Меню
Меню

Какая польза от биржи. Часть первая

Зачем обществу инвесторы?
Александр Силаев
Частный инвестор, трейдер, писатель

Часто приходится слышать, что от биржевых игроков только вред. Некоторые уточняют — от спекулянтов. Многие идут дальше и говорят — вообще от всех. Даже от пассивных держателей акций «Газпрома» и «Амазона». С марксистской колокольни, например, все они паразитический класс.

Более умеренная позиция: вреда от вас нет, но и особой пользы тоже. На что-то живёте, но при этом ничего не производите, так ведь?

Попробуем сейчас защититься и от радикальных критиков, и от умеренных. Итак, вопрос: зачем мы, от портфельных инвесторов до алготрейдеров, нужны хоть кому-то, помимо самих себя?

Можно начать с базового тезиса, что деятельность инвестора и трейдера формально этична. Этику можете понимать при этом как угодно. Можно по Канту: «поступай так, чтобы максима твоих поступков могла стать всеобщим законом». Можно как утилитаристы: «поступай так, чтобы максимизировать пользу мира». Спекуляции, не говоря уже об инвестициях, пройдут оба теста.

Касательно формальной этики. Всё как за покерным столом. Трейдер хочет сделать с другими то же самое, что они хотят сделать с ним. И он хочет, чтобы они продолжали хотеть того же. Иначе игра закончится. Все находятся в игре добровольно и заинтересованы в её продолжении, а продолжение будет при сохранении намерений сторон, идеально симметричных.

Касательно общественной пользы. Давайте начнём с инвестора.

Чтобы кто-то мог ходить на работу, делать там оговорённые вещи и получить оговорённые деньги, кто-то другой должен за него: а) выкупить экономический риск, б) отказаться от текущего потребления в пользу содержания фондов.

Именно это входит в понятие инвестировать. И это не так легко, как кажется.

В современном мире инвестировать можно, начиная с любых сумм, — раз, начать бизнес в постиндустриале можно без вложений — два. Наёмный труд имеет возможность выступить как в роли предпринимателя, так и в роли инвестора, но не так уж спешит примерять эти роли. Какой процент россиян хотя бы раз в жизни пробовали начать своё дело? Какой процент — сознательно покупали акции? Очевидно, труду не так сильно плохо, по крайней мере, в развитых странах. Но, чтобы ему было хорошо, кто-то должен быть инвестором.

И ещё вопрос, кто кого эксплуатирует.

В современном мире скорее труд эксплуатирует капитал. Работник получает от нанимателя в среднем больше, чем получил бы при свободном обмене.

Труд защищён массой социальных гарантий: в плане того, чтобы заиметь работу, удержать работу, получить что-то взамен работы. Труд выступает особым, привилегированным товаром, собственник которого, в отличие от собственников иных товаров, защищён внеэкономическим способом. Собственно, это и есть нормальное понятие слова эксплуатация: когда в экономическом поле одна из сторон совершает обмен, подкреплённый политической силой, в конечном счёте, опирающейся на насилие, актуальное или потенциальное. Это и есть расшифровка того, что такое привилегии. В феодальном обществе, например, привилегии были у феодалов, поэтому там, конечно, была эксплуатация. Можно представить себе общество, где привилегии будут у буржуазии. Но в современном мире — наоборот.

Возвращаясь к пользе: крупный инвестор это ещё и менеджер поневоле. Услуги менеджмента, конечно, можно купить. Но есть мировая статистика: акции частных компаний дают на пару годовых большую доходность, чем акции государственных. А акции семейного бизнеса лучше компаний, где капитал сильно размыт. То есть именно тот случай, когда хочешь, чтобы было сделано хорошо, — делай сам. Теоретически миллиардер может позволить себе ничего не делать, но это будет началом его конца.

Само решение крупных инвесторов инвестировать сюда, а не туда, развивать это, а не то — сильное управленческое решение. У обычного менеджера нет ресурса, чтобы принимать такие решения, но кто-то должен их принимать. И желательно — нести ответственность за последствия. Что ж, ответственность инвестора обычно сильно превышает ответственность менеджера.

А мелкий инвестор как бы член собрания акционеров, причём сразу всей экономики, мировой.

В обычный совет директоров его не пустят, его акции ничего не значат. На собрания акционеров миноритарию стоит ходить разве что из любопытства. Но мы всегда можем продать одни акции и купить другие. Это и есть наш «голос», мы голосуем рублём или долларом за то, во что верим.

Если мы верим в правильные вещи, наш капитал будет расти, если ошибаемся — будет таять.

Те, кто голосовал разумнее, в следующем туре получат больше «голосов». А те компании, которые собрались расти, должны убедить нас как избирателей.

Заметим, как работает механизм — в пользу умных. Но быть умным здесь означает верить в правильные вещи, то есть ставить на компании с большим потенциалом пользы и снимать ставки с аутсайдеров. Помогать расти тому, что должно расти, и помогать уйти тому, что должно уйти.

Мы все участвуем в эволюции как биологические существа. Но можем поучаствовать ещё и в экономической эволюции — игре примерно с той же логикой. Ты можешь играть из любых соображений. Но в долгом периоде выигрыш сопряжён с общественной пользой.

(Продолжение следует...)

_________________________

Кстати, открыть свой первый брокерский счёт можно прямо на нашем сайте. А если всё ещё боитесь выходить на рынок с реальными деньгами — потренируйтесь на демо-счёте. И обязательно подпишитесь на обновления — актуальные и полезные материалы обязательно пригодятся вам в обучении!

Больше интересных материалов