Меню
Меню

Почему я не инвестирую в компании с высоким долгом

И у меня на это пять причин
Михаил Болдов
Частный инвестор, автор блога о финансах
и инвестициях

Большой долг у компании — это риск или возможность? Правильного ответа на этот вопрос нет. Каждый случай уникален и требует индивидуального рассмотрения.

Есть целая инвестиционная стратегия, основанная на том, чтобы покупать бизнес с большим долгом в ожидании, что компания сумеет погасить существенную часть своих обязательств (совершит делеверидж — то есть снизит уровень закредитованности), и это приведёт к существенной рыночной переоценке её акций. В некоторых случаях так и происходит.

Однако я избегаю эмитентов с высоким уровнем долговой нагрузки. Объясню свои мотивы.

Риск банкротства

У стратегии, которую я описал выше, есть обратная сторона монеты. В случае неблагоприятного исхода, вместо того чтобы заработать, инвестор может оказаться владельцем банкрота. Практика показывает, что если компания разоряется, то её акционерам обычно ничего не достаётся. Ведь требования миноритариев удовлетворяются в последнюю очередь и только после того, как закрыты все обязательства перед кредиторами.

Современная инвестиционная теория гласит, что инвестиционный риск нужно измерять волатильностью котировок. Однако меня краткосрочные рыночные колебания беспокоят слабо. Гораздо более внимательно я слежу за тем, чтобы не разрушалась внутренняя стоимость бизнеса, которым владею, и чтобы перед компанией не стояла реальная угроза банкротства.

Но там, где есть большой долг, всегда есть риск банкротства, и ситуация в любой момент может выйти из-под контроля.

Уязвимость к кризисам и рыночной конъюнктуре

Бизнесу с высоким уровнем обязательств сложнее пережить тяжёлые времена, которые практически всегда наступают внезапно. Ещё вчера компания решительно привлекала сторонние инвестиции, чтобы скупать конкурентов или расширять производство, а сегодня поставлена на грань выживания. И всё потому, что спрос и цены на её продукцию резко снизились из-за очередного экономического спада, неблагоприятной рыночной конъюнктуры или проигранного дела в суде на кругленькую сумму.

Если у компании уже есть большой долг — ей сложнее привлекать деньги на хороших условиях. Более того, наращивание долговой нагрузки делает её ещё более уязвимой перед кредиторами, которые начинают диктовать всё более жёсткие условия и даже могут перехватить контроль над компанией у акционеров.

Банки могут диктовать свои условия

Чаще всего самыми крупными кредиторами являются банки и профессиональные участники, у которых работа с проблемными активами поставлена на поток. И нужно иметь в виду, что между акционерами и кредиторами может возникать конфликт интересов, который в случае высокого уровня закредитованности бизнеса будет разрешаться в пользу последних.

Конечно, банки редко заинтересованы, чтобы намеренно банкротить компанию — это крайняя мера. Но забрать себе лучшие активы в счёт долга, чтобы продать их подороже, — обычная практика. Это происходит следующим образом. Бизнес видит возможности для развития и привлекает большой кредит, чтобы расширить свои производственные мощности, но переоценивает свои силы или рыночная ситуация резко меняется. Денег, чтобы строить и одновременно платить по обязательствам, не хватает, компания занимает ещё и ещё — до тех пор, пока её финансовое положение не становится катастрофическим. Тогда банки находят выход — забрать актив, ради которого и брался кредит, чтобы погасить хотя бы часть выросших обязательств. В итоге у компании больше нет перспектив для развития, но остаётся долг, пусть и не такой колоссальный.

Денежный поток идёт на обслуживание долга

Прежде чем вложить свои деньги в эмитента, я пытаюсь ответить на простые вопросы: на кого работает эта компания? Куда она направляет свои денежные потоки? Кто на самом деле получает выгоду от её деятельности: инвесторы или кредиторы?

Какая мне радость в том, что у бизнеса растёт показатель EBITDA, если большая его часть уходит на уплату процентов по кредитам.

Я всегда стараюсь разобраться в структуре денежного потока компании. Какая его часть идёт на обслуживание долга, какая — на восстановление основных средств и инвестирование в новые проекты, а какая доля распределяется между акционерами в виде дивидендов. Особенно показательно смотреть на динамику этого распределения на протяжении пяти и более лет — многие тенденции становятся более очевидными.

Качество управления

Если у компании большой долг, который делает её финансовое положение неустойчивым и ограничивает возможности для развития, это повод усомниться в компетенциях топ-менеджмента. То, что менеджеры допустили подобную ситуацию, может говорить о низком качестве управления и недальновидной политике. Или что их отношение к риску кардинально не совпадает с моим.

И нет никаких гарантий, что в будущем управление окажется более эффективным. Хотя перемены возможны, более того, менеджмент всегда можно сменить — после чего начнётся возрождение из пепла. Но я лучше подожду перемены, наблюдая за действиями управленцев со стороны, пока ситуация реально начнёт меняться в лучшую сторону.

Я не спорю, можно инвестировать в компании с большим долгом и даже зарабатывать на этом. Но я выбрал более консервативную стратегию, которая предполагает избегать компаний с высоким уровнем долговой нагрузки. Если я вижу, что в этом бизнесе для меня есть реальный риск потерять все вложенные деньги, то отказываюсь от инвестирования, даже если перспективы ошеломительны. Как говорит Уоррен Баффетт: «Первое правило инвестирования — никогда не терять деньги, а второе — никогда не забывать о первом правиле».

Больше интересных материалов