Что наша жизнь — игра... и инвестиции!

Интервью с Михаилом Новосёловым, частным инвестором и знатоком клуба «Что? Где? Когда?»
Владимир Лебедев
Главный редактор проекта «Открытый журнал»

Персона: Михаил Новосёлов
Должность: Старший специалист Управления исследования проблем регулирования «Открытие Брокер»
Локация: Москва
Образование: МГУ. Институт стран Азии и Африки.
Год начала работы в компании: 2017
Интересно: Знаток клуба «Что? Где? Когда?», участник команды Ивана Жаркевича — победителей финала 2019 года.

Опыт игры и победа в финале «Что? Где? Когда?»

— Михаил, привет. Ваша команда победила в финале года телевизионной игры «Что? Где? Когда?». Это яркое событие для людей, которые следят за игрой, потому что команда молодая и, скажем прямо, дерзкая. Пришли, увидели и победили. Расскажи, как ты оказался в игре, а затем и в числе победителей?

— Зрители видят только процесс, который на экране: люди приходят и сразу начинают играть. Но на деле этому предшествует процесс отборов. У меня он занял пять лет, это более долгий путь, чем кажется. Большинство проходит не один отбор, не два, а пять — и это нормально. У нас только Денис Галиакберов, придя на первый отбор, сразу попал в команду. Все заметили, что он действительно хорош.

— А как ты вообще оказался в игре?

— Как и большинство, сначала я занимался спортивным ЧГК. У телевизионной игры есть спортивная версия. Люди собираются, играет много команд, большее количество вопросов. Ответы сдают одновременно.

— Кто проводит эти игры?

— Все турниры официально проводятся под эгидой «Международной ассоциации клубов». В ряде стран есть организаторы, которые устраивают фестивали, проводят синхронные турниры — когда играет много команд, скажем, на протяжении выходных, а потом результаты сводятся вместе.

— Я как человек с улицы могу прийти и сыграть в спортивную игру?

— Да, кто угодно может. Важно найти себе команду.

— Как ты попал в свою команду в спортивном ЧГК? Как она образовалась?

— Первый раз я сыграл в спортивное ЧГК на Всероссийской олимпиаде школьников в 2010 году. Два дня ты пишешь олимпиаду, а остальное время — развлечения: экскурсии, лекции профессоров... У нас было «Что? Где? Когда?». Мы пришли, поиграли. Было занятно. Потом я поступил в университет, забыл об этом напрочь. А в какой-то момент товарищ, с которым были вместе на олимпиаде, пригласил меня на межфакультетский кубок по ЧГК. И с тех пор понеслось. Хотя у меня был интересный выбор — «Что? Где? Когда?» или регби. В регби я играл во второй сборной МГУ. Сама сборная МГУ была не очень, а вторая сборная МГУ была не очень вдвойне. Регби — очень интересный вид спорта, если бы там не было мяча, он очень мешает. Но всё, что не связано с игрой в мяч, в регби замечательно. Зато в ЧГК было всё хорошо — без лишних элементов, хотя и сложно. А потом меня позвали на Чемпионат России, на Студенческий чемпионат России. Короче, в 2013 году я поехал на Чемпионат мира в составе команды «Гвардия».

— И какие были результаты?

— Не очень. Ты играешь, становится лучше. А сперва приезжаешь и огребаешь. Занимаешь 30-е место. Потом начинаешь разворачиваться. Сейчас на чемпионатах мира мы хорошо умеем выходить в финал, а выигрывать — пока нет, но я надеюсь, что это впереди. Выиграть турнир поменьше не проблема. Но когда начинаешь выигрывать много спортивных турниров, скапливается много наград. Мне даже приходилось выкидывать кубки, потому что они занимают столько места, их некуда ставить, с них сложно вытирать пыль. Или медали. Я начал вешать их на шток, а сейчас столько накопилось, что нельзя снять, всё перепутано. Проблемы, конечно, смешные. Но это есть. Безусловно, выигрывать классно, но ты не дорожишь самой наградой... награда из магазина наград — это символ, но... Конечно, это не касается наград за знаковые игры или призов, которые сделаны качественно и изготовлены специально по случаю.

— А сколько игр ты сыграл до победы в «Что? Где? Когда?»?

— Спортивных игр штук четыреста. Но надо учитывать, что их продолжительность очень разная. Ты можешь сыграть синхронный турнир на 36 вопросов, а можешь — марафон, в котором шестьсот вопросов. Такие идут полтора суток.

— С этим багажом опыта, знаний и побед как оказался в телевизионной версии «Что? Где? Когда?»?

