Меню
Меню

Не храните деньги в товарах

Инвестиции в коммодити, в частности, золото.
Почему это не лучший вариант?
Александр Силаев
Частный инвестор, трейдер, писатель

Если инфляция – это удорожание товаров, то кажется, что лучший способ уйти от неё – уйти в товары. Способов много. Обычные люди могут купить золотые монеты или открыть ОМС (обезличенный металлический счёт в банке). Чуть более продвинутые могут вложиться в ETF драгметаллов или сырья, что-то поделать с фьючерсами.

Увы. Победа над инфляцией таким путём может быть только случайна, а проигрыш – закономерен.

Приобретая товарный актив, вы реально покупаете доходность, равную инфляции минус кое-что: транзакционные издержки, «чёрные лебеди», издержки волатильности, налог. То есть инвестируете под доходность, которая кучей способов хуже инфляции. 

Возьмём образцово-популярный товар – нефть. Вот график реальной, за вычетом инфляции, доходности по нефти за полтора века, в долларах 2016 года.

Источник: zmey.club/global/23-neft-s-1866-go-goda

Примерно так или хуже будет и по другим коммодити.

Но графики приукрашивают. Глядя на них, можно подумать, что, уходя в товары, вы покупаете доходность, примерно равную инфляции плюс некая неопределённость. Через десять лет может выясниться, что вы случайно заработали 20% или так же случайно потеряли. Классическая портфельная теория разрешает инвестиции в активы с ожидаемой околонулевой доходностью при условии, что у них отрицательная корреляция с основным наполнением портфеля. Обычное основное рекомендуемое наполнение – акции. Корреляция отрицательная. Значит, можно?

Увы, на практике расстояние между теорией и практикой больше, чем в теории.

Между графиком и карманом будет разница, и обычно разница не в пользу инвестора.

  1. Комиссии.

    Вы не можете инвестировать в нефть или продовольствие, заполнив свои личные склады. Даже если бы такие склады у вас были, это всё равно странный способ: сложный, дорогой и рискованный. Обычно это делается через фонды. Используя производные инструменты, они поддерживают доходность, соответствующую росту цены товара. Превысить эту цифру они не могут. Могут только понизить на величину своей комиссии, это в лучшем случае. В худшем – часть средств будет потеряна по дороге. Грубо говоря, золото выросло за год на 8%, комиссия фонда составляет 2%, но у вас почему-то доходность не 6%, а 4%. Куда делись ещё 2%, никто не скажет. Даже индексные ПИФы в России зачастую теряют пару процентов годовых просто так, по необъяснимым причинам.

  2. Спред.

    Допустим, вы решили обойтись без фондов. Вас манит золото. Вы идёте в банк и открываете ОМС – обезличенный металлический счёт. В этом случае ваш контрагент живёт не с комиссии, а со спреда (при желании это можно назвать комиссией). Как в пункте обмена валюты цена покупки отлична от цены продажи, и вот на эти 2-3% обменник живёт. Но в случае ОМС спред может достигать 10-12%. Купили золото. Через год цена та же. Вам понадобились деньги, пошли закрыли ОМС, потеряли 10%. Как выбрать, на чём лучше терять – на годовой комиссии или спреде? Если вложение на короткий срок, лучше комиссия фонда, если надолго – лучше ОМС. А ещё лучше – обходить всё это стороной.

  3. Налоги.

    Они берутся не с реальной доходности, а с номинальной. Допустим, инфляция 15% годовых, вы продали паи фонда с разницей в 10%. С точки зрения налоговой, у вас не убыток 5%, а прибыль 10%, с неё полагается уплатить 13% НДФЛ. При инвестировании в акции и облигации этот трюк с расчётом налога не так значим. Во-первых, там изначально неотрицательная доходность, во-вторых, на владение этими бумагами здесь и сейчас есть льготы. А с фонда драгметаллов есть налог, наложенный на ваш убыток.

  4. Локальные «чёрные лебеди».

    Например, вы открыли ОМС в банке, банк обанкротился. В отличие от депозитов, ваши золотые граммы не застрахованы.

  5. Глобальные «чёрные лебеди».

    Вы инвестировали в какой-то металл, который полагали ценным. Но в мировой экономике что-то щёлкнуло, и ценность исчезла. Например, исчезла редкость: наконец нашли философский камень и металл научились делать из дешёвого сырья. Или просто в промышленности нового века стал меньше спрос. Совокупная товарная масса планеты, если в неё как-то вложиться, действительно отражает инфляцию. Но одни товары уходят, другие приходят. Вы вложились в старую номенклатуру, а инфляция будет отражена уже в новой. Чтобы было понятнее, представьте: на дворе начало ХХ века, и вы решили сделать вложение вдолгую. Купили дрова (топливо всегда нужно!) и конскую упряжь (как же без транспорта?). Мы не знаем будущего, но дровами может оказаться что угодно.

  6. Волатильность как психологический фактор.

    Давайте опять на примере золота, оно же у нас считается главным защитным активом. Как известно, этот защитный актив падал в цене с 1980 по 2000 год. Не в разы, осторожно падал. Учитывая, что падение к доллару, а доллар при инфляции падает сам собой, падение сильнее, чем кажется. Но всё равно не на 80-90%, как умеют фондовые рынки.

Но что вероятнее навсегда выбьет инвесторов из актива: быстрое падение на 80%, с последующим восстановлением за пару лет, или медленное, упорное, в год по чуть-чуть падение длиной в двадцать лет? В первом случае всё быстро, инвестор не успевает толком помучиться, да и надежда на восстановление стоит дороже, чем 20%, которые можно забрать сейчас. А вот если много лет терять по кусочку, но у тебя ещё больше половины капитала… Есть что спасать. И есть от чего спасаться: кажется, что настаёт такая реальность, где активу просто нет места. Этим и коварны коммодити – у них очень долгие циклы. Нормальный человек с обычной психикой, попав в такие активы, всегда будет расположен выходить из них на лоях. При этом уходить навсегда, чтобы больше никогда не вернуться, за десять лет у него сложится устойчивое мнение.

А входить он будет, вероятнее всего, поближе к хаям. Когда многолетний рост создаст иллюзию, что это надолго, если не навсегда. Нефть в 2007 году, золото в 2011 так и манят. Назовём это ловушкой волатильности. Пожалуйста, вот куча вариантов – как актив, рассчитанный на соответствие инфляции, окажется хуже неё.

Кому-то ещё туда надо?