Уроки депозитарного кризиса: два фонда, которые на деле оказались одним

Опыт FXRB и FXRU, или как консервативные инвесторы в очередной раз рассчитались за высокорискованных

Это довольно громкая история для российского фондового рынка, которая отчасти перекликается с историей «Когда брокер заигрался с плечами». В скандале замешан один из крупнейших провайдеров на российском рынке ETF — FinEx. Данная компания была первопроходцем индустрии биржевых индексных фондов в России, и вложения в её фонды считались одними из самых надёжных.

1 июня 2022 г. FinEx опубликовала на своём сайте новость о текущем положении дел в фондах, находящихся под её управлением. В пресс-релизе сообщалось, что фонд FXRB остался без активов и инвесторам не следует рассчитывать на какие-либо выплаты. Подробнее о том, что произошло и почему, читайте в этой статье.

Возмущение держателей паёв FXRB можно понять — никому не понравится, что его вложения «обнулились». Тем не менее история с «обнулением» фонда не такая уж и уникальная. В мировой практике случались ситуации, когда фонды ликвидировались. В большинстве случаев это происходило после значительного обвала стоимости паёв. При этом чаще всего банкротство встречается среди хедж-фондов, «играющих» с деривативами.

Однако в истории с FXRB примечательно не только это. Интересно, что за «игры» с валютными свопами в фонде FXRB пришлось расплачиваться владельцам паёв FXRU, так как внезапно выяснилось, что FXRB и FXRU — это фактически один и тот же фонд, а паи FXRB и FXRU — просто разные акции одного и того же фонда. Также обнаружилось, что FXRU является хедж-фондом.

Какие уроки можно извлечь?

Частным инвесторам следует тщательно изучать уставную документацию фонда, а не доверять красочным презентациям. В подобных документах должны поясняться все эти нюансы с разными классами акций одного и того же фонда, а также обозначаться риски использования своп-контрактов. Да, документ может оказаться на несколько сотен страниц и на английском языке, что доставит неудобства. Однако тут мы переходим ко второму уроку, который можно извлечь из этой истории.

На одной из пресс-конференций ЦБ РФ представители регулятора, комментируя эту ситуацию, отметили, что фонд иностранный, его деятельность регулируется зарубежным правом и непосредственно к российскому регулятору вопросов быть не должно. Однако некоторые аспекты данной ситуации ЦБ РФ стоило бы учесть.

По сути фонды FXRU/FXRB оказались хедж-фондом. В США, например, доступ к таким инструментам закрыт для рядовых инвесторов с небольшими капиталами. В России же FXRU/FXRB торговались на бирже в высшем котировальном списке и в них разрешено было вкладывать средства пенсионных фондов и страховых резервов, то есть подразумевалась высочайшая надёжность данных инструментов. Частные инвесторы могли купить эти паи без статуса квалифицированного инвестора. Более того, даже не нужно было сдавать тест на допуск к торгам сложным финансовым инструментом. Иными словами, оказалось, что в России высокорискованный финансовый инструмент был доступен всем желающим, в то время как должен быть доступен только квалифицированным инвесторам.

Таким образом, урок заключается в следующем: регуляторы и организаторы торгов, конечно, не должны вмешиваться в работу фондов и досконально изучать её, но опознать хедж-фонд и ограничить допуск к нему — однозначно следовало.