Меню
Меню

Почему нельзя доверять чужим доходностям?

Личный опыт частного инвестора
Михаил Болдов
Частный инвестор, автор блога о финансах
и инвестициях

Скажи мне, какая у тебя доходность, и я скажу, кто ты. Примерно такие принципы работают на фондовом рынке. Именно бумажная доходность является на бирже основным мерилом успеха. Нет более надёжного способа для участников поделить инвесторов на чемпионов и лузеров. Если говоришь, что 40%, люди восхищённо качают подбородком.

Если говоришь, что 5%, то получаешь снисходительную улыбку.

Ориентиром обычно является доходность самого популярного индекса (в России это Индекс МосБиржи). Обгоняешь его — молодец, продолжай в том же духе; не обгоняешь — думай, что делаешь не так и стоит ли вообще тебе этим заниматься.

Начинающие инвесторы очень быстро оказываются втянуты в эту гонку за доходностью и уже не могут взглянуть на ситуацию шире. Всё это делает их лёгкой добычей для околорыночной индустрии и, что ещё хуже, для шарлатанов.

Например, я могу сказать, что последние три года доходность моего портфеля в три раза превышала доходность индекса, и многих это заставит воспринимать то, что я пишу, гораздо серьёзней и внимательней.

Или же я могу заявить, что моя доходность оказалась в три раза хуже индекса, и тогда многие даже не станут дочитывать эту статью.

Самые впечатлительные готовы принимать на веру всё, что им говорят люди, декларирующие высокие доходности, или даже заносить им крупные суммы денег в надежде, что «мастера» совершат с их капиталом ещё одно чудо.

Однако реальные результаты могут достаточно сильно разочаровать. Вот пять причин не доверять высоким доходностям.

  1. Люди часто преувеличивают свою доходность.

    Это удивительно, но иногда люди врут. Бывает, что эта ложь осознана и имеет корыстные цели, а бывает, что человек сам не может признаться себе в том, что реальность далека от его фантазий. При этом проверить враньё может быть достаточно сложно, даже если люди ведут публичные портфели.

    Например, человек может начать вести десять портфелей одновременно. Разорить девять из них, но один совершенно случайно вывести в большой плюс. И, разумеется, именно успех этого портфеля получит широкую огласку как пример высокого мастерства управляющего.

    Или можно совершать сделки постфактум, но в псевдоежедневном режиме. Если акция за день выросла на 30%, то обязательно окажется, что человек купил её ещё вчера вечером или сегодня утром. Или, наоборот, при падении цены на 50% трейдер объявляет, что успел вовремя продать, потому что предвидел такое развитие событий и, конечно же, вовремя среагировал (он же профессионал).

  2. Используются неверные или альтернативные способы расчёта.

    Подсчёт реальной среднегодовой доходности, с учётом дивидендов, довнесений/выводов денег, покупок/продаж на конкретные даты — задача нетривиальная. Методики расчёта могут вызвать восхищение даже у бывалого профессионала.

    Лично я знаю пять различных способов подсчитать свою доходность, и все они имеют право на жизнь. И чем сложнее формула, тем проще в ней запутаться. Малейшие нюансы и упрощения могут оказать существенное влияние на результаты.

    Заприте трёх инвесторов в одной комнате и попросите их договориться, как правильно считать доходность, и, скорее всего, они так и не придут к единому мнению.

  3. Выбираются удачные периоды времени.

    Год, два или даже пять лет не являются показательными для того, чтобы достоверно отличить случайность от мастерства. И даже десятилетний отрезок времени не даёт нам окончательно ответа.

    Статистика — один из самых удобных инструментов манипуляции фактами.

    Период, который мы захватываем для расчёта, имеет огромное значение. Особенно этот эффект становиться очевиден в годы кризисов и большой рыночной волатильности. Учли мы при расчёте 2009 год, когда всё росло просто потому, что восстанавливалось после глубочайшего кризиса — и вот наша среднегодовая доходность поражает воображение. Убрали из расчёта 2009 год или, наоборот, захватили ещё и 2008 — и у нас уже совсем другие цифры.

    Есть мнение, что, правильно выбирая периоды времени, можно доказать или продемонстрировать практически всё что угодно.

  4. Используются плечи.

    Применение финансового рычага на фондовом рынке оказывает удивительный эффект. Во время роста рынка прибыль у людей, которые торгуют на заёмные средства, растёт гораздо мощнее, чем у тех, кто торгует исключительно на свои (правда, и во время падения или стагнации рынка убытки таких агрессивных трейдеров могут оказаться не менее впечатляющими).

    Очень часто высокая доходность — это просто следствие больших плечей на растущем рынке, и, если убрать эффект рычага, окажется, что никакого другого преимущества портфель управляющего не имеет.

  5. Иллюзорность бумажной прибыли.

    Бумажная составляющая прибыли оказывает значительный эффект на общую доходность инвестора и очень слабый — на его реальную жизнь.

    Ну и что с того, что вчера наш портфель оценивался рынком в рубль, сегодня в 70 копеек, а завтра будет стоить полтора рубля, если мы ничего не продаём и не покупаем? Это всё виртуальные прибыли и убытки до тех пор, пока мы не начинаем их фиксировать.

    Если доходность инвестора в прошлом году составила 100%, а в этом минус 50%, то какова его средняя доходность за два года? Правильно, 0%. Другой же инвестор в том году получил доходность 0,1% и в этом повторил свой результат. А значит, за два года он заработал больше первого.

    К кому бы вы пошли учиться — к тому, кто в прошлом году получил трёхзначную доходность, или к тому, чья доходность второй год болтается на уровне чуть выше нуля?
У каждого из нас свой путь, свои цели и своя скорость движения

Пытаясь ориентироваться на чужие доходности, мы с большой долей вероятности рискуем быть обманутыми (случайно или преднамеренно) и переместить фокус с главного на второстепенное, перепутать причинно-следственные связи. Доходность не может быть целью, она лишь следствие выбранной инвестиционной стратегии на ограниченном отрезке времени в условиях, которые больше никогда не повторятся.