Друг посоветовал покупать акции компании, в которой он работает. Является ли это инсайдом?

Про инсайдерскую торговлю
Данил Секретарев
Директор по внутреннему контролю за профессиональной деятельностью на рынке ценных бумаг ПАО Банк «ФК Открытие»
Введение

У 26-летнего Шахриана Боландяна был друг, 27-летний Ашиш Аггарваль, который работал на престижной должности аналитика в сан-францисском отделении JPMorgan Securities. Инвестиционные банки часто привлекают, когда речь идет о сложных сделках по слияниям и поглощениям крупных корпораций. Ашиш участвовал в нескольких таких сделках и поделился с другом внутренней информацией о том, что в апреле 2012 компания Integrated Device Technology планирует приобрести своего технологического конкурента — PLX Technology, а компания Salesforce в июне 2013 года — систему управления маркетингом ExactTarget. Боландян, в свою очередь, рассказал об этих планах своему знакомому, 28-летнему Кевану Садиху. На троих друзья смогли заработать более 600 тысяч долларов, купив акции корпораций непосредственно перед публичным объявлением об их сделках. В 2015 году все трое предстали перед судом по обвинению в инсайдерской торговле. К сожалению, уверения Шахриана о том, что он получил информацию от друга и не знал о незаконности ее использования, не помогли ему избежать наказания.

Граница между трейдингом и инсайдерской торговлей не всегда так очевидна. Ведь, по сути, что может быть плохого, когда кто-то верит в свою компанию и хорошие квартальные результаты её деятельности и рекомендует покупать акции в преддверии выхода «сильного» отчета?

Какая информация относится к инсайдерской?

В России термин «инсайдерская информация» определен в Федеральном законе 224-ФЗ и подразумевает конкретную непубличную информацию, которая может повлиять на цены финансовых инструментов, торгующихся на бирже. К таким инструментам относятся акции, облигации, паи, депозитарные расписки, деривативы, валюты, товары и иные инструменты, которые обращаются на российских биржах.

Компании, осуществляющие деятельность на финансовых рынках, определяют свои перечни инсайдерской информации и ведут списки лиц, которые имеют доступ к такой информации (инсайдеров).

Закон не запрещает инсайдерам совершать сделки с теми инструментами, в отношении которых они являются инсайдерами, но устанавливает ряд ограничений:

  • Нельзя осуществлять операции с финансовыми инструментами, используя инсайдерскую информацию.
  • Нельзя передавать инсайдерскую информацию другим лицам, если это не связано с прямым исполнением должностных обязанностей.
  • Нельзя рекомендовать, побуждать, обязывать кого-либо совершать операции с финансовыми инструментами, используя инсайдерскую информацию.

Как вы видите, ничто не мешает работникам покупать акции своих компаний или рекомендовать другим покупку, если при этом их действия не основаны на непубличной инсайдерской информации. К такой внутренней информации могут относиться планы по будущим крупным сделкам, даты закрытия реестра, решения совета директоров, дефолт по долгам, смена состава правления. После того как компания публично раскроет на своем сайте или распространит в СМИ данные сведения, информация потеряет статус инсайдерской.

Федеральный закон от 27.07.2010 N 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Как не надо поступать с инсайдерской информацией

К сожалению, случаи неправомерного использования инсайдерской информации встречают нередко даже на олимпе финансового рынка. В 2013 году по подозрению в инсайдерской торговле был задержан Марк Литтлтон — портфельный управляющий международной компании BlackRock, которая в настоящее время управляет капиталом в 6,288 триллиона долларов США. Марк признал себя виновным по двум пунктам обвинения. Речь идет о сделках с акциями EnCore Oil Plc (с 1 октября до 13 октября 2011 года) и Cairn Energy Plc (с 4 ноября до 17 декабря 2011 года). Он покупал акции чуть раньше выхода официальной информации через компанию, зарегистрированную в Панаме.

Наиболее распространённым сектором у недобросовестных инсайдеров является здравоохранение. С 2008 по 2013 год регуляторы привлекли к ответственности более 80 человек за торговлю на инсайде в этой сфере. Среди фигурантов таких дел встречаются мужья, крадущие информацию у своих жен; родные братья, вступившие в сговор; прокурор, торгующий на бирже на основе информации, которую он получал от своей дочери из инвестиционного банка.

Именно в фармацевтике и биотехнологиях разрешение контролирующих органов о допуске препарата или результаты лабораторных исследований могут стоить десятки или сотни миллионов долларов капитализации, а ошибки — привести к скорому банкротству компании.

Расследование подобных недобросовестных практик занимает много времени, регуляторы анализируют торговую активность на бирже, выявляют поведенческие паттерны инсайдерской торговли. Зачастую они заключаются в совершении крупных сделок незадолго до каких-либо событий, приведших к существенному движению цены. Например, жена топ-менеджера компании приобрела большой пакет акций перед выходом годового отчета; трейдер инвестиционной компании, пообедав тет-а-тет с одним из лаборантов фармацевтической компании, ликвидировал позицию в ее бумагах в преддверии выхода результатов исследований нового препарата.

Требуется проверить записи разговоров, электронную переписку, допросить десятки людей, чтобы однозначно определить, было ли это случайным совпадением, проницательным инвестиционным решением или нелегальным использованием инсайда. Поэтому, как правило, расследование занимает не меньше года.

Последствия инсайдерской торговли

Наказания за подобные преступления различаются в зависимости от места совершения. В силу большего опыта институт борьбы с инсайдерской торговлей в США развит лучше, чем в России. Тюремные сроки за такие преступления могут доходить до десятков лет, а денежная составляющая — многократно превышать незаконно заработанный доход.

Стоит отметить, что Банк России рассматривает вариант использования в будущем такого популярного за рубежом инструмента, как «сделка с регулятором». Он подразумевает раскрытие виноватой стороной более широкого круга вовлеченных сторон, взамен сократится штраф или снизится репутационный ущерб для инвестиционной компании. Сейчас наказание за неправомерное использование инсайдерской информации в России предусмотрено как в административном кодексе (штраф или дисквалификация), так и в уголовном (штраф, принудительный работы или лишение свободы).

Подводя итог, хочется посоветовать: не верьте всем слухам. Если вы стали обладателем некоторой инсайдерской информации, подумайте дважды, а стоит ли та потенциальная прибыль, которую можно получить, риска, сопровождающегося нарушением требований в сфере инсайдерской информации. Торгуйте честно!