— Это любопытно. В какой-то момент раздаётся звонок. Тебя не предупреждают. Вот я стоял на Галатской башне в Стамбуле. Это было начало 2014 года. Мне позвонили и говорят: «Приходи на отбор». Называют адрес. И через какое-то время ты оказываешься в комнате, это ещё не сам Нескучный сад, но хорошая имитация, зеркальный стол. Вы знакомитесь, надеваете бумажки с именами. И играете вопросы. Всё по-настоящему. Присутствует редакторская группа, кто-то из них ведёт. На самых первых отборах были ещё какие-то психологические упражнения на командное взаимодействие. На следующих этого было чуть меньше, а игры — больше. Играешь с разными людьми и на разных позициях. Кто-то пробует на себя роль капитана.

— Сколько ты прошёл отборов?

— Пять или шесть. Сначала собиралась команда чуть более расширенным составом, человек десять. Это был 2017 год. Потом в начале 2018-го выбрали шесть человек. Точнее, пять. Плюс был Денис, который пришёл на один отбор и сразу всем так понравился, что был взят просто «с ходу».

— Ваше мнение учитывалось?

— Мнение участников спрашивают. И это делается анонимно.

— И вот вы попали на первую игру. Какие были впечатления? 

— Первый раз был просто ужас. Мы проиграли с треском, не соображали вообще ничего. Существует знатоковская поговорка, что где-то в центре волчка находится генератор тупизны. И чем ближе к волчку, тем больший коэффициент интеллекта ты теряешь. Серьёзно. Потому что, сидя дома на диване, ты разносишь вопросы только в путь. Придя в зал, ты всё ещё неплох, что-то обсуждаешь с командой. А за столом — накатывает. Со временем учишься с этим справляться, становится получше. Но в первый раз реально ничто не может к этому подготовить. Казалось бы, ходил на игры, чувствовал более-менее атмосферу в зале. Были тренировки — в Нескучном саду без костюма, в Нескучном саду в костюме прямо перед игрой. И всё равно, когда ты выходишь, нет ничего, кроме реального опыта, который может помочь. Это некое нервное ощущение, и его невозможно изгнать. Ты должен это попробовать, прожить, тогда в следующий раз станет проще. И с каждым разом становится... Тебе становится проще, проще, а потом — бац! Финал года. Тебя накрывает с новой силой. Не как в первый раз, но нервничаешь, конечно, больше, чем в обычной игре.

— Есть какие-то вопросы, которые ты помнишь всю свою игровую жизнь?

— Есть. К сожалению, хорошо запоминаешь вопросы, которые вызвали негативные эмоции. Я такой вопрос уже миллион раз пересказывал. Вопрос из нашей первой телевизионной игры — цитата из Татьяны Толстой: «Целый мир в одном одновременно взъерошенном и аккуратном рисунке». И вот ты думаешь, может, глаз? Может, персидский ковёр? Но нет, Татьяна Толстая считает, что это иероглиф. Как китаисту, возможно, этот вопрос должен был сыграть на каких-то струнах моей души. Но более неправильной метафоры подобрать сложно. Метафоры, в которой каждое слово не подходит. Это поразительно. Более того, на той игре гостем была моя однокурсница, тоже китаистка. И мы после игры смотрим друг на друга и такие: «Что?». Я до сих пор поражаюсь. Я очень хотел бы поговорить с Татьяной Толстой, мне интересно, как она эту метафору придумала.

Михаил Новосёлов, фото Натальи Москательниковой
Инвестиции: инструменты и методы

— Михаил, а как ты пришёл в инвестиции?

— Когда появляются какие-то деньги, ты начинаешь задумываться. Странно держать их в ящике стола, но и странно держать их в банке. Плюс ты молод и горяч, банк тем более не привлекает. У меня это произошло в 2013–2014 гг., и хотя были огромные проценты по депозитам, я подумал: ну что такое 15%?! Сперва мне просто очень нравилось сравнивать ПИФы на сайте investfunds.ru, ничего не покупая. Скачивал таблички, смотрел, из чего они состоят — раньше точно расписывался состав фонда, то есть какие акции конкретно. Я тратил уйму времени на это. Потому что купить ПИФы ещё было сложно, требовалось идти в банк — было плохо с каналами электронной продажи. Буквально пять-шесть лет назад. И я просто сравнивал, а потом примерно в 2016 году открыл брокерский счёт. Как любой начинающий, я очень активно торговал, пытался спекулировать. А потом, придя на работу в «Открытие Брокер», решил ещё раз попробовать.

— В каком году ты пришёл в «Открытие Брокер»?

