Страх и недоверие позврослевших Маш,

или Деревянный грибок не оправдал себя как метод инвестирования
Мария Максимова
Редактор

Одна моя подруга, назовём её Маша, будучи маленькой девочкой, мечтала о собаке, смешном кучерявом пудельке, которого она могла бы научить танцевать за крекер. Но родители Маши собаку не хотели, зато хотели научить ребёнка считать, а заодно ответственно относиться к финансам, поэтому пуделька одобрили с одной оговоркой — накопить на него Маша должна была сама. Далее пятилетняя Маша перестала есть мороженое, начала активнее пить молоко, чтобы быстрее освобождались бутылки (которые в Машином детстве можно было сдавать в специальные пункты стеклотары, выручая за это настоящие советские копейки), и просила у всех родительских друзей и прочих родственников вручать подарок на день рождения деньгами. Целый год девочка складывала все полученные денежные знаки в деревянный грибок, шляпка у него снималась туго, с протяжным скрипом вначале и облегченным «вздохом» в конце — звуками, как эхо повторявшими издаваемые Машей в этом процессе инвестирования. Мороженого с каждым днём хотелось всё больше (а молока — всё меньше), но собаку хотелось ещё сильнее. К концу года, когда в грибке собралось 27 с небольшим рублей (приличная по тем временам сумма), а у Маши под кроватью — целая кипа вырезок из журналов по собаководству, Советский Союз перестал существовать. В создавшемся хаосе с последовавшим развалом всего, пустыми полками магазинов, талонами на масло, отсутствием зарплаты на заводе, где работали родители девочки, прогнозируемо удлинявшимися детскими конечностями, требовавшими не существовавших в постсоветской действительности новых курток и сапог, и прочих материнских битв за выживание, было совсем не до Машиных 27 обесценившихся рублей и бестолковой мечте о пуделе.

К чему это я? С тех пор прошло много лет. Машины родители, как миллионы других, выдержали ту непростую битву за жизнь, Маша выросла, выучилась, устроилась работать в хорошую компанию и даже собаку всё-таки завела. Слава, казалось бы, Богу. Но вот ведь в чём суть. Каждый раз, когда умные экономисты говорят Маше о необходимости инвестировать, перед внутренним взором взрослой уже тётеньки встаёт деревянный грибок, а в ушах звучит знакомое с детства «уиииии-пок», звук пустых надежд и большого разочарования. Сегодня Маша выбирает мороженое, собаку, нарядное платье, билет на самолёт в дальние страны. И только потом, если после всей гедонистической программы что-то останется, она складывает это на краткосрочный вклад в банке, чтобы, когда в следующий раз мир рухнет, можно было моментально вытащить все жизненные накопления, и купить на них, например, три кило мяса, как в своё время сделала Машина мама.

Маша не слишком верит в государство (хоть и живёт законопослушно, и платит налоги), считает слово «надёжность» маркетинговым ходом, а экономику — трюком бородатых дядь, цель которых явно не предусматривает заботу о Машином благосостоянии. Инвестиции, при всей привлекательности идеи, пугают Машу посильнее того самого гипотетического нового обрушения мира — ведь обрушение мира она уже однажды переживала, и оно впечатлило её меньше, чем девальвация плодов пломбирной аскезы. Мысль о том, чтобы вновь добровольно отказаться от «сладкого» сейчас во имя гипотетического «счастья» в будущем, невольно напоминает расхожую фразу про те же грабли.

Теперь вопрос: как при подобном опыте и страхах спланировать пенсию? Таких Маш (и Миш) в нашей стране — целое поколение. Это сотни тысяч молодых людей, своими глазами видевших развал, бедность, мозоли на руках родителей, единственным источником пропитания которых были подсобные 6 соток. Людей с хорошим образованием, честно трудившихся всю жизнь, не тративших деньги на пустяки, благоразумно откладывавших часть с каждой зарплаты на пенсию, и оставшихся в итоге ни с чем.

Сейчас Маша работает за зарплату. И старается жить с удовольствием (потому что неизвестно, как там дальше сложится) и всегда учиться (потому верит в то, что только собственные знания и умения помогут ей добыть кусок хлеба — сегодня и в старости). И складывает по чуть-чуть «в чулок» — на вклад в надёжном банке. И надеется на карму. А что до Машиных фобий, что-то мне подсказывает, это и есть причина того, что большинство россиян не прибегают к инвестированию.

Мы попросили прокомментировать историю наших экспертов и авторов, рассказать, сталкивались ли они с подобными страхами (сами или слышали о подобном от знакомых) и поделиться советом или мнением на этот счёт.

