Меню
Меню

Главная формула на финансовом рынке

От каких факторов зависит доходность вашей инвестиции? Какие из них настоящие, а какие — нет?
Александр Силаев
Частный инвестор, трейдер, писатель

От каких факторов зависит доходность инвестиции в частности и инвестора вообще? Можно как-то прикинуть? Не в точных цифрах, но хотя бы примерно понять, где окажемся — в плюсе или в минусе?

Базовая формула дохода инвестора на открытых финансовых рынках:

пассивная безрисковая ставка + премия за риск + премия за скилл — инфляция — «штраф» реализации рисков +(—) случайность.

Под безрисковой ставкой обычно понимают доходность государственных облигаций. В России депозиты, имея похожий смысл, популярнее облигаций, поэтому можно расширить определение, включив в него «ставка по депозитам крупнейших банков». И это первый фактор доходности. Далее идёт «премия за риск».

Простой пример: можно положить деньги в крупный банк или в банк помельче. Допустим, сумма большая, никакая страховка АСВ её не покрывает. Но повышения ставки на 2-3% бывает достаточно, чтобы заплатить вкладчику за этот риск. Люди держат деньги в средних и мелких банках, иногда — сотни миллионов на человека. Ещё бывают микрофинансовые организации и кредитно-потребительские кооперативы. Вряд ли это истории на миллиард для одного вкладчика, но в совокупности там лежат миллиарды. При этом все про всё понимают. О страховке обычно речь не идёт, умерла так умерла. Но нельзя сказать, что это заведомо обречённые пирамиды. Большинство таких историй могут тянуться годами. Но риск остаётся. Надбавкой 1-2% к ставке «Сбербанка» его уже не искупить, но разницы в 10-20% годовых обычно хватает тем, кто в принципе допускает для себя такую инвестицию. Можно также занимать напрямую бизнесу: иногда некрупному бизнесу проще занять у частников, чем у банка. Но за это тоже полагается премия в 10-20%, никак не меньше.

Чтобы получить эту премию, много ума не надо. Ум нужен, чтобы от неё отказаться. Например, при вложениях в хайп эта премия баснословна. Но вряд ли стоит вкладывать в хайп.

Много ума надо, чтобы иметь премию за скилл (англ. skill — умение, мастерство). Неважно, что именно делать — отбирать акции, выдавать займы, заниматься трейдингом. Все ваши долгосрочные перспективы на финрынке сведутся к тому, будет этот фактор работать на вас или против. Против вас — тоже запросто. Если квалификация в районе средней, премия за скилл будет нулевой. Если ниже средней — премия отрицательная. С человека списываются деньги за то, что он продолжает играть в игру, в которую играть не умеет.

Но только это — настоящий фактор доходности. Два первых фактора, к сожалению, не дают реальный рост капитала.

Разбираем формулу дальше

Первый фактор обычно со временем погашается четвёртым, второй — пятым. Шестой фактор краткосрочно может творить чудеса, но погашается сам собой.

Безрисковая ставка — это пляска вокруг инфляции в диапазоне плюс-минус пара процентов. Взяв премию за риск, мы взяли на себя и риск. Иногда он не реализуется. Тогда кажется, что мы в плюсе. Иногда он реализуется сильнее, чем мы ожидали.

Простой пример: предположим, нам мало 10% на рублёвый депозит, который дают крупные банки. Мы всё-таки обходим пирамиды, где обещают 100%, но ищем конторы, предлагающие 20-30%. Мы легко их находим. Мы видим риски. Предположим, у нас пять миллионов, и мы разложили яйца по пяти корзинам со средней ставкой 25%. Одна из корзин за год всё-таки опрокинулась. Минус миллион. Остальные кладки на месте и в сумме дали нам 25%. Плюс миллион. К концу года у нас пять миллионов, как и было. У того, кто положил деньги в скучный госбанк, тем временем 5,5 млн. Если в гипотетический год банки давали 10%, вероятно, инфляция была близка к этой цифре. В итоге скучный вкладчик положил деньги под ноль, а мы — под минус 10%.

Это грубый пример, но он передаёт суть дела. На эффективном рынке нельзя долгосрочно получать большую доходность, просто подбирая премию за риск: рано или поздно её придётся отдать. Если бы это было не так, олигархи не несли бы свои сбережения в швейцарские банки под ноль. Они бы учредили инвестиционные пулы и смели с полки все вкусности с доходностью 20% и 30%. Простому человеку бы не досталось. Но инвестбанкиры почему-то не торопятся переводить свои капиталы в российские КПК и МФО. Полагаете, они не знают чего-то об этой жизни или не видят, что положительные 25% больше отрицательных 0,25%, пусть даже в швейцарских франках?

Неужели вообще нельзя разбогатеть, занимая под хороший процент? А как же старуха-процентщица, тамплиеры, Ротшильды и прочие легендарные герои? Да, разбогатеть можно. Вернёмся к примеру. Смотрите, у вас пять корзин. Надо, чтобы ни одна не опрокинулась. Или чтобы лишь одна из пятидесяти. Или одна из пяти, но раз в пять лет. Дело за малым — научиться выбирать корзины. И гребите лопатой свою премию, в то время как у профанов годовая выживаемость корзин составит, например, 62%. Но за что будет ваша премия? Не за риск — профан тоже рискует. Это будет единственная настоящая премия, на которую можно рассчитывать — премия за скилл.

По большому счёту, не так важно, в какой актив вы инвестируете. Это всё равно что спросить: «Я хочу выигрывать деньги в карты, посоветуете, в какой игре это лучше сделать?». Но именно так спрашивают люди про инвестирование. Акции, недвижимость, займы, трейдинг? Это названия игр. Преферанс, покер, блэк-джек.

Если вам скажут: «Акции — это хорошо, а трейдинг — плохо!», или наоборот, что они имели в виду? «Если хотите выиграть деньги, обязательно играйте сегодня в покер и обходите стороной блэк-джек». Да садитесь за любой столик, если умеете. Если пока не умеете — выберите ту игру, которая популярна (чтобы было, с кем раскинуть картишки), симпатична лично вам (чтобы было интересно в учёбе) и вперёд — учитесь играть. Деньги не возьмутся из воздуха. Деньги возьмутся от тех, кто играет хуже.