Новые рынки: роль Китая в будущем экономики России

Насколько наша страна может опираться на восточного соседа в выборе экономической стратегии

Оценивая шансы России успешно противостоять введённым против неё санкциям, оптимисты обычно учитывают серьёзный потенциал отечественной промышленности и наличие ресурсов для покупки необходимых товаров в не присоединившихся к санкциям странах. Кроме того, одним из элементов уравнения является наличие положительного торгового баланса, который даёт возможность платить (чем — это вопрос технический) за приобретаемое.

Опыт преодоления санкций, наложенных на Россию в 2014 г. за приём в свой состав Крыма, свидетельствовал, что в целом импортозамещение — задача решаемая. Однако история с турбинами Siemens для Крымской ТЭС показала, что крупные покупки даже через компании-прокладки могут вызвать скандал. И это в вопросе, по которому санкции были наложены на Крым, а не на всю Россию.

В этом смысле современная Россия находится в более выгодных условиях, чем Советская Россия после окончания Гражданской войны. Поэтому среди сторонников мобилизационной экономики превалируют мнения о том, что сегодня возможно повторение сценария советской индустриализации, и этим путём возможно решить проблемы импортозамещения. Однако история с обнаружившимся дефицитом офисной бумаги или с проблемами в отечественном автомобилестроении показывают, что процесс отсоединения российской экономики от экономики глобальной лёгким не будет.

Советская индустриализация проводилась при запредельном напряжении сил и максимальном использовании внутренних ресурсов (экспорт зерна в период голода). Но есть ещё одно важное обстоятельство: участие США в виде поставок оборудования для заводов и предоставления технических специалистов для налаживания работы и обучения рабочих. Стажировки специалистов на американских предприятиях тоже были, хотя и не массово.

США, первая индустриальная экономика мира, делали это с дальним геополитическим прицелом. Тогда СССР нужен был американцам, как и реваншистская Германия, для борьбы с мировым торговым доминированием Британии.

Китай зависит от экспорта в США и Евросоюз

Сегодня Китай — первая индустриальная экономика мира, которая борется с экономическим доминированием США.

Для США столкнуть своего конкурента, Европу (третья экономика мира, если брать Евросоюз в целом), с Россией — это развязать себе руки для борьбы с Китаем. Поэтому США не заинтересованы в скорейшем прекращении конфликта на Украине (исключая только особо выгодный для себя сценарий безоговорочного отступления России).

А в чём заинтересован Китай? Первые звоночки об опасениях крупных китайских компаний продолжать сотрудничество в прежних форматах с российскими компаниями — это проявление истинной политики Китая, которую китайская дипломатия лишь смягчает.

США и ЕС остаются для Китая крупнейшими экспортными рынками. Китайские компании не хотят рисковать своими доходами ради помощи России. Пример Huawei показал, насколько большие неприятности могут их ожидать, если американские власти всерьёз ополчатся на одну из них. В китайском руководстве это понимают.

Поэтому если Си Цзиньпин примет решение помогать России, то будут изыскиваться такие формы помощи, чтобы не подставить конкретные китайские компании, работающие на западных рынках. Но насколько помощь России соответствует долгосрочным интересам Китая?

Может ли Китай быть уверен в России

До воссоединения Тайваня с материковым Китаем в Пекине однозначно не заинтересованы в ослаблении России. Поэтому на политическое давление из Вашингтона всегда будет даваться твёрдый ответ.

Но насколько Китай будет заинтересован гипотетической индустриализацией 2.0 в России? Покупать российские энергоресурсы, поставлять автомобили, бытовую технику, китайские аналоги люксовых европейских брендов китайцы готовы. Остаётся понять, насколько они готовы к серьёзной производственной кооперации с российскими предприятиями. Пример совместной разработки дальнемагистрального широкофюзеляжного самолёта CR-929 — показательный, но пока ещё не типичный. А как в долгосрочной перспективе Китай отнесётся к сильному северному соседу? Готов ли он содействовать его усилению?

С одной стороны, зависимость Китая от экспорта в страны коллективного Запада огромна. И зависимость от импорта сырья и энергоресурсов не просто велика, а критически велика. Поэтому Китай не может себе позволить идти на обострение.

С другой стороны, китайцы никогда не чувствовали себя частью Запада. Для них и четыре модернизации Дэн Сяопина были лишь способом восстановления своего цивилизационного суверенитета. И китайцы скорее склонны не доверять последовательности политики России, которая сама в конце 1980-х гг. капитулировала перед Западом, которому до того времени успешно противостояла. Нынешняя ситуация, когда у России не остаётся вариантов, парадоксальным образом повышает доверие Китая к ней.

Важность России для долгосрочных целей Китая

Складывающаяся ситуация для Китая выгодна. На фоне украинского конфликта, если присоединение Тайваня произойдёт мирным путём, Пекину будет предъявлено гораздо меньше претензий. И даже если КНР будет вынуждена применить силу, это уже не будет беспрецедентным поступком.

Но с экономической точки зрения цель Китая — обеспечить себе возможности для дальнейшего развития. И поставки сырья и энергоресурсов здесь единственный приоритет. Для Китая важно расширять сферу, в которой его экономические интересы не подвергаются геополитическим рискам. Даже в Юго-Восточной Азии у него не получается пока этого добиться.

И здесь помощь России в создании, как говорится в совместном коммюнике Сергея Лаврова и главы китайского МИД Ван И, «многополярного и справедливого миропорядка по итогам серьёзного этапа в истории международных отношений» оказывается чрезвычайно важной. Первая сфера, где такой миропорядок может быть установлен, — это Центральная и Восточная Азия. Партнёрами России и Китая в этом станут Индия и Иран.

Территория для нового миропорядка

Совместно эти страны могут обеспечить мирное развитие Афганистана (на министерской конференции государств — соседей Афганистана и было сделано процитированное выше заявление). В проектах освоения подземных кладовых Афганистана и строительстве через него транспортных коридоров могут с выгодой для себя принять участие и бывшие республики Средней Азии. В строительстве энергомоста и газопровода из Центральной Азии на юг сможет поучаствовать также Пакистан.

В сумме получается огромный рынок, в котором Россия будет полезна Китаю и как дипломатический посредник, и как гарант безопасности, и как технологический партнёр, имеющий свои наработки и способный их реализовать.

Для России этот вариант позволяет обеспечить российским компаниям новые рынки взамен утраченных в Европе. И это даёт возможность обойтись без жёсткого перехода к мобилизационному сценарию. В этой парадигме будущее для России представляется в рамках встроенности в глобальное разделение труда, но уже «не всего мира, а его половинки».

Однако процесс создания азиатской сферы экономического сотрудничества займёт определённое время. Как и процесс перестройки российской экономики на новую географию и новую структуру внешнеэкономических связей. И в рамках этой перестройки индустриализация 2.0 приобретает совсем другие черты, чем при попытке построения самодостаточной и изолированной от остального мира экономики. Правда, для участия в этом процессе на равных с Китаем необходимо решить вопрос с источником инвестиций.