— В 2017 году. И тогда же открыл себе новый счёт. Но стал наступать на те же грабли, при торговле акциями меня подводит нетерпеливость. Потому что, если ты выбрал что-то хорошее, купи и сиди. А я не могу. У нас есть статистика, сколько раз ты что-то делал: сколько наторговал, обороты, сколько раз звонил в службу поддержки. У меня более девятисот заходов в мобильное приложение — проверял по три раза в день. И, соответственно, когда в портфеле акции, идёт постоянное движение. То плюс 2%, то минус. И для меня с моим темпераментом это было просто невозможно, потому думал, если там минус 2%, всё, это помойка. Это абсолютно не так. Можно потерять 10%, потом на 20% вырасти. А я не мог, очень быстро всё выкидывал. И поэтому выходило не очень. В какой-то момент я понял, что всё болтается около нуля. Решил, что мне нравятся прямые линии вверх на графике, и задумался, как и откуда это взять. Так я пришёл к покупке облигаций. В первую очередь — высокодоходных облигаций. Сперва это был вопрос доходности, а теперь я это полюбил, потому что понял, как устроен этот сектор.

— Расскажи, пожалуйста.

— Была одна вещь, которая меня напрягала в торговле акциями. В большинстве случаев ты почти не представляешь, с чем имеешь дело. Казалось бы, видишь каждый день, например, заправки «Роснефти», «Яндекс», что-то ещё. А вот «НОВАТЭК». Много кто видел сжиженный газ? Понятно, что его используют, есть технологическая цепочка. Но гигантская компания по производству сжиженного газа. Как подступиться к ней? Это не то, к чему ты можешь прикоснуться, что у тебя на кончиках пальцев. Плюс, если большая корпорация захочет что-то сделать с отчётностью или чем-то ещё, ты никак об этом не узнаешь. Как история с Enron. Всё длилось годами, и никто не узнал, пока это не рухнуло. С компаниями, которые занимаются высокодоходными облигациями, всё совсем не так. Во всех смыслах. Потому что, во-первых, они некрупные, им гораздо сложнее что-то скрыть. Мой любимый пример — сеть шаурмичных из Новосибирска. Это мой любимый эмитент, наверное. Это так хорошо, близко и естественно недавней студенческой душе, что просто страшно. И да, у них легко читать отчётность, потому что она проще, понятнее, ей сложнее манипулировать. Это люди, которые реально что-то производят, реальная экономика России, малый и средний бизнес. А ты можешь с ней контактировать. В некотором смысле это возвращение к изначальному духу фондового рынка — в XVIII век. Люди покупают акции Голландской Ост-Индской компании и понимают, что происходит: на их деньги компания строит корабли, нанимает людей, плывёт на острова, покупает специи, привозит их и луковицы тюльпанов. Они как будто дают этому импульс. Это классно. И здесь то же самое. Ты покупаешь облигации, читаешь, на что люди берут деньги, а потом видишь, что пекарня, облигации которой ты купил, реально открылась рядом с твоим домом. Помимо того, ты получаешь довольно высокую доходность. В прошлом году у меня вышло 13% с небольшим.

— Считай, две ставки депозита.

— Даже больше уже. Сейчас депозит 6,5–7% найти непросто.

— Расскажи подробнее, как ты выбираешь облигации.

— Я смотрю почти всё, что размещается. Стараюсь следить за этим сектором. Там не так много облигаций, в отличие от условных ОФЗ, которые появляются раз в неделю.

— Как часто происходит размещение?

— Зависит от периода. В активные периоды — достаточно много. Пару штук в неделю точно. Разных. Не все тебя интересуют, естественно. Надо смотреть отчётность, кто конкретный эмитент, юрлицо, чем занимается, на что планирует пустить деньги. И после этого решать. Потому что люди прыгали в совершенно безумные проекты и потом пытались палкой выбивать свои деньги.

— Какой средний срок займа по этим бумагам?

— Они все не очень длинные. В основном два-три года.

— Сколько ты держишь бумагу в портфеле, до погашения?

— Нет, следует принимать риск дефолта, он может произойти. Статистически дефолты происходят на оферте и на погашении, потому что там большая сумма денег, и её может не оказаться, а на купон обычно деньги есть. Поэтому я держу примерно несколько купонных периодов — месяц, три, реже полгода. Получаю несколько купонов и перекладываю во что-то другое. Плюс, если берёшь при размещении, за это время ещё цена возрастает достаточно, получишь дополнительный доход. Удерживая до погашения, потеряешь его.

— Ты тратишь на это достаточно мало времени?

— Да, система отработана. Максимум — несколько часов в неделю.

— А сколько примерно бумаг в портфеле?

— Сейчас штук двадцать разных.