Меню
Меню

Роль СМИ в надувании финансовых пузырей

О влиянии средств массовой информации на финансовые рынки
Константин Барановский
Гуманитарный технолог

Обратим взгляд в недалёкое прошлое — 2008 год. Сейчас мы знаем о крахе субстандартной ипотеки, повлекший за собой мировой финансовый кризис, на эту тему написаны книги и сняты кинофильмы. Но тогда перед кризисом будущее казалось прибыльным и безоблачным: годы роста не закончатся. Эксперты соревновались в оценке очередных высот, которые возьмёт индекс Dow Jones. Мало, кто задумывался, что происходит на деле. И финансовые СМИ, будь то «The Wall Street Journal», «Financial Times», медиаимперия Блумберга, транслировали безудержный оптимизм не задумываясь, что происходит. Как получают всё новые и новые ипотеки люди без малейших подтверждённых доходов, почему банки переупаковывают субстандартные кредиты в сложные финансовые продукты, которым рейтинговые агентства практически на автомате присваивают рейтинг ААА? Появились разного рода сложно структурированные продукты типа синтетических CDO, и никто даже не собирался разбираться, что это такое и каковы риски, но охотно покупали их, инвестируя очередные миллионы долларов. Позиция финансовых СМИ, не славших сигналы тревоги, успокаивала неквалифицированных инвесторов, с головой кинувшихся в воды спекуляции. Узкий и достаточно специфический рынок быстро раздулся до гигантского многомиллиардного финансового пузыря, который оглушительно лопнул в 2008 году, утянув на дно не только банк «Lehman Brothers», но и десятки тысяч человек, лишившихся денег и жилья.

Десятилетием раньше примерно по той же схеме СМИ способствовали раздуванию рынка доткомов. Вышли десятки статей, рассказывающих, что в экономике компаний, использующих IT и Интернет, больше не действуют старые добрые принципы извлечения прибыли. Якобы больше не важны доходы и монетизация услуг и продуктов. А вот охват аудитории, блистательная новаторская идея и горящие глаза — достаточное основание для инвестирования в эти стартапы. Тут отличились не только экономические СМИ: IT-предприниматели становились звёздами телеэкрана, ток-шоу, светской хроники и гламурных журналов. Интернет-СМИ возвели айтишников в ранг новых богов. IPO били рекорды, NASDAQ не успевал переваривать всё новые эмиссии акций доткомов, не производивших часто ничего, кроме хорошего впечатления. Кучка парней с парой компьютеров и офисом в гараже становились миллионерами в мгновение ока. Трезвые возражения Уоррена Баффетта оставались гласом вопиющего в пустыне.

Оба примера, конечно, не возлагают всю ответственность исключительно на СМИ. Но медиа не выполнили свою роль сторожевой собаки, не стали заглядывать в тёмные чуланы и пыльные кулисы, удовлетворившись спектаклем на авансцене. СМИ оказались слишком близко к рынкам и зависимы от своих источников информации. «Если бы мы не писали, мы легко могли бы торговать, потому что мы очень близки к рынку», — заявил один из финансовых журналистов в ходе «Европейского опроса» в середине двухтысячных. Причем 55% финансовых журналистов согласились с утверждением: «В освещении финансовых новостей скорость стала более решающим фактором, чем содержание». Опасность неправильного освещения из-за скорости является суровой реальностью: трое из пяти опрошенных журналистов согласны или абсолютно согласны с тем, что «новые технологии распространения информации способствовали росту риска появления непроверенной информации». Проверять и рефлексировать некогда — надо распространять. Расследование — дело весьма трудоёмкое, требует затраты серьёзных ресурсов, а «выхлоп» от него может быть мизерным, не оправдывающим расходы.

Кроме того, СМИ и рынки стали взаимозависимы. «Каждый — это участник рынка, независимо от того, заключает ли он сделки или предоставляет информацию», — цитирует «Европейский опрос» мнение трейдера, которое разделяют многие другие респонденты. Компании, рассчитывающие биржевые индексы и поставляющие новости трейдерам, входят в медиахолдинги, руководство которых не готово публиковать материалы, ставящие под сомнение активность рынков. Хотя бы потому, что холдинги получают от участников рынка деньги за подписку на их информацию и в качестве оплаты рекламы. Нет сговора или злого умысла — просто так сложились обстоятельства.

Ситуация возникла не вчера, аферисты XIX — начала XX века активно использовали финансовые СМИ для раздувания ажиотажа вокруг ценных бумаг или торговли участками земли (например, во Флориде, где «земля» оказалась заболоченной территорией или вообще дном реки). Разве что, участвовали в этом СМИ не первого ряда: аферисты, не получая респектабельности, брали массовым охватом потенциальной аудитории. Есть ещё отличие: вряд ли в описанных выше ситуациях речь шла об умышленном введении в заблуждение инвесторов, скорее об умелом предоставлении дозированной и тщательно отобранной информации, которую СМИ не проверяя спешили распространить. Стоит отметить, что в случае с криптовалютой СМИ пишут о рисках и потерях, а не только трубят в фанфары. Как и деятельность Илона Маска находится под огнём разумной критики, не смотря на все его радужные обещания. Достаётся и компании Apple, давно уже перешедшей от технологических инноваций к чисто маркетинговым ухищрениям.