БРИКС против распада мира на валютные зоны

В документах саммита провозглашается не отмена глобализации, а её реформирование в интересах развивающихся стран

Может ли происходящий распад глобального мира на валютные зоны, уже признаваемый даже либеральными западными экономистами, обратиться вспять? Или глобальный экономический (и политический) миропорядок может быть пересобран на новых принципах? Разберём эти вопросы в данной статье.

БРИКС «за глобальное развитие»

В итоговой декларации XIV саммита БРИКС, проходившего под председательством Китая в онлайн-формате 23–24 июня 2022 г., валютным зонам не уделено ни слова, а слово «глобальный» употребляется 35 раз. Это, в первую очередь, «глобальное развитие», «инструменты глобального управления» и «система глобального управления». А также то, чем они призваны управлять — «глобальные процессы», «глобальный рост» «глобальное развитие», «глобальная стабильность, и то, чему они призваны противостоять — «глобальные вызовы». Говорится о «глобальных торговых правилах» и «глобальной системе финансовой безопасности» (или «глобальной системе финансовой защиты», «глобальном восстановлении экономики», устойчивости «глобального производства» и цепочек поставок. А также о «глобальных общественных благах».

Слово «глобальный» употребляется также в контексте «глобального изменения климата», но в сочетании с «укреплением глобальных мер» по устранению этой угрозы. Говорится о «глобальной продовольственной безопасности»: речь идёт о плане действий по сотрудничеству стран БРИКС в области сельского хозяйства.

В контексте сотрудничества профильных ведомств стран БРИКС говорится о «совершенствовании глобальных и региональных мер реагирования на стихийные бедствия».

Тем не менее в целом документ не направлен на консервирование глобального миропорядка в его существующем виде, а пронизан пафосом его реформирования для того, чтобы противостоять новым вызовам. Для этого, как говорится в декларации XIV саммита БРИКС, необходимо реформирование глобальных институтов — таких как ООН, ВТО, ВОЗ. При этом должна сохраниться центральная роль ООН в международной системе, в рамках которой суверенные государства сотрудничают в интересах поддержания мира и безопасности, содействия устойчивому развитию.

Реформирование глобальных институтов необходимо для того, чтобы обеспечить более справедливое участие в них стран БРИКС, а также «стран с формирующимися рынками и развивающихся стран». Первоочередной (хотя и не ближайшей) целью реформы Совбеза ООН может стать включение в неё на постоянной основе Индии, Бразилии и ЮАР (двух последних не за величину экономики, а как представителей своих континентов).

Отдельный параграф декларации посвящён усилению ведущей роли G20 в глобальном экономическом управлении. При этом в нём содержится предостережение в адрес крупных развитых стран против политизации деятельности «двадцатки».

Отдельно несколько раз упоминается о необходимости более широкого привлечения к участию в структурах глобального управления «развивающихся и наименее развитых стран, особенно Африки».

Кем должен прирасти БРИКС

Африканские страны в итоговом документе упоминались неоднократно. Но планы расширения сотрудничества БРИКС с другими развивающимися странами не ограничиваются одним континентом. В работе XIV саммита БРИКС по приглашению председателя КНР Си Цзиньпина приняли участие президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, глава и председатель Африканского союза Маки Салл, а также лидеры Таиланда и Индонезии, председательствующие в этом году в АТЭС и в G20.

Китай инициировал обсуждение возможности расширения БРИКС за счёт таких стран, как Аргентина или Пакистан. Кроме того, к диалогу и практическому взаимодействию с БРИКС Китай пригласил Казахстан, Саудовскую Аравию, Аргентину, Египет, Индонезию, Нигерию, Сенегал, Объединённые Арабские Эмираты и Таиланд.

Аналитики уже комментировали стремление Китая институализировать сотрудничество с БРИКС половины ведущих членов ОПЕК. Отсутствие в этом перечне Венесуэлы и Ирана можно рассматривать как нежелание уже «на берегу» вызывать недовольство Запада упоминанием сотрудничества с подсанкционными странами.

