Афанасий Фет — лучший девелопер среди русских классиков

Афанасий Фет — лучший девелопер среди русских классиков

О венчурном проекте XIX в. и вложениях в недвижимость
Переворачиватель сюжетов,
старший самоучитель истории

На родовом гербе Афанасия Фета рядом со словами «Ведомые Богом прямо к цели», пожалуй, уместно смотрелся бы и девиз «Никогда не сдавайся». Выстояв под ударами, поэт достиг цели, реализовав долгосрочный венчурный проект с недвижимостью, заслужив покой, славу и — горькую усмешку судьбы напоследок. Но обо всём по порядку.

Рождённый в семье принадлежавшего к древнему роду ротмистра Афанасия Шеншина, в 14 лет Афанасий лишился потомственного дворянства. Его отец в 1820 г. увёз мать поэта из Германии от её первого мужа Иоганна Фета. Узнав, что обвенчались родители поэта только в 1822 г., после рождения Афанасия, духовная консистория отняла у мальчика русское подданство и фамилию Шеншин, «назначив» отцом незнакомого ему немца Фета. Потеря родового имени будет терзать Афанасия Афанасьевича почти до конца жизни, и он посвятит десятилетия его возвращению.

Окончив университет, Афанасий поступил унтер-офицером в кирасирский полк, надеясь с первым же офицерским званием вновь получить потомственное дворянство и прежнюю фамилию. Но Фет оказался в той же абсурдной ситуации, что и герой романа «Уловка-22», который никак не мог уволиться из армии из-за ежедневного повышения нормы боевых вылетов. «Морковка» потомственного дворянства удалялась от Фета по мере того, как он подвигался по службе: сначала Николай I повысил ценз до майора, а при Александре II планку подняли до звания полковника. Отслужив 13 лет, Афанасий Фет «режет убытки», выходя в отставку штаб-ротмистром, и решает пойти другим путём — стать помещиком.

В 1857 г. он женится на Марии Боткиной — дочери богатого торговца чаем, сестре врача Сергея Боткина, в честь которого названа больница в Москве. Получив за женой 20 тыс. руб., Фет покупает на эти деньги 200 десятин земли (порядка 218 га) в Орловской губернии, недалеко от имения Тургенева. Узнав о покупке, Тургенев смеётся над Фетом. Купить участок без леса, посреди степи, без усадьбы, да ещё за «фабулезную» (то есть, сказочную) сумму — да в своём ли уме его новый сосед!

В защиту Ивана Сергеевича скажем, что даже самые успешные венчурные проекты далеко не всегда выглядят привлекательно на старте — скажем, кто мог предположить, что купленная за 5 млн долл. студия Pixar будет через 20 лет продана за 7 млрд долл.?

Афанасий Афанасьевич, действительно, заплатил за землю очень дорого — десятина земли в то время стоила в среднем 30–50 руб. Но он купил землю под пашню, чернозём, без чересполосицы. А стратегия фермерского проекта Фета предполагала интенсивное хозяйство, с дохода от которого можно будет содержать семью, а впоследствии перепродать его и купить уже настоящее имение.

Стратегия выглядит, мягко говоря, рискованной и в наше время. Что же говорить о середине XIX в., когда железные дороги только начинали строить, а логистика и сбыт представляли собой серьёзную проблему. И тем не менее у Фета всё получилось! Бывший кавалерист диверсифицировал производство — построил конезавод, разводил рыб, пчёл, держал скотину. Но главный доход давала рожь, которую он стал продавать на производство спирта. Через несколько лет его Степановка генерировала 5–6 тыс. руб. чистой прибыли в год. В течение 17 лет поэт реинвестировал доходы, по его подсчётам, в обустройство хозяйства было вложено порядка 33 тыс. руб. В 1877 г. Фет выходит из проекта на пике спроса и за 105 (!) тыс. руб. покупает себе в Курской губернии старинное имение Воробьёвку. Здесь он и проживёт до конца жизни, наслаждаясь покоем и переводя латинских поэтов. Здесь придёт к нему и признание — за перевод Горация он станет первым лауреатом полной Пушкинской премии Императорской Академии наук, а затем её членом-корреспондентом. Указ царя вернул Афанасию Афанасьевичу фамилию Шеншин «со всеми правами, званию и роду его принадлежащими». Он будет подписываться только как Шеншин, но стихи продолжит публиковать как Фет, и скажет однажды: «Смущаюсь я не раз один: как мне писать в делах текущих? Я между плачущих Шеншин, и Фет я только средь поющих». А ирония судьбы в том, что Фет умер бездетным и передать возвращенную фамилию оказалось некому...

С точки зрения эксперта, венчурный проект, реализованный Фетом, обладает огромной потенциальной доходностью, но выглядит рискованным и в наши дни. Ему присущ высокий входной порог, ограниченная ликвидность, специфические риски — например, введение какого-нибудь налога, делающего владение недвижимостью невыгодным для инвестора. Цена на актив может резко упасть из-за факторов, которые невозможно учесть при покупке — например, рядом с приобретённым участком построили завод.

Но современному человеку и нет нужды рисковать, подобно Фету, — вкладываться в недвижимость можно через акции крупных девелоперов или через паевые инвестиционные фонды. Выгода таких инвестиций — низкий входной порог и абсолютная ликвидность, бумаги можно купить и продать в любой момент.

__

Понравился материал? Не молчите – поделитесь впечатлениями и пожеланиями с редакцией! Сделать это можно через форму обратной связи, также туда можно направить любые вопросы по интересующим темам. Ждём!