Ларри Уильямс:
«Трейдинг подчинил себе всю мою жизнь»

Интервью с легендарным трейдером из США
Мария Максимова
Редактор
— Ларри, добрый день. Спасибо, что уделили нам своё время. Вы очень популярны в России, мы любим вас, ваши книги и стараемся следовать вашим торговым советам. Правда, так успешно торговать, как вы, пока ни у кого в мире не получилось (иначе мы бы брали интервью у него).

(Смеется). Добрый день. Да, давайте начнём.

— Высокая рыночная волатильность даёт возможность заработать. Все ждут нового кризиса, но не знают, когда и откуда он к нам придёт. Что вы думаете по этому поводу, готовитесь ли как-то к возможным потрясениям?

— Несомненно, нас ждёт на рынке новый «медвежий» период. Подготовиться к этому можно, понимая причины, приводящие к возникновению нисходящего тренда. Когда придёт время, я сам буду вне рынка, либо буду агрессивно «шортить».

Сейчас я не ожидаю какой-то катастрофы или серьёзной коррекции. Может быть, в последующие полгода-год ситуация изменится, но не сейчас. Слишком много людей ожидают снижения индексов, потому что у всех нас есть подсознательная склонность к плохим новостям. Нам нравится быть напуганными. Долгосрочные инвесторы должны научиться преодолевать этот естественный страх. Ни один из известных успешных инвесторов не сделал своё состояние на «шортах». В конечном счёте, цены на акции имеют восходящую тенденцию, и мы должны принимать это во внимание.

Существенные рыночные колебания, как я их себе представляю, не могут быть предсказаны никаким техническим индикатором. Но они могут быть определены фундаментальными индикаторами, и я расскажу об этом на предстоящей онлайн-конференции.

— Где, по вашему мнению, у трейдеров больше шансов заработать в период падения? На фондовом рынке или на товарном?

— На падающем рынке большую прибыль можно получить от продажи переоценённых активов. Кстати, речь не о золоте. Золото, если оно вообще вырастет в цене, сделает это ближе к концу «медвежьей» фазы. Исторически золото никогда не служило надёжной защитой при падении фондового рынка. Если причиной начала падения стала высокая инфляция, необходимо также быть осторожными на товарном рынке. Самый простой способ получить прибыль на «медвежьем» рынке — короткие продажи индексов, таких как E-mini S&P, выбирая оптимальное время для продажи после значительного повышения цены.

— Как вы полагаете, что нужно делать трейдерам из России? Идти на рынки США или пытаться отработать тренды на отечественном рынке?

— Я полагаю, это личный выбор, который во многом обусловлен тем, какой доступ российский трейдер имеет к американским площадкам. Приятная сторона торговли на американском рынке заключается в том, что он предполагает большую ликвидность. Тем не менее, акции некоторых российских компаний могут быть очень перспективными. Хотя для краткосрочных трейдеров, на мой взгляд, наиболее интересны золото, нефть и фондовые индексы.

— У вас богатейший опыт наблюдения за финансовым рынком. Какие закономерности или особенности трейдинга на биржах США и России вы бы выделили? Могут ли наши трейдеры использовать эти закономерности в своей торговле? Поделитесь, пожалуйста.

— Безусловно! Трейдеры в любой стране могут использовать эти закономерности, поскольку успех в трейдинге приходит, как раз когда мы имеем представление о том, что может случиться в будущем. И с чем большей ясностью мы представляем себе дальнейшее развитие ситуации, тем больше шансов на успех.

Что касается выделения устойчивых закономерностей, то это очень сложный вопрос, потому что тренды, на которых зарабатывают трейдеры, могут быть разными. Как краткосрочный трейдер я зарабатываю в основном на трендах продолжительностью от 3 до 15 дней, и даже они сильно отличаются друг друга. Тренды, интересные долгосрочным инвесторам, длятся гораздо дольше, иногда значительно дольше, чем можно себе представить! Текущий «бычий» тренд настолько продолжителен, что некоторые люди начали продавать ещё несколько лет назад, поскольку никогда не видели такого развития экономики, настолько длительного восходящего тренда. Они усвоили свой урок: время само по себе не является хорошей торговой техникой.

Я думаю, сейчас у рыночной экономики имеются следующие важные черты: во-первых, это фондовый рынок, потому что практически каждый «играет» на акциях в наши дни. Во-вторых, нефть и вообще энергетика — движущая сила мировой экономики, поскольку существует прямая связь между ростом цен на энергетические ресурсы и ростом экономик. Индекс доллара США играет важную роль при прогнозировании рыночной ситуации и процентной ставки. Мне кажется, Соединённые Штаты ускоряют темп роста ключевой процентной ставки. Таким образом, независимо от того, где вы живёте и чем торгуете, всё, что так или иначе имеет отношение к долговым обязательствам, будет под влиянием процентной ставки. Это ключевой инструмент для прогнозирования рынка. И наконец, курсы валют выходят на первый план, поскольку они стали чаще использоваться как инструменты трейдинга. Индекс доллара — король среди прочих, и, я думаю, продолжит им оставаться ещё довольно долго. Но великолепные возможности как для трейдеров, так и для долгосрочных инвесторов, предоставляют и другие валюты, поскольку они связаны с процентной ставкой.

