Энергетика Центральной Азии и её потенциал для России

Как новые проекты в среднеазиатских республиках могут решить проблемы, которые выявил блэкаут?

Истоки нынешнего состояния энергетики стран Центральной Азии во многом лежат в их общем советском прошлом, на которое накладываются последствия тридцатилетия национального развития. К чему это может привести, показал недавний блэкаут.

Пять энергопортретов

Из пяти среднеазиатских республик одна — Туркменистан — обладает огромными запасами газа (около 10% мировых запасов) и зарабатывает на продаже углеводородов бо́льшую часть своих экспортных доходов. В 2021 г. республика экспортировала 34 млрд м3 газа в Китай и ещё 10 млрд м3 — в Россию (в 2020 г. — около 5 млрд м3). Электрогенерация Туркмении основана на газовых ТЭС (общей мощностью 5,2 МВт). Значительная часть электроэнергии экспортируется в Иран, Афганистан, Узбекистан, а также в Киргизскую Республику (рост поставок в 2021 г. составил 34,5% при росте производства на 11,6%). В 2021 г. была запущена в эксплуатацию построенная при участии японских компаний Sumitomo Corporation и Mitsubishi Hitachi Power Systems Лебапская ТЭС мощностью 432 МВт. Это десятая по счёту крупная электростанция, построенная в Туркмении после 2000 г.

Таджикистан импортирует узбекский природный газ (около 270 млн м3 в 2021 г.), российские и казахские нефтепродукты и экспортирует электроэнергию — почти 2,5 млрд кВт · ч. Экспорт электроэнергии вырос в 2021 г. более чем на 900 млн кВт ⋅ ч. Основные покупатели: Узбекистан (немного менее 1 млрд кВт · ч на 23 млн долл.) и Афганистан (более чем 1 млрд кВт · ч на 55 млн долл.). Собственная выработка электроэнергии в Таджикистане составила более 20 млрд кВт · ч (рост 4,3% по сравнению с 2020 г.). Почти 90% электроэнергии вырабатывается на ГЭС.

Узбекистан наращивает и внутреннюю генерацию, и поставки электроэнергии в Афганистан. В энергосистеме Узбекистана действуют более 50 электростанций общей мощностью около 15 ГВт. Совокупная мощность только одиннадцати тепловых электростанций составляет 13,1 ГВт, оставшаяся часть электроэнергии вырабатывается ГЭС и автономными тепловыми электростанциями промышленных предприятий. Строительство газовых ТЭС (и газохимических комбинатов) увеличивает внутреннее потребление газа. При этом его собственная добыча стагнирует из-за истощения месторождений. К этому добавляются обязательства по поставкам газа в Китай в погашение полученных от КНР кредитов: за десять месяцев 2021 г. — более 4 млрд м3. В результате Узбекистан от поставок газа в Россию перешёл к его импорту.

В 2018 г. Узбекистан поставил в Россию (по газопроводу «Средняя Азия — Центр») 3,8 млрд м3 газа. В 2019 г. — 4,9 млрд м3, а в 2020 г. поставки газа прекратились. В этом же году «Газпром» (GAZP) купил у «Туркменгаза» для Узбекистана 0,9 млрд м3. Только в I квартале 2021 г. поставки «Газпром экспортом» туркменского газа в Узбекистан составили ещё 1,5 млрд м3. Итоги за год ещё не опубликованы. Дефицит газа заставляет ограничивать его потребление внутри страны в бытовых целях. Как следствие, опережающими темпами растёт бытовое потребление электроэнергии — в последние годы в среднем на 7% в год.

Обзор деятельности «Газпрома».

Узбекистану для поставок 4 млрд кВт · ч в Афганистан надо дополнительно 3,6 млрд м3 газа. То есть в общей сложности узбекские потребности в туркменском газе составляют около 10 млрд м3 в год. Если же внутреннее потребление и газа, и электроэнергии будет расти, эта цифра тоже увеличится.