Быть или не быть Машей
Сначала хотелось матом. Но сдерживаюсь. Таких Маш в стране миллионы. Но если руководствоваться их логикой, то тогда частную собственность лучше вообще не иметь, т.к. могут национализировать, а собственников назвать буржуями и расстрелять. Нельзя перекладывать прошлое однократное явление на будущее, когда экономическая ситуация и законодательство кардинально отличаются от того самого прошлого.

В 90-е годы прошлого века развалилась страна. Не было системы страхования вкладов, не было возможности размещать деньги за рубежом так легко, как это можно делать сейчас, а у государства не было фонда национального благосостояния, наоборот, одни долги. Сейчас же есть защита вкладов на сумму до 1,4 млн рублей. Сейчас есть возможность хранить деньги в валюте, если нет веры рублю. Можно открыть счёт за рубежом, если не веришь в российскую финансовую систему, и разместить накопления на зарубежных депозитах или, что лучше, в облигациях или акциях крупнейших зарубежных компаний, которым часто сто лет или даже больше, которые пережили Великую депрессию в США и показали свою устойчивость. И вход в зарубежные акции и облигации доступен от небольших сумм. Не готовы за рубеж? Можно купить акции ведущих иностранных компаний на Санкт-Петербургской бирже, они будут в иностранной валюте. Не можете выбрать акции и облигации сами? Есть фонды ETF, в которые можно инвестировать как на российском, так и на зарубежных рынках суммами от нескольких тысяч рублей, они инвестируют в акции и облигации ведущих мировых компаний. Всех этих возможностей не было в 90-е годы, а сейчас при небольших накоплениях вы можете иметь диверсифицированный портфель из разных валют и акций, облигаций разных компаний.

Но неизменным остаётся логика, что при нулевых накоплениях к 50-60 годам надеяться придётся только на госпенсию, а сейчас это в среднем 15 тыс. руб. в месяц. Так что если перспектива ничего не делать и иметь на выходе печальный уровень жизни с пенсионного возраста или даже раньше (если лишиться работы и потом ничего не найти) вас устраивает, то да, можно быть Машей и вспоминать 90-е, накрыться простыней и начать ползти в сторону кладбища. А для остальных напомню, что сейчас ХХI век, и посоветую активно изучать инвестиционные возможности в РФ и за её пределами.
Наталья Смирнова, независимый финансовый советник.
О Мише, который любил компьютеры и умел принимать решения
В соседнем подъезде Машиного дома жил её ровесник Миша. Миша собаку не хотел, да и мороженое ему было нельзя. У Миши было слабое здоровье. Миша увлекался историей, техникой, да и просто ему нравилось учиться. Большой мечтой мальчика был собственный компьютер, но родители работали на заводе, и чудо современной электроники казалось недостижимой мечтой. В какой-то момент Миша понял, что необходимо брать ситуацию в свои руки. Тогда мальчик стал вместе с пенсионерами собирать пустые бутылки на улице, экономил на карманных деньгах и записался в кружок программирования в местном доме пионеров, где было несколько крутых (по тем временам) компьютеров.

Конечно, накопить таким образом на новенькую коробку с электронными мозгами представлялось сложной задачей. Однако Миша не унывал, поскольку уже решил получить высшее образование в сфере электронных вычислительных машин. Крах Советского Союза оказался неприятной неожиданностью. Кружок закрыли, однако настало время выпуска из школы и поступления в ВУЗ. Миша решил не испытывать судьбу с поездкой в Москву и поступлением на мехмат МГУ, но выбрал более прикладную область социальных наук и управления трудом. Уже на первых курсах института Миша понял, что за компьютерами большое будущее.

Пока родители вели битву за жизнь в непростые 90-е годы, Миша старался не тревожить их своими запросами, а искал возможность подработать. Он прошёл школу мелкой торговли, работника сети быстрого питания, курьера. В свободное время Миша изучал программирование, экономику, менеджмент и просто пытался упорядочить свои мысли. Шли годы, близился выпуск из института. Родители Миши вышли на пенсию, и обнаружилось, что на пенсионное пособие жить почти невозможно. Тогда Миша, студент пятого курса, пошёл работать в компанию, которая создавала программное обеспечение для предприятий. С каждой зарплаты Миша выделял деньги родителям, а также откладывал немного на валютный счёт. Ещё до кризисного 1998 года Миша понял, что хранить все яйца в одной корзине будет неразумным. Но деньги также теряют свою ценность с годами, даже если они зелёные. Поэтому Миша обзавёлся книжками по инвестированию и управлению капиталом. Затем он открыл брокерский счёт и вложил свои накопленные $500 в акции российских компаний.

