Дороги, которые мы выбираем

Дороги, которые мы выбираем

Нетривиальная история сомнительного успеха Джея Гулда
Переворачиватель сюжетов,
старший самоучитель истории

«Боливару не снести двоих», — говорил «Акула» Додсон, персонаж рассказа О. Генри. Вполне возможно, что одним из прототипов этого грабителя поездов послужил железнодорожный король Джей Гулд — человек, который приобрёл богатство, но потерял доверие и уважение.

Рис. 1. Джей Гулд
Рис. 1. Джей Гулд

Сегодня имя Джея Гулда напрочь забыто широкой публикой — а 150 лет назад он был любимой мишенью карикатуристов, личностью настолько одиозной, что журналисты называли его «Мефистофелем Уолл-стрит». История его поучительна и любопытна — в этом человеке равно уживались гений инвестирования и демон беспринципности и цинизма. Яркое воплощение американской мечты, Джей Гулд родился 27 мая 1836 г. в семье фермера и не понаслышке был знаком с тяжёлым трудом. В те времена считалось, что детям фермеров грамота ни к чему, но Джей уговорил отца отправить его в школу. Джей увлёкся картографией и математикой, в 18 лет он составил карту округа Ольстер штата Нью-Йорк, а в 20 лет выпустил труд «История округа Делавер». Но слава ждала его на ином поприще. Удачно использовав кризис 1857 г., Джей за бесценок приобретает бизнес по дублению кожи, а потом на товарной бирже практически скупает рынок кож и становится миллионером в 21 год.

К концу 1860-х гг. у Гулда появляются финансовые и политические связи, он интересуется самым прибыльным бизнесом — железными дорогами. Вместе с партнёрами он скупает акции железной дороги «Эри», крупным акционером которой был Корнелиус Вандербильт. Гулд провёл своих людей в совет директоров компании и вступил в борьбу с Вандербильтом за единоличный контроль. Опустим подробности этой схватки — скажем лишь, что это была исключительно грязная игра с двух сторон: с подкупом судей и политиков, попыткой банкротства компании, созданием собственных армий и подготовкой штурма людьми Вандербильта дома, в котором укрылся Гулд с партнёрами. Впрочем, удержать «Эри» Гулду не удалось — он нарвался на мошенника, который тоже словно сошёл со страниц рассказов О. Генри. Некий Мистер Герберт Гамильтон, известный под псевдонимом Гордон-Гордон, выдавая себя за шотландского лорда, убедил Гулда, что поможет ему получить полный контроль над советом директоров Erie Railroad в обмен на акции в размере 1 млн долл. Бумаги Гордон-Гордон тут же продал и успел добежать до канадской границы. Тут заканчивается О. Генри и начинается политический триллер — друзья Гулда похитили Гордона-Гордона, но были задержаны на границе с США. Арест американских граждан вызвал угрозу войны с Канадой, но по итогам переговоров друзей Гулда освободили, а Гордона-Гордона собрались депортировать в США. Перед отъездом Гордон-Гордон закатил шикарную вечеринку, а утром застрелился.

В 1869 г. Гулд со своим партнёром Джеймсом Фиском затевает многоходовку, скупая золото и играя на повышение его цены. По их замыслу, с подъёмом цен на золото вырастет и цена на пшеницу, фермеры станут продавать зерно, а значит, резко вырастут и грузоперевозки по железным дорогам. В эту изящную комбинацию Гулд вложил 7 млн долл., за месяц разогнав цену золота на 65%. Но в игру вмешалось казначейство США, и курс золота рухнул — этот день вошёл в историю Нью-Йоркской биржи как Чёрная пятница 24 сентября 1869 г. Знавший об интервенции казначейства, Гулд успел выйти из игры и даже немного заработать, но те, кто продолжал ставить на повышение, разорились. Гулда обложили судебными исками, и однажды чуть не линчевали на улице, но ему удалось выйти сухим из воды. А вот его партнёр Фиск получил пулю за свои делишки. После этой аферы уже ничто не могло спасти репутацию Гулда. Впрочем, поговаривали, что он нарочно распускал о себе слухи — в американском бизнесе конца XIX в. дурная слава могла помочь в конкурентной борьбе.

Рис. 2. Карикатура на Джея Гулда
Рис. 2. Карикатура на Джея Гулда

К 1880-м гг. Гулд стал железнодорожным королём — ему принадлежали компания Western Union и метрополитен Нью-Йорка, он владел каждой девятой милей железных дорог США. В 1886 г. вспыхнула «Большая забастовка» рабочих железных дорог, и Гулд вновь отличился — он задавил протест, наняв штрейкбрехеров, и вошёл в историю фразой: «Я могу нанять половину рабочего класса, для того чтобы убить вторую половину». Недоверие к нему было так велико, что любое его действие воспринималось как попытка в очередной раз всех обмануть. В 1892 г., пытаясь спасти биржу от паники, он объявил, что будет скупать бумаги, но в его благородный порыв никто не поверил. Дурная слава настигла его бумерангом, и если раньше он скорее играл в «барона-разбойника», то теперь действительно озлобился. Пережив несколько покушений, он окружил себя охраной из агентства Пинкертона. Опасаясь, что тело после смерти похитят и потребуют выкуп, Гулд затеял постройку мавзолея. Гранитное сооружение весом 300 тонн, оборудованное сигнализацией, должно было выдержать прямое попадание из пушки.

Заслуги «короля финансов», который, между прочим, построил тысячи миль железных дорог, Америка постаралась забыть сразу же после его смерти. «Мефистофель с Уолл-стрит» умер в 56 лет от туберкулёза — эта болезнь мучила его с детства. Официально он оставил 72 млн долл. (на деле его состояние было раза в два больше), которые быстро растаяли в руках наследников. Ненависть к нему была так велика, что после смерти Гулда акции его компаний тут же выросли в цене, а по дороге на кладбище гроб попытались взорвать. Пинкертоновцы в течение ещё десяти лет после его смерти круглосуточно охраняли мавзолей.

Добился ли Гулд успеха? Возможно это и так, если считать мерилом успеха количество денег. Но в жизни важны не только деньги. А тем, кто считает иначе, напомните историю Джея Гулда — миллионера, которого все ненавидели.

__

Кстати, если вы хотите поделиться мнением об этой статье или о нашей работе в целом – это можно сделать через форму обратной связи. Напишите нам, и мы обязательно к вам прислушаемся!