— Как вы оцениваете перспективы российской экономики и фондового рынка в следующие 3-5 лет? Какие инструменты вы считаете наиболее интересными и почему?

— Я не уверен, что могу спрогнозировать ситуацию на 5 лет вперед, но думаю, что прогноз на ближайшие 24 месяца дать можно, и на этом отрезке я не вижу предпосылок для серьёзного падения индексов. Ключевые моменты для российского рынка — цена на нефть и процентная ставка. О влиянии нефти на российский рынок акций мы ещё подробно поговорим на предстоящей конференции, но если вы хотите понимать, когда на российском рынке начинаются лучшие периоды для торговли, зарождаются большие движения, вам стоит обратить своё внимание на экономические циклы и стоимость нефти.

— Интересен ли американским и европейским трейдерам российский рынок?

— Я полагаю, Россия предоставляет большие возможности для европейских трейдеров, но не для американских. Не из-за политических разногласий между США и Россией, а просто потому, что у нас достаточно торговых площадок дома, нам просто незачем куда-то ещё идти, чтобы торговать. К тому же большинство из нас имеет смутное представление о российской экономике, поэтому можно утверждать, что все американские участники торгов и представители хедж-фондов на вашем рынке пристально изучали акции отдельных компаний и общие тренды в России. Рядовой трейдер будет заниматься тем, что знает, — американскими акциями, индексами и товарами.

— Что вы думаете о трейдерах из России? Чему они могут поучиться у ваших американских коллег, а чему можно поучиться у них?

— Я думаю, российские трейдеры гораздо больше полагаются на математические методы. Кажется, они думают, будто существует некая идеальная математическая формула успеха на рынке. Её нет. Я никогда не забуду своего первого выступления в России. Была небольшая группа трейдеров в первом ряду, они спрашивали меня: «Какова формула?». Я написал на доске некую длинную сложную последовательность, значения которой я и сам не знал, но они остались очень довольны. Понимаете, математика всегда идеальна: 2+2=4. С рынками всё не так. Они крайне иррациональны, математика не в состоянии неидеальное сделать идеальным. Подтверждение тому — многочисленные исследования, показывающие, что лучшие предсказатели рынка — различные индикаторы настроений. Другими словами, то, что люди думают о рынке и эмоции, которые они испытывают, — отличные индикаторы.

— Чего, на ваш взгляд, не хватает для того, чтобы сделать трейдинг в России столь же популярными, как в Америке?

— Я, правда, не думаю, что чего-то не хватает. Технически вы оснащены, у вас есть компьютеры, интернет, доступ на рынки — это, скорее, вопрос понимания ваших потребностей и самих рынков. Насколько я вижу, большинство российских трейдеров — это интеллектуалы, и они стараются всё решать с помощью интеллекта, затем в игру вступают эмоции, которые они испытывают, и рушат все их стратегии. Нужно найти баланс между эмоциональной и технической составляющей трейдинга.

А ещё мне кажется, что русские трейдеры очень упрямы и несговорчивы. А с этими чертами в трейдинге очень тяжело. Это бизнес, суть которого в выживании, гибкости, умении адаптироваться, «слушать» рынок. Рынок никогда не прислушивается ко мне, не разворачивается в сторону, которая мне на руку, это я должен подстраиваться под него. Суть происходящего в том, чтобы стать лучшим наблюдателем и слушателем.

— Как вы оцениваете уровень культуры трейдинга в России?

— Я думаю, он высокий, как я уже сказал, у вас очень математический подход к торговле, в этом ваша сила и одновременно слабость. Вам никогда не победить рынок просто перемалыванием цифр. Необходимо понимание закономерностей рынка, естественных циклов. Я расскажу про них подробно на конференции. Эти вещи очень важны, на них вы можете наложить любые математические формулы, но без знания этих моментов любая математика бессмысленна.

— Ларри, давайте немного о другом. Сегодня вы не только легенда трейдинга, но и популярный бизнес-тренер. Ваш опыт вдохновляет людей. Расскажите о своём опыте трейдинг-коуча — зачем вам это?

— Для меня это две вещи: во-первых, когда я помогаю другим трейдерам, мне за это платят. Если бы мне за это не платили, я бы не занимался этим, быть может, изредка помогал бы советом друзьям, не более. Вникать в чужие проблемы, тратить на это много времени... бесплатно — ни за что! Но, помимо денежной компенсации, есть очень приятное моральное удовлетворение: видеть, что я могу передать свои идеи другим людям, и что эти идеи действительно работают, поскольку с их помощью они становятся успешными. О чём это говорит мне — что трейдерами не рождаются, ими становятся. Это очень воодушевляющая новость для всех нас, я и сам ещё могу стать более успешным трейдером.

