом Бертиль Байяр.

В период стагфляции банковское сообщество уже сталкивалось с опасностью потери доверия вкладчиков, проблемой обесценивания своих активов, неконтролируемым ростом риска кредитования. Но в то время у банков не было такой конкуренции со стороны финтеха, способного легко аккумулировать средства миллионов клиентов, даже не обещая им процентов и не предоставляя страховых гарантий.

__

Интересует конкретная тема, но нужной статьи всё нет и нет? Напишите нам, какие материалы вы хотите видеть в «Открытом журнале», и мы обязательно рассмотрим вашу просьбу. Сделать это можно через форму обратной связи. Также туда можно направлять вопросы, впечатления и пожелания – мы рады любому отклику!

Вам также может понравиться:
Что общего у новых мер Центробанка и экономической политики Франклина Рузвельта
Какие ограничения и почему готовит ЦБ РФ на создание банковских экосистем
Как меры ЦБ по регулированию экосистем отразятся на мелких и средних банках
Более половины российских банков на сегодняшний день не соответствуют новым требованиям Банка России
Грядёт глобальное изменение экономического климата
Пути адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу
Быстрым восстановлением после кризиса российская экономика обязана коронавирусу
Закрытие границ заставило россиян отдыхать на отечественных курортах и тратить деньги внутри страны
Зачем нужны особые экономические зоны?
Льготы и привилегии российских ОЭЗ для инвесторов и государства
Насколько эффективны особые экономические зоны
Основные показатели и перспективы развития российских ОЭЗ