Однако отсутствие в списке кандидатов на взаимодействие с БРИКС Ирана не стоит объяснять стремлением не раздражать Саудовскую Аравию и существующей из-за этого необходимостью делать выбор между этими странами. Именно в рамках участия в проектах БРИКС и возможно уменьшение конфронтации и налаживание конструктивного взаимодействия между главными антагонистами исламского мира. Пример Индии и Китая, состоящих в БРИКС и успешно работающих в рамках этой организации, несмотря на все существующие между ними противоречия, доказывает, что такое сотрудничество возможно.

Но будущее взаимодействие с Ираном Китай решил не фиксировать в официальном документе. Ему проще передать этот вопрос России — двум подсанкционным державам легче договориться. В КНР предпочитают не подставлять свои компании под риск вторичных санкций, которых Китай не то чтобы боится, но лишний раз предпочитает не давать Америке повод для их введения. Между тем Иран уже подал заявку на вступление в БРИКС, а Аргентина выразила намерение сделать это в ближайшее время.

Глобальный миропорядок с китайско-индийской спецификой

Китай как страна наиболее сильно вовлечённая в глобальную экономику (в качестве «мастерской мира», а не в качестве «мирового инвестора», как США, или «мирового страховщика», как Великобритания) абсолютно не заинтересован в её распаде. Индия включена в глобальную экономику чуть меньше, чем Китай, но больше зависит от своей «включённости». Поэтому ни Индия, ни Китай не заинтересованы в резком распаде мира на валютные зоны. А заинтересованы они в снижении своей зависимости от решений, принимаемых в Лондоне и Вашингтоне, а также в снижении уязвимости своих экономик к результатам этих решений. Для Бразилии и ЮАР всё обстоит точно так же, с поправкой на то, что экономики этих двух стран существенно меньше, а зависимость — существенно выше.

Но Китай и Индия вовсе не за то, чтобы «всё было как при бабушке». Ситуация, когда основными выгодоприобретателями глобальной экономики являются США и Евросоюз, не может быть тем идеалом, к которому стоит стремиться. А участие в более справедливом международном разделении труда может оказаться привлекательным для многих стран третьего мира, как упомянутых в итоговой декларации саммита, так и других.

В декларации саммита содержится прямая формулировка нежелательности распада мира на валютные зоны: «Мы призываем ведущие развитые страны проводить ответственную и хорошо продуманную экономическую политику, преодолевая негативные вторичные политические факторы, чтобы избежать серьёзных последствий для развивающихся стран. Мы призываем многосторонние финансовые институты и международные организации играть конструктивную роль в достижении глобального консенсуса по экономической политике и предотвращению системных рисков экономической дезинтеграции и фрагментации международной валютно-финансовой системы».

В документе подчёркивается приверженность БРИКС «уважению суверенитета и территориальной целостности всех государств, приверженность мирному урегулированию разногласий и споров между странами посредством диалога и консультаций» и выражается поддержка усилиям, ведущим к мирному разрешению кризисов. В качестве кризисов, которые необходимо урегулировать посредством диалога, называются ситуация на Украине, в Афганистане, возвращение к разорванному Дональдом Трампом решению по ядерной программе Ирана и ситуация на Корейском полуострове.

Российские интересы в документах саммита учтены в первую очередь призывом к «дальнейшей консолидации и укреплению методов работы комитетов по санкциям Совета Безопасности ООН для обеспечения их действенности, оперативности и прозрачности, избегая политизации любых аспектов их деятельности». Кроме того, в интересах России и прозвучавшее осуждение практики введения вторичных санкций.

Если действие вторичных санкций действительно удастся ограничить, выключение России из глобальной экономики, провозглашённое Западом, будет чисто формальным и мало действенным.