И, разумеется, всегда очень волнительно увидеть учеников среди победителей трейдерских турниров или в ряду успешных управляющих, это даёт мне ощущение большого личного достижения.

— Среди тех, кто впитал ваши идеи, и ваша дочь, Мишель. Она в 1997 году также выиграла World Cup Championship of Futures Trading с результатом 1000%. Она торговала по вашей стратегии или разработала собственную? В чём она заключалась?

— Мишель была совсем юной тогда, я сам занимался её образованием, и обучение трейдингу было частью моей программы. В конечном итоге, она стала так занята съёмками в кино и телешоу «Бухта Доусона» (Dawson’s Creek), что переключилась на алгоритмическую торговлю бондами с очень агрессивной стратегией управления, и именно её она использовала для победы в конкурсе.

— Глядя на турнирную таблицу этого чемпионата, да и вообще любого другого, мы видим очень мало женских имён среди победителей. Как вы думаете, с чем это связано? Как вы полагаете, что будет в дальнейшем, станет ли больше женщин-трейдеров?

— Это очень интересный вопрос, потому что большинство женщин-трейдеров очень успешны. Кстати, хорошая новость: в этом году победителем Robbins World Cup, судя по текущим результатам, может быть женщина. Она прошла большой путь, чтобы оказаться там, где она сейчас, и приятно осознавать, что когда-то она была моей ученицей. Есть много великих трейдеров-женщин, таких как Линда Брэдфорд, поэтому женщины должны осознать, что перед ними открыты широкие возможности. И, по моему опыту, они используют их на все 100%. Возможно, потому, что лучше умеют слушать.

— Возможно ли, на ваш взгляд, быть успешным трейдером, хорошо зарабатывать этим, совмещая биржевую торговлю с основной работой на полный день?

— Зависит от того, сколько денег вам нужно на жизнь. Ко мне приходили люди, которые говорили, что хотят сделать трейдинг основной профессией, при этом у них есть 10 000 долларов, а жить они хотели бы на доход от трейдинга в размере 2000 долларов в месяц. Боже! Это прибыль 20% в месяц. О чём они думают? В среднем трейдер, если он очень хорош в своём деле, может заработать 50-60% в год, то есть если у вас есть 100 000 долларов, жить вы можете на 50 000 в год.

Поэтому не стоит бежать впереди паровоза, жизнь на трейдинг подразумевает как значительные финансовые вложения, так и хорошие торговые навыки. Вы можете выработать необходимые навыки на небольших капиталовложениях и уже после этого перейти к трейдингу «на полную ставку», как сделал я в далёком 1966 году.

— Мы знаем, что вы профессиональный марафонец. А трейдинг — это, скорее, занятие для спринтеров. Как вы объединяете оба этих противоположных по духу занятия в своей жизни? Как философия марафонцев помогает вам в торговле?

— Я никогда не был профессиональным марафонцем и никогда не достигал особого успеха в беге. Но я многому научился, участвуя в марафонских забегах. Тому, что ты должен переносить боль, учиться. Свой первый марафон я пробежал чуть более чем за 5 часов, чтобы пробежать Бостонский марафон, я должен был сократить это время до 3,5 часов, то есть я научился пробегать каждую милю примерно на три минуты быстрее. Как я это сделал? Читая, изучая, тренируясь вместе с парой других ребят, которые также хотели улучшить свой результат. В итоге, у всех нас получилось пройти квалификацию на марафон.

Удовольствие участия в марафоне заключается в том, что ты бежишь в окружении людей, потрясающей группы спортсменов. Ощущения во время забега почти как на вечеринке, при этом есть потрясающее чувство большого достижения — как если бы ты отправился на войну и выжил. Это суровое испытание, возможно, менее суровое, нежели ультрамарафон, который требует совершенно других усилий и другого подхода к бегу.

Бег, как и трейдинг, требует понимания спорта, понимания того, как стать хорошим бегуном и приспособления этого знания к себе. Как я тренировался? В чём была моя слабость и моя сила как бегуна? Что я мог использовать из этого опыта? В конечном итоге, я должен был полностью изменить свой образ жизни, потому что, тренируясь, мы пробегали по 100 миль в неделю, и это требовало очень много времени. Весь мой образ жизни подчинился этому графику.

То же самое с графиком трейдинга. Есть определённые временные интервалы каждый день, когда я полностью посвящаю себя рынкам или готовлюсь к завтрашней торговле. Трейдинг подчинил себе всю мою жизнь.

— Ларри, большое спасибо за ваши ответы. До встречи
на конференции 24-го ноября.