Два сценария борьбы за европейский зелёный переход

Два сценария борьбы за европейский зелёный переход

Зачем вернули Грету Тунберг?
Экономический обозреватель

Цены на газ и уголь в Европе бьют рекорд за рекордом. Европейские энергетические компании наращивают импорт угля (в том числе и из России). Вместе с тем перспективы «Северного потока — 2» остаются неопределёнными, а заключённый 27 сентября 15-летний контракт между «Газпромом» и Венгрией на ежегодную поставку 4,5 млрд м3 газа в обход Украины собираются тщательно проанализировать в Брюсселе на предмет возможных угроз европейской энергетической безопасности, и в случае обнаружения оных, контракт угрожают заблокировать.

С точки зрения России, логики в действиях противников «Северного потока — 2» не осталось. Особенно на фоне европейских спотовых цен на газ, переваливших за 1000 долл. за 1000 м3. Политическая антироссийская составляющая во всём этом безусловно есть. Но есть и последовательная экономическая политика, у которой имеются инициаторы и потенциальные выгодоприобретатели. Нынешний европейский газовый/энергетический кризис во многом их рук дело, но его дальнейшее развитие представляет опасность для них же. И теперь решается, придётся ли сторонникам зелёной энергетики после шага вперёд делать два шага назад, или они извлекут из нынешней ситуации максимальную пользу.

Рис. 1. Спотовые цены на газ в Европе. Данные: www.finanz.ru
Рис. 1. Спотовые цены на газ в Европе. Данные: www.finanz.ru
Рис. 2. Цены на энергетический уголь. Данные: www.finanz.ru
Рис. 2. Цены на энергетический уголь. Данные: www.finanz.ru
Зелёные требуют: ни шагу назад!

Начинается борьба между представителями традиционных отраслей, потребляющих энергию, и сторонниками зелёной экономики, которые мечтают стать выгодоприобретателями декарбонизации. На предыдущем этапе было сделано всё, чтобы повысить инвестиционную привлекательность зелёной экономики и сделать неприличными инвестиции в «грязные» отрасли.

Рост цен на энергоносители заставляет металлургов, производителей минеральных удобрений, автомобилестроителей и прочих лоббировать увеличение поставок газа, возвращение к угольной генерации и другие реакционные шаги, чтобы вернуть цены на энергоресурсы на комфортные уровни.

Хотя стоимость электроэнергии от возобновляемых источников (ВИЭ) снижается, она всё ещё остаётся слишком дорогой и проигрывает в конкуренции с традиционными энергоносителями. Для дальнейшего расширения доли ВИЭ в энергобалансе европейских стран необходимо обеспечить их сравнительную выгодность по сравнению с традиционной углеводородной энергетикой. Это можно сделать двумя способами: расширять субсидирование зелёной энергетики, что в условиях обострения конкуренции различных отраслей и стран за долю в расходных статьях бюджета Евросоюза становится всё более проблематичным, или сделать зелёную энергию конкурентоспособной через повышение цен на традиционные энергоносители.

Нынешняя ситуация в Европе показывает, что сторонникам зелёной энергетики это удалось. Осталось только воспрепятствовать резкому наращиваю производства угля и импорта газа (газа именно трубопроводного, российского, потому что сжиженный газ на фоне роста его потребления в Азии и Китае сильно не подешевеет, и составить конкуренцию ВИЭ не сможет).

Насколько страшен переход на зелёную энергетику и как к нему готовится российская экономика?

А чтобы политические приоритеты не сменились (на фоне не очень успешного выступления на выборах немецких зелёных), из нафталина была извлечена Грета Тунберг. В преддверии 26-й сессии Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (пройдёт в британском городе Глазго с 31 октября по 12 ноября) в Милане с 28 по 30 сентября прошёл саммит молодых экоактивистов Youth4Climate, на котором Грета Тунберг вновь подвергла критике мировых политических лидеров, заявив, что они занимаются пустой болтовнёй вместо решительных действий по борьбе с глобальным потеплением. 

Рис. 3. Грета Тунберг на молодёжной климатической конференции в Милане. Источник: Reuters
Рис. 3. Грета Тунберг на молодёжной климатической конференции в Милане. Источник: Reuters

Политическое давление должно заблокировать возможный откат к традиционной энергетике и дать дорогу дальнейшей декарбонизации. В этом случае цены на энергоносители останутся на высоком уровне. Однако пуск «Северного потока — 2» не будет быстрым и беспроблемным.

Энергетический кризис в Европе

Рассматривать вопрос с энергообеспечением еврозоны можно не только со стороны поставщиков, но и со стороны потребителей: в Европе начался масштабный передел рынка распределения энергии.

Поставщик газа для промышленных предприятий и коммунальных служб, немецкая компания Deutsche Energiepool, объявила о разрыве контрактов с рядом клиентов из-за экономической нецелесообразности на фоне высоких цен на газ. Компания заявила, что прекращает поставки газа по всей Германии, но для сохранения рабочих мест сосредоточится на предоставлении услуг в энергетическом секторе. По данным издания Handelsblatt, поставками для бывших клиентов Deutsche Energiepool займётся компания Eon.

По данным газеты Financial Times, семь компаний, занимающихся продажей энергоресурсов в розницу на территории Великобритании, прекратили свою работу. В условиях рекордного роста цен на газ владельцы и руководители этих предприятий предпочли не повышать стоимость своих услуг для конечного потребителя, а выйти из убыточного бизнеса. В частности, речь идёт о двух разорившихся поставщиках газа и электричества, которые обслуживали 835 тыс. клиентов. Ранее прекратили работу ещё пять небольших энергокомпаний, обслуживавших суммарно 570 тыс. потребителей.

В связи с этим, как сообщает Reuters, крупнейшие энергетические компании Великобритании обратились к правительству с просьбой о поддержке, чтобы покрыть расходы на привлечение клиентов от организаций, которые обанкротились из-за резкого роста оптовых цен на газ. Возможно, мы ещё услышим аналогичные новости и из других европейских стран.

Два сценария энергоперехода

Далее возможны два варианта развития событий. Первый — это всё более полная привязка тарифов для потребителей к биржевым ценам на газ и более гибкое ценообразование в электроэнергетике. Максимум — с выплатой в случае высоких цен пособий малообеспеченным потребителям. Второй вариант — переход к регулируемым государством тарифам (возможно, частично дотируемым).

В случае реализации первого варианта, в Евросоюзе может получить развитие идея, недавно высказанная испанскими вице-премьерами Надей Кальвиньо (возглавляющей министерство экономики) и Терезой Риберо (одновременно являющейся министром экологического перехода и демографических проблем): создание единого европейского закупщика газа. Если это будет сделано, а механизм ценообразования останется биржевым, цены на газ будет диктовать покупатель. Для поставщиков сжиженного газа это будет некритично — всегда остаётся возможность развернуть танкер в Азию, не гнать его в Европу, если его продажа не обеспечена фьючерсными контрактами по приемлемой стоимости. Для поставщиков трубопроводного газа европейцам достаточно будет зафиксировать в долгосрочном контракте объёмы, цены привязать к спотовому рынку, а потом опустить его с выгодой для себя к нужному уровню. С этой логикой коррелирует попытка Брюсселя ревизовать контракт между «Газпромом» и Венгрией.

При реализации этого сценария у Евросоюза появляется возможность снизить для себя цены на газ. Вполне возможно возникнут проблемы с объёмами, которые придётся закрывать наращиванием производства электроэнергии другими способами. Если победит точка зрения традиционных производственников — возможен ренессанс угольной генерации (пусть и с суперсовременными системами очистки). Скорее всего, в этом случае будет выбрана стратегия ускоренного увеличения генерирующих мощностей зелёной энергетики, будут предлагаться различные стимулы для инвестиций в эту сферу.

При реализации второго варианта, Европа может перейти к регулируемым и частично дотируемым (для конечных пользователей) тарифам. О том, какие споры будут возникать по поводу распределения этих дотаций, можно судить на примере ежегодного согласования сельскохозяйственной политики ЕС. При этом механизм формирования оптовых цен сохранится: они останутся высокими, и это создаст условия для естественного притока инвестиций в зелёную энергетику.

Аккумуляторы вместо газовых и нефтехранилищ

О том, что этот путь рассматривается как наиболее вероятный, свидетельствуют планы Алекса Бирда (бывшего руководителя крупнейшего трейдера нефти и газа — компании Glencore) создать сеть стратегических аккумуляторных площадок по всей Великобритании, чтобы компенсировать падение выработки ветрогенераторов в безветренные дни. Его инвестиционный фонд Adaptogen Capital планирует построить хранилище мощностью не менее 500 МВт. По данным Reuters, в настоящее время в Соединённом Королевстве имеется 1,1 ГВт рабочей ёмкости аккумуляторной батареи для хранения энергии, которая затем может быть возвращена в сеть при необходимости. Ещё 15 ГВт мощности находятся в стадии строительства или планирования, большая часть из которых принадлежит компаниям, инвестирующим в активы возобновляемой энергетики. С учётом стоимости хранилищ и потерь энергии при зарядке и разрядке, для окупаемости этих инвестиций нужны высокие цены на электроэнергию.

__

Есть что добавить? Поделитесь с редакцией своими впечатлениями, пожеланиями и предложениями. Написать нам можно через форму обратной связи – мы рады любому мнению!

Вам также может понравиться:
Грядёт глобальное изменение экономического климата
Пути адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу
Чем грозит РФ лишение статуса рыночной экономики
В дополнение к европейскому углеродному налогу российским экспортёрам угрожают американские нерыночные пошлины
Быстрым восстановлением после кризиса российская экономика обязана коронавирусу
Закрытие границ заставило россиян отдыхать на отечественных курортах и тратить деньги внутри страны
Насколько эффективны особые экономические зоны
Основные показатели и перспективы развития российских ОЭЗ
Регионы кормят Москву или столица кормит регионы?
Как распределяются налоги, поступающие в бюджет
Что будет, если залить кризис деньгами
Как долго сможет работать эмиссионный мотор американской экономики