В Киргизии более 80% генерирующих мощностей — ГЭС, минусами которых является зависимость от погодных условий и сезонность использования накопленной в водохранилищах воды для орошения. Тепловая генерация привязана преимущественно к двум крупнейшим городам (Бишкек и Ош). Работающая на угле Бишкекская ТЭЦ запущена в эксплуатацию в 1961 г., но с тех пор неоднократно расширялась и модернизировалась. Последний раз — в 2017 г. с помощью китайской компании ТВЕА, установившей два новых котла и две турбины, что довело электрическую мощность станции до 812 МВт, а тепловую — до 1294,2 Гкал/час. Ошская ТЭЦ электрической мощностью 50 МВт (и тепловой — 350,7 Гкал/час) использует в качестве топлива природный газ и топочный мазут.

Газоснабжение республики основывается на импортном газе, поступающем из Узбекистана по транзитному газопроводу «Бухарский газоносный район — Ташкент — Бишкек — Алматы». Причём в самой республике газ используется в основном для газификации населённых пунктов, расположенных в пределах технологической досягаемости от газопровода. Если расстояние больше этого, то там, где есть дороги, используется только баллонный газ.

В Казахстане в 2021 г. выработка электроэнергии составила 112,3 млрд кВт · ч, из них 3% было выработано возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ). Из-за переезда в республику майнеров из Китая потребление электроэнергии выросло на 6,5%. К тому же проблемы с маловодным годом и низкой выработкой электроэнергии на гидроэлектростанциях соседних республик вызвали бо́льшую потребность в электроэнергии, которая стала покрываться за счёт перетоков из Южного Казахстана. В конечном счёте недостаточность собственной генерации восполнялась из проходящей по Северному Казахстану магистральной линии электропередач «Барнаул — Челябинск» мощностью 1150 кВ, соединяющей Объединённые энергосистемы Сибири и Урала.

Рис. 1. Единая энергосистема Казахстана. Источник: www.kegoc.kz
Рис. 1. Единая энергосистема Казахстана. Источник: www.kegoc.kz

Осенью 2021 г., когда стало ясно, что речь идёт не о сглаживании пиковых нагрузок, а о постоянных поставках электроэнергии из России в Казахстан, встал вопрос о заключении постоянного договора о поставках с «Интер РАО» (IRAO), отвечающей за экспорт электроэнергии из России.

Обзор деятельности «Интер РАО».

Те же, плюс Афганистан

Кроме пяти среднеазиатских республик бывшего СССР есть ещё и Афганистан, который остро нуждается в налаживании экономики и который связан со своими северными соседями частично реализованными, а частично — планируемыми проектами.

Советские геологи работали в Афганистане в 1958 г. В 1963–1967 гг. на севере Афганистана были открыты три крупных газовых месторождения около города Шибарган: Джаракудук, Ходжа-Гугердаг и Ходжа-Булан. Их общий объём добычи газа составлял не менее 150 млрд м3. Поскольку месторождения находились рядом с границей Узбекистана, вопрос был решён быстро. Был построен газопровод до границы, через Амударью был сооружён воздушный переход, и с 1968 г. начались поставки газа в СССР. Сначала 1,5 млрд м3, а потом 2,5 млрд м3. Стоимость газа составляла 20–25% экспортной выручки Афганистана. Поставки продолжались до 1989 г., а объём добычи вырос до 3 млрд м3.

По оценкам геологов, неразрабатываемые запасы газа в Афганистане составляют 500 млрд м3. Нефти — около 1,6 млрд баррелей. Две трети этих запасов расположены вдоль северной границы (вблизи южных границ Таджикистана, Узбекистана и Туркмении).

Для развития афганской экономики в четвёртом по величине городе Афганистана, Мазари-Шарифе, был построен завод по производству минеральных удобрений, необходимых афганскому сельскому хозяйству. Для обеспечения поставок сырья до Мазари-Шарифа был проложен газопровод. Позднее в городе была построена газовая ТЭС мощностью 36 МВт. В 2017 г. «Интер РАО» провела модернизацию станции, доведя её мощность до 50 МВт.

Окончание гражданской войны в Афганистане ставит в повестку дня возобновление проектов экономического развития с возможным переформатированием некоторых из них.

Какие выводы можно сделать после блэкаута?

Массовое отключение энергоснабжения в Казахстане, Киргизии и части Узбекистана заставило эти страны задуматься о корректировке своих планов по развитию электроэнергетики.