В последующие годы Миша стал сначала специалистом, затем заместителем начальника отдела, потом и начальником отдела. Выше ему забираться не хотелось, да и денег хватало. В конце концов, внедорожник УАЗ ничем не хуже, чем внедорожник какой-нибудь японской компании, разве только смотрится немного несовременно. В отпуск Миша ходил нечасто, но старался провести его с пользой для здоровья и своего интеллектуального развития, хотя и не забывал поплавать в теплом южном море. С каждой зарплаты он продолжал откладывать средства в свой небольшой инвестиционный фонд, в котором к кризису 2008 года накопилось уже несколько десятков тысяч долларов, как живых денег, так и акций. Больше не получалось, так как он был вынужден снимать квартиру, управлять совместным хозяйством со своей умницей-женой, а также растить сына.

Наступил новый кризис, который сильно обесценил инвестиции Миши. Однако его знаний и опыта хватило, чтобы не паниковать. Он договорился с женой о том, чтобы немного сократить свои расходы и увеличить вложения на финансовом рынке. Конечно, жена была недовольна, но она доверяла Мише, да и сама сильно выросла в области управления бюджетом и финансами, хотя работала исключительно в школе — преподавала информатику.

Всего через несколько лет Миша получил в свои руки приличную сумму денег, которая позволила ему переехать в столицу, купить квартиру. Он устроился в большую фирму, которая занималась проектами по автоматизации работы предприятий. Уменьшившийся инвестиционный счёт стал вновь расти, а Миша уже начал задумываться о том, что будет, когда он и его жена выйдут на пенсию. Получалось, что при сохранении определённого уровня расходов, когда ты не обновляешь свой умный телефон каждый год, а машину каждые три, можно рассчитывать на пару сотен тысяч долларов. Более того, такая сумма оставалась у Миши даже после того, как он планировал помочь купить своим детям по небольшой квартире, чтобы они начали самостоятельную жизнь. Однако случилось неожиданное. Мишина жена вдруг объявила о том, что у них будет третий ребёнок. Миша, конечно, удивился, так как в возрасте около 40 лет уже не рассчитывал на такие сюрпризы, но ему всегда хотелось иметь большую семью.

Поняв то, что в ближайшее время расходы вновь увеличатся, Миша собрал своих детей и рассказал им о своей истории. О том, как собирал бутылки в детстве, о том, как учился на перспективную профессию, о своих инвестициях и управлении накоплениями. Дети у него были умницами и не стали требовать новых телефонов или самокатов. Напротив, они включились в проект увеличения семьи с улыбкой и энтузиазмом. Старший сын Миши даже заявил, что летом перед последним годом учёбы в школе пойдёт работать, тем более что в России намечался Чемпионат мира по футболу, и временной работы хватало. Когда сын получил свою первую зарплату, он разделил её на три части. Одну отдал родителям, другую забрал себе, чтобы погулять с друзьями и купить новую гитару, а третью отдал папе, чтобы тот дополнил этими деньгами средства на счёте под управлением известного брокера. Уже вечером Миша рассказал шёпотом на ушко своей жене, что теперь его не беспокоит вопрос того, что будет, когда они уйдут на пенсию.

Миша — вымышленный персонаж, вобравший черты нескольких людей, которые выбирали похожую стратегию финансового планирования своей жизни.
Андрей Кочетков, аналитик «Открытие Брокер», кандидат политических наук по международным отношениям, PhD
Вместо заключения

Мы долго дискутировали в редакции на тему страхов. И пока материал готовился к выходу, я вновь случайно встретила Машу. Она горела новой идеей: открыть брокерский счёт. Девушка соприкоснулась с миром инвестиций: кто-то из знакомых пожаловался ей на необходимость уплаты НДФЛ по брокерскому счёту, сумма налога, составлявшая 13% от годового заработка инвестора, превышала сумму всего дохода от вклада, открытого Машей 1,5 года назад. Этот факт впечатлил. Наша героиня вспомнила, что деньги со своих краткосрочных вкладов она не снимала уже очень давно (в основном наоборот — пополняла), а стало быть, эти средства с таким же успехом могли быть инвестированы в биржевые инструменты. В общем, на этот раз логика, кажется, побеждает страх. 


Если у вас есть интересные истории из личного опыта — об инвестировании, связанных с ним страхах и способах их преодоления, пишите нам.