Риски инвестиций в арт-рынок

Риски инвестиций в
арт-рынок

О Рембрандте-инвесторе и жизни, повторяющей сюжеты искусства
Переворачиватель сюжетов,
старший самоучитель истории

Великий голландец Рембрандт Харменс ван Рейн почти неизвестен широкой публике как инвестор, меж тем размах его финансовых операций не уступал его творчеству. Надо сказать, что занятие живописью в XVII в. было серьёзным бизнесом — тот же Рембрандт зарабатывал десятки тысяч гульденов в год. Для сравнения — годовой доход купца составлял 3 тыс. гульденов, мельница стоила 5 тыс. гульденов, рыбак зарабатывал 5–10 гульденов в неделю. У живописцев был свой «профсоюз» — гильдия Св. Луки, и не будучи членом гильдии, нельзя было получить заказ. Голландия того времени была страной инвесторов, и Рембрандт не стал исключением. Он мог бы купить акции голландской Ост-Индской компании на Амстердамской бирже и получать дивиденды — акции в то время стабильно росли на 10–20% в год. Но художник предпочёл более доходный, но и более рискованный путь — прямые инвестиции в морские перевозки. К середине XVII в. голландцы были монополистами на море, однако в 1652 г. началась англо-голландская война, морское господство перешло к Англии, а Рембрандт разорился.

В 1636 г., в расцвете творчества и финансового благополучия, Рембрандт пишет «Автопортрет с Саскией на коленях», который воспринимается как гимн жизни. Но у картины есть и другое название — «Блудный сын в таверне». Художник изобразил себя в образе блудного сына, расточающего «имение своё». На столе — блюдо с павлином, символом тщеславия, а на стене грифельная доска, на которой записывали счёт посетителей — символ того, что за всё придётся заплатить.

«Автопортрет с Саскией на коленях»
«Автопортрет с Саскией на коленях»

В 1656 г. художника, задолжавшего 2 тыс. гульденов (сумма, ничтожная для него ещё несколько лет назад) за купленный в кредит дом, суд признал банкротом. Рембрандту грозила нищета — суровый устав гильдии Св. Луки запрещал банкротам заниматься живописью, но его признали банкротом не как художника, а как предпринимателя. Тем не менее, хотя писать ему разрешили, продавать картины он не мог. Тогда Рембрандт организовал отдельное «юрлицо» — продажей картин занялась его гражданская жена Хендрикье Стоффелс. В браке они не состояли, и формально всё было чисто. Однако денег не хватало, и Рембрандт занялся манипуляциями на хорошо знакомом ему рынке искусства. Он попытался продать свою коллекцию картин и скульптур, которая оценивалась в 17 тыс. гульденов, но за три года удалось выручить только 5 тыс. гульденов.

Тогда Рембрандт принялся за гравюры — с каждой медной доски выходило 30–50 оттисков, и это был неплохой по тем временам тираж. Сначала всё шло хорошо, но затем Рембрандт понял, что перенасытил рынок, и стал скупать листы, чтобы повысить цену. Более того, он стал скупать гравюры и других художников. Такой приём практикуется и на современной бирже — например, компания проводит обратный выкуп акций, уменьшая их количество в обращении. Но Рембрандту не хватило ресурсов для манипулирования рынком — видя его интерес, продавцы повысили цену листов. Когда Рембрандт решил, что пришла пора продавать скупленные гравюры, его собратья по гильдии Св. Луки выбросили на рынок огромное количество гравюр, сбив цены. Поправить своё материальное положение Рембрандту так и не удалось. Одной из его последних работ стала неоконченная картина «Возвращение блудного сына», в которой есть горькая аллюзия и на судьбу художника, прошедшего от богатства к нищете...

«Возвращение блудного сына» (1666/1669).
«Возвращение блудного сына» (1666/1669).

Инвестиции в живопись очень рискованны: сколько будет стоить картина через год или 50 лет, и самое главное — найдётся ли на неё покупатель, не знает никто. В любом случае, если вы намерены всё же вложиться в объекты искусства, помните, что доля таких инвестиций не должна превышать 10% в портфеле.

__

Любите «Открытый журнал», но некогда отслеживать выход новых статей? Просто подпишитесь на нашу рассылку, и все нужные материалы будут приходить прямо на вашу электронную почту!