Были возобновлены разговоры о необходимости строительства АЭС в Казахстане «Росатомом». Планы строительства АЭС обсуждались с 1997 г., но решение о строительстве до сих пор так и не было принято. Однако при этом в Казахстане происходило расширение добычи урана казахской компанией «Казатомпром», как самостоятельно, так и совместно с японскими компаниями (Kansai, Sumitomo, Marubeni, Toshiba, Chubu, Tohoku, Kyushu и Tepco), китайскими (CNNC и CGNPC), французской Areva и канадскими Uranium One и Cameco. Казахстан является лидером по добыче природного урана.

Кроме добычи урана «Казатомпром» производит топливные таблетки для российских, китайских и французских реакторов, а совместно с Китайской генеральной ядерно-энергетической корпорацией (CGNPC) реализует на базе АО «Ульбинский металлургический завод» проект строительства завода по производству тепловыделяющих сборок для использования на атомных станциях КНР в качестве ядерного топлива.

Теперь переговоры по строительству «Росатомом» АЭС в Казахстане возобновились. В качестве потенциальных площадок для строительства рассматриваются две локации: посёлок Улкен в Алматинской области и город Курчатов в Восточно-Казахстанской области. Из двух вариантов размещения АЭС власти Казахстана склоняются к выбору Улкена, потому что там проходит линия электропередач «Север – Юг» и посёлок находится ближе к основным потребителям.

Возобновились и разговоры о строительстве АЭС в Узбекистане. Эта республика тоже является поставщиком урана (находится на десятом месте по запасам и на пятом месте по добыче — годовая добыча около 3500 т). Список иностранных партнёров аналогичен казахскому.

Соглашение о строительстве АЭС было подписано главами правительств России и Узбекистана в 2018 г., однако в 2020 г. его реализация была приостановлена, в том числе и из-за протестов соседних стран.

Сейчас переговоры о строительстве возобновились. «Росатом» планирует построить комплекс из двух энергоблоков поколения «3+» с реакторными установками ВВЭР-1200. Он должен быть введён в эксплуатацию к 2030 г. Уже определена приоритетная площадка для строительства АЭС, которая расположена вблизи озера Тузкан в Джизакской области.

Россия также может поучаствовать в модернизации ряда тепловых электростанций, построенных в советское время, и строительстве новых.

Но основные компетенции России, которые сегодня стали остро необходимы странам Средней Азии, — это опыт строительства линий электропередачи большого напряжения и большой мощности. Пока страны связаны между собой линиями 500 кВ и 110 кВ. Даже энергосистема Казахстана делится на два территориальных района, недостаточно (как показали события января) связанных между собой инфраструктурно. Если бы переброска электроэнергии с севера на юг Казахстана осуществлялась по ультравысоковольтным сетям постоянного тока ЛЭП 1150 кВ (технологией строительства и эксплуатации которых обладает только Россия), то возникший в регионе аварийный дисбаланс, скорее всего, не повлиял бы на транзит электроэнергии «Север – Восток – Юг Казахстана».

Без российских технологий передачи электроэнергии на большие расстояния замедляются и проекты масштабного наращивания электроэнергетического экспорта стран региона.

Газопровод в Пакистан

В регионе реализуются два масштабных проекта по строительству экспортной инфраструктуры. Один из них — это газопровод ТАПИ («Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия») протяжённостью 1735 км.

Рис. 2. Газопровод ТАПИ и другие газопроводные проекты Пакистана. Источник: enciklopediya-tehniki.ru
Рис. 2. Газопровод ТАПИ и другие газопроводные проекты Пакистана. Источник: enciklopediya-tehniki.ru

Реализация проекта ТАПИ началась в 2015 г. под эгидой Всемирного банка, но после победы талибов в Афганистане дирекция проекта заявила о его приостановке. В январе 2022 г. правительство талибов договорилось с Туркменистаном о получении кредита (по которому будет расплачиваться после пуска газопровода) на внесение афганской доли в финансирование строительства газопровода. Строительство собираются возобновить в марте 2022.

