Будущее российского фондового рынка: возможно ли развитие по китайскому сценарию?

К чему может привести разделение рынка на оншорный и офшорный

Вчера, 21 марта, возобновились торги ОФЗ (облигациями федерального займа) на фондовой секции Московской биржи. Чтобы компенсировать повышенную волатильность и обеспечить ликвидность, ЦБ РФ планирует приобретать ОФЗ, однако после нормализации биржевой волатильности все купленные облигации будут проданы.

Возобновление торгов, которого многие ждали, начинается после трёхнедельного перерыва. Скорее всего, оно будет происходить поэтапно, но это уже хороший сигнал. Однако одновременно с возобновлением торгов в СМИ начали появляться слухи о закрытии доступа к иностранным бумагам для наших инвесторов. При этом журналисты ссылаются на слова президента РФ о запрете россиянам и компаниям «без разрешения Центробанка приобретать доли в иностранных компаниях». Но давайте разберёмся, так ли это.

На сайте Кремля сообщается, что Владимир Путин подписал указ о дополнительных временных мерах для обеспечения финансовой стабильности России на фоне санкций. В том числе вводится временный запрет на проведение некоторых операций без разрешения Банка России. Формулировки указа весьма размыты, но ЦБ посчитал своим долгом разъяснить ситуацию — регулятор утверждает, что указ не касается торгуемых на бирже инструментов, а направлен на ограничения прямого участия в капиталах компаний путём перечисления денежных средств.

По следам Китая

При этом существует мнение, что российский рынок акций может открыться в новом формате.

Например, Банк России обсуждает возможность разделить рынок по гражданской принадлежности, то есть для резидентов внутри России (оншорный) и для нерезидентов (офшорный) — за её пределами. Таким образом, у российских инвесторов появится своеобразная «песочница». Это нужно для того, чтобы предотвратить панику внутри страны, когда иностранные держатели российских бумаг будут активно распродавать оставшиеся на балансе активы.

Подобный механизм разделения бирж уже реализован в Китае, поэтому сложностей возникнуть не должно, однако до сих пор непонятно, будет ли возможность торговать зарубежными активами.

Слухи слухами, но сейчас в России всё меняется очень стремительно, поэтому давайте предположим, что будет, если завтра российским инвесторам запретят покупать акции, как выражаются СМИ, «недружественных» стран, и посмотрим, что останется.

Биржевая «туманность»

Последние несколько недель Минфин и Центробанк делают множество предположений, но без конкретики, поэтому пока неясно, какие механизмы будут задействованы. В итоге участники рынка находятся в состоянии «туманности».

Как прогнозировали многие аналитики, сначала начались торги гособлигациями. Возможно, потом в ход пойдут наиболее ликвидные корпоративные облигации и акции из Индекса Мосбиржи, а уже после этого запустят торги остальными инструментами.

До 28 февраля 2022 г. на Московской бирже торговались акции 208 эмитентов — всего 257 акций (205 обыкновенных и 52 привилегированные акции). Плюс к этому на фондовом рынке представлено 340 облигаций, в том числе ОФЗ и корпоративные облигации, а также 102 ПИФа (среди которых часть направлена на западные рынки).

Скорее всего, новая «нормальность» изменит количество торгуемых активов в меньшую сторону, так как часть эмитентов будет вынуждена покинуть биржу из-за технических и реальных дефолтов. Часть ПИФов тоже может исчезнуть, если нельзя будет инвестировать в зарубежные активы. Однако делистинг — обычная практика в подобных ситуациях. Если смотреть глобально, то изменятся не только котировальные списки, но и состав индексов и даже набор голубых фишек.

При этом есть шанс, что дружба и сотрудничество с Китаем откроют для российских инвесторов новые возможности в виде новых активов (акций, облигаций и ПИФов).

Так ли сладки остатки?

Немного отойдя от темы, расскажу вам историю о своей сделке, когда лотирование «Аэрофлота» (AFLT) было ещё равно 100 вместо сегодняшних десяти, то есть минимально можно было купить не десять акций, а 100. В то время я был начинающим инвестором и зашёл в долгосрочную позицию по «Аэрофлоту», купив около 700 акций. Достигнув заданной цели, я выставил заявку на продажу. Однако на полное исполнение заявки ушло более 40 минут. К чему я это вспомнил?

Обзор деятельности «Аэрофлота».

Дело в том, что ликвидность на изолированном оншорном рынке может сильно снизиться, что приведёт к сложностям даже у рядовых инвесторов. Кроме того, может значительно повыситься количество манипуляций и без того низколиквидными активами, что спровоцирует убытки у частных инвесторов.

Кроме проблем с ликвидностью наш рынок будет оторван от реалий, то есть отличаться могут не только цены на бумаги, но и их динамика. Поэтому не факт, что российским инвесторам удастся купить акции по снизившейся цене.

Разделение рынка на оншорный и офшорный может стать неверным решением. Мы уже проходили нечто подобное после кризиса 1998 г. Лучше иметь единый рынок и получить единовременный убыток, чем затратить кучу времени и средств на заранее нежизнеспособный проект.