Меню
Меню

Почему «пассивный доход» это не халява? Окончание

Как положить начало олигархической династии
Александр Силаев
Частный инвестор, трейдер, писатель

Напомним краткое содержание предыдущей серии. Речь шла о том, что отдача идёт не на любой капитал. Что пассивный доход требует некоторой компетенции для своего извлечения. Что деньги сами по себе отнюдь не «делают деньги» (как любят представлять многие из тех, у кого их никогда не было). Было это показано, в частности, на примере 30 пресловутых сребреников. Если бы их вложили 2000 лет назад хотя бы под 5% годовых... сейчас бы в мире не нашлось столько атомов серебра, чтобы выразить эту сумму.

Могут возразить, что с ростом капитала падает и его доходность. То есть пока у вас денег мало и средне, будут вам эти 5%, но лафа закончится где-то на уровне Ротшильдов и Рокфеллеров.

Это верное объяснение, почему невозможна геометрическая прогрессия в росте капитала успешных трейдеров. Там действительно ограничен капитал, возможный в работе, по соображениям ликвидности. Спекулянт, например, должен что-то купить, но, если не найдётся желающих быстро ему продать требуемый объём по требуемой цене, спекуляция ломается.

Поэтому на земле бывают успешные трейдеры, но почти нет трейдеров-миллиардеров — это малый и средний бизнес, скажем так.

Но там, где речь идёт о пассивном инвестировании, объём не имеет значения. Вы купили и держите, не совершая никаких движений. Если вы нашли требуемую доходность в долговом или акционерном капитале, она будет одинаковой на любую сумму — тысячу долларов, миллион или триллион. Пока рынок стоит этот триллион, не так важно, сколько у него собственников — несколько человек или несколько миллионов, все получат одинаковую доходность.

Могут возразить, что пример с Иудой не совсем корректен. «Раньше пяти процентов не было, а сейчас капитализм, и они есть». Да, но в каком качестве они есть сейчас? В качестве закона на дальнейшие времена или временной аномалии?

Если новый закон на неограниченно долгие времена, то мой пример про их якобы неограниченность. Ясно, что она теоретически невозможна, а значит, нет и закона. Если же это временная аномалия — пускай. Бывают точки времени и пространства, где капитал даёт плюс 10%, бывают, где минус 10%. В удачные периоды пространство может расшириться и время растянуться, возникает широкая и долгая зона аномальной доходности. Например, англосаксонский мир в XX веке: США, Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия, ЮАР. На примере их акционерного капитала, собственно, и возникло учение о пассивном доходе в его академической версии.

Математическое доказательство можно считать предельно-дедуктивным. Оно самое строгое, и либо вы его опровергните (и ваши потомки получат за это золотой шар массой больше Земли), либо его достаточно. Но кому-то будет нагляднее на других примерах. Вот доказательство с другого полюса, назовём его индуктивно-эмпирическим. Напомним опровергаемый тезис, любая формулировка по вкусу: «деньги делают деньги», «капитал растёт сам собой» и так далее. Опять пойдём от противного.

Предположим, капитал растёт сам собой, а не потому, что это ставка в руках умелого игрока, растущая от его умения на отъёме чужих ставок. Тогда неважно, чьи это руки, капитал будет расти в любых руках. Тогда мы просто берём самые случайные руки, какие можно, — массив людей, выигравших многомиллионные суммы в лотерею. Они же не всё прогуливают сразу, часть денег, как им кажется, они инвестируют.

И вот то, как они инвестируют, даёт материал для исследований. Если там значимая положительная доходность, обгоняющая инфляцию, мы увидим, что почти любой, сорвавший джек-пот, должен положить начало олигархической династии. За историю человечества тысячи людей срывали многомиллионные ставки. Покажите мне тысячи новых финансовых династий, и я скорректирую свои взгляды.

Менее чистый опыт, но тоже возможный — отследить судьбу состояний звёзд. Людей, которые благодаря таланту и удаче смогли заработать состояние.

Но вот смогли ли они и их наследники его преумножить?

Опыт менее чист, потому что по условиям опыта деньги должны умножаться сами, в сколь угодно корявых руках. У выигравших в лотерею — статистически более подходящие руки, они ближе к средним. Полагаю, звёзды всё-таки разумнее среднего, пусть не специалисты в инвестициях, но общая разумность тоже фактор. Будем считать это обстоятельство форой нашим оппонентам. Давайте, поищите здесь. Если найдёте пару финансовых династий, зародившихся таким образом, — это немного не то. Если противный нам тезис верен, зарождение династии должно здесь быть не исключением, а правилом. Заметно больше половины возникших таким образом капиталов должны успешно умножаться. Если это почему-то не происходит, в каждом случае будет своя причина. Но общая причина всех случаев: деньги это не кролики — если их предоставить самим себе, они не размножатся.

Ещё менее чистый опыт, но я готов признать и его: отследить, что стало с великими состояниями. Опыт далёк от лабораторного, ибо наследники великих магнатов явно компетентнее среднего. Но им это не особо помогает. В XVI веке самым богатым человеком Европы был ростовщик Якоб Фуггер. По современным оценкам в пересчёте на современные деньги его состояние равнялось 300–400 млрд долларов (подробнее см. Грэг Стейнметц «Самый богатый человек из всех, кто когда-либо жил»). Сейчас, по крайней мере, официально, таким капиталом не обладает ни одна семья на планете. Если деньги делают деньги, вообразите, сколько у этой семьи должно быть денег сейчас. Они могли бы купить себе кусочек Европы и ждать, пока пассивный доход не нарисует им заслуженные квадриллионы. Семья, кстати, никуда не пропала. Она существует в Германии по сей день и даже владеет небольшим банком. Можете навести справки, как у него обстоят дела.

Можно сказать, что семье Фуггеров как-то особо не повезло? Хорошо, давайте посмотрим, как оно в среднем. Берём самые богатые семьи начала любого столетия и смотрим, как было дальше. Я полагаю, что знаю ответ только из того факта, что никто нынче не обладает состоянием в триллион долларов. Не верите — проверьте. Статистические массивы к вашим услугам.

Можно возразить, что чем богаче — тем хуже идут дела? То есть у миллиона всегда лучшие перспективы, нежели у миллиарда, в силу размера. В трейдинге — да, конечно, по понятным причинам. В инвестировании, тем более пассивном, таких причин нет. Скорее есть причины обратного. Крупные состояния, подобно физической массе, искривляющей пространство, также искривляют социальный континуум в плане правил игры. Только не против себя, а в свою пользу: самые крупные игроки являются как бы ещё немного арбитрами, и могут немного подсуживать в свою пользу. У миллиона нет преимуществ перед миллиардом, а как веками обстоят дела с миллиардом, можете, повторюсь, проверить сами — если ещё не верите.

Больше интересных материалов