Россия участвует в строительстве газопровода поставкой труб. «Челябинский трубопрокатный завод» (CHEP) 8 апреля 2019 г. подписал контракт на поставку более 150 тыс. т труб диаметром 1420 мм для строительства линейной части газопровода ТАПИ (214 км) на территории Туркмении. У завода преимущественные шансы на получение контрактов на поставку труб и для следующих участков газопровода.

Обзор деятельности «Челябинского трубопрокатного завода».

Сейчас обсуждается возможное участие российских и китайских подрядчиков в строительстве афганского участка газопровода (735 км). Пакистанский участок (800 км), по-видимому, будут строить китайские компании.

Проектная мощность газопровода — 33 млрд м3 газа в год. С его пуском экспортный потенциал Туркмении будет исчерпан. Сейчас там добывается около 68 млрд м3 газа. Собственное потребление на ближайшие годы составит не меньше 30–35 млрд м3. 34 млрд м3 экспортируется в Китай, 6 млрд м3 закупает «Газпром» для Узбекистана. Поэтому ТАПИ поглотит весь прирост добычи, на который может рассчитывать Туркменистан в ближайшем будущем.

Для России это выгодно. Туркменский газ даже в перспективе уже не попадёт на европейский рынок. А Индия и потенциально не является покупателем российского газа.

Южный маршрут электроэнергетического экспорта

Киргизия и Таджикистан пытаются монетизировать сезонные излишки своих гидроэнергетических ресурсов. Туркмения сама является значительным нетто-экспортёром электроэнергии. Узбекистану электроэнергия требуется для покрытия пиковых нагрузок. А Казахстан развивает свою генерацию и при необходимости может импортировать российскую электроэнергию в объёмах, достаточных для покрытия любых потребностей ближайшего десятилетия. Единственным направлением потенциального экспорта для этих стран является южное — в Афганистан и Пакистан.

Разработанный в середине нулевых проект CASA-1000 призван связать энергетические системы Центральной Азии с Южной Азией — Киргизию и Таджикистан с Афганистаном и Пакистаном. Протяжённость ЛЭП из Киргизии через территорию Таджикистана и Афганистана в Пакистан составит 1300 км. Сметная стоимость — 1,1 млрд долл.

Рис. 3. Проект CASA-1000. Источник: casa-1000.org
Рис. 3. Проект CASA-1000. Источник: casa-1000.org

Узким местом проекта является то, что излишек электроэнергии, который можно экспортировать, в Киргизии и Таджикистане вырабатывается лишь в тёплый сезон. Для зимнего времени придётся задействовать генерацию в равнинных Казахстане и Туркмении, в Узбекистане не хватит газа. Для этого необходимо подключение к общей энергосистеме Узбекистана, Киргизии и Казахстана ещё и Туркменистана. Это подразумевает строительство ЛЭП и подстанций соответствующей мощности. Кроме того, в Казахстане, как показал январь 2022 г., тоже нужна серьёзная модернизация электросетевого хозяйства, чтобы энергосистема могла стабильно работать в режиме экспорта электроэнергии. Российские технологии позволили бы вывести этот проект на более высокий уровень, обеспечив и передачу большего количества электроэнергии (не только для Афганистана, но и для Пакистана), и бóльшую надёжность работы объединённой энергосистемы.

Афганский вопрос

Нормализация обстановки в Афганистане даст возможность реализовать такие проекты, как ТАПИ и CASA-1000. Для обоих проектов потребуется наращивание поставок туркменского газа. При этом Туркмения получит не только новые возможности для экспорта, но и снизит привлекательность любых проектов, связанных с поставками газа в направлении Европы.

Россия может подключиться к наращиванию поставок электроэнергии не только в Афганистан, но и в Пакистан, к реализация проекта ТАПИ и строительству железных дорог, а также к разработке полезных ископаемых Афганистана. Решение вопроса с энергоснабжением даст импульс к реализации остальных проектов, а синергия позволит быстрее окупить инфраструктурные затраты.

Любые проекты, связанные с поставками энергоресурсов в Пакистан через территорию Афганистана, — это транзитные платежи Афганистану, что может стать не только способом борьбы с нищетой, но и наращиванием возможности реализации энергетических и инфраструктурных проектов для самого Афганистана.