Как появился первый ETF?

Как США удалось создать индустрию в 5 триллионов долларов
Мария Гридина
Международная инвестиционная группа FinEx

Правительству США удалось инициировать создание индустрии в 5 триллионов долларов — биржевых инвестиционных фондов (ETF). Только вот самый первый ETF появился не в США... а в Канаде! Пока американцы в течение четырех долгих лет утверждали запуск нового продукта, канадцы прошли все этапы согласований и допустили первый биржевой инвестиционный фонд к торгам на Торонтской бирже уже через год. Рассказываем, как это произошло.

Начало индустрии ETF

В феврале 1988 года Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) выпустила 840-страничный отчет. Его обнаружил на своем рабочем столе Натан Мост (Nathan Most), занимавший в то время пост вице-президента по разработке новых продуктов на Американской фондовой бирже (AMEX). Отчет был посвящен «Черному понедельнику» — одному из самых больших крахов на фондовом рынке в истории США, случившемуся четырьмя месяцами ранее. Индекс Dow Jones тогда упал на 22%.

Председатель AMEX поручил Мосту и его помощнику, Стивену Блуму, недавно окончившему Гарвардский университет со степенью по экономике, разработать продукт, способный привлечь институциональных инвесторов и помочь бирже оставаться на плаву. За несколько дней они от корки до корки изучили отчет SEC. Один из разделов третьей главы привлек внимание Блума. В нем SEC предлагала разработать альтернативный единый «продукт» — собрать корзину акций крупнейших компаний определённой страны или отрасли, чтобы решить проблему высокой волатильности и дополнительных издержек и комиссий при торговле отдельными акциями. Здание Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) в США.

Речь шла о гипотетической конструкции, которая впоследствии стала всем известна как биржевые инвестиционные фонды (ETF). Через такой фонд инвестор может вложиться в любой класс активов: акции, облигации, денежный рынок, драгметаллы.

От идеи — к реализации

Команда AMEX решила заняться разработкой такого продукта. Одной из первых идей было проверить, можно ли торговать индексными паевыми фондами в том виде, в каком они существовали. В самом начале списка людей, с которыми они хотели встретиться, был Джон «Джек» Богл — глава Vanguard и создатель первого индексного фонда.

Встреча с Джоном Боглом помогла Мосту понять, какой именно продукт им нужен — тот, в котором инвестор не входит напрямую в фонд и не выходит из него. Мост и Блум хотели, чтобы инвесторы смогли торговать в течение торгового дня без увеличения затрат. Они задались вопросом, почему же не применить эту концепцию к корзине акций. Сама корзина разбивается на мелкие части — акции, которые, как и акции отдельных компаний, торгуются на бирже. Этот продукт позволил бы торговать акциями без увеличения торговых расходов инвесторов фонда. Ещё одна крупная победа: такой продукт обеспечивал инвесторам значительные налоговые льготы.

Воплощение идеи в жизнь
Мосту и Блуму требовалась помощь партнера, поэтому они заключили договор с одним из крупнейших кастодианов — State Street (ещё один крупнейшний кастодиан — Bank of New York Mellon, или BoNY — является кастодианом и администратором для 12 фондов ETF, торгуемых на Московской бирже в России). Также им нужен был индекс для отслеживания, и они остановились на S&P 500 — популярном среди институциональных инвесторов. Состав активов фонда должен был отражать изменения по индексу каждый день.

Однако вопреки ожиданиям Моста и Блума, одобрение нового продукта SEC оказалось более сложным и затянутым процессом. Они подали заявку в SEC в 1989 году. Говард Крамер, сотрудник отдела регулирования рынков SEC, быстро понял, что Мост и Блум довели до ума абсолютно «сырую» концепцию, которая упоминалась в отчете SEC как один из множества вариантов, способных сократить волатильность на рынке. Он чувствовал, что это станет революционным инструментом, который принесет пользу розничным инвесторам. Однако другие члены SEC были более скептически настроены по поводу того, чтобы что-то похожее на взаимный фонд торговалось на фондовой бирже. Поэтому процесс согласования запуска первого биржевого инвестиционного фонда затянулся на долгих четыре года, а Крамер всячески пытался лоббировать этот процесс. «Если Мост и Блум были родителями этого продукта, — говорил он, — я был одной из акушерок».
Как канадцы опередили США

Мост и Блум были не единственными, кто пытался в конце 80-х годов разработать новый инвестиционный продукт с невысокой волатильностью и низкими издержками. Они упоминали о своем продукте, который в тот момент ждал одобрения SEC, команде Торонтской фондовой биржи. Канадцы тоже изучали возможность инвестиций в индексы, и идея им понравилась. Они решили сделать свой биржевой фонд.

Канадцам удалось всего за один год создать свою версию продукта — рыночной корзины, которая отслеживала Toronto Stock Exchange 35 Index — индекс Торонтской фондовой биржи. В 1990 году первый биржевой инвестиционный фонд был допущен к торгам в Торонто. Так идея, родившаяся в США, была реализована в Канаде. В США первый ETF под названием Standard & Poor’s Depositary Receipts или SPDR появился лишь в 1993 году. К 1998 году ETF вырос на 160%, в него было вложено 12 миллиардов долларов США. 

ETF в наши дни

Это начиналось как новый продукт, а стало целой индустрией.

Стивен Блум

Сегодня SPY — самый торгуемый биржевой фонд в мире с активами в размере 269 миллиардов долларов. В среднем объём торгов по фонду составляет 21 миллиард долларов в день — в четыре раза больше объёма торгов по акциям Apple (данные ETFGI по состоянию на 31.12.17 г.).

ETF превратился не просто в финансовый инструмент, а в глобальную индустрию с объёмом активов 5 триллионов долларов США, с более чем 5 300 продуктами, которые торгуются на 68 биржах.

Можно даже сказать, что именно ETF демократизировали инвестиции. Благодаря биржевым фондам доступ к фондовому рынку получили розничные инвесторы, у которых нет в распоряжении баснословных сумм для инвестирования. Порог входа в ETF низкий. В России, например, торгуются 12 ETF-фондов на Московской бирже, а одну акцию ETF можно купить всего за 500 рублей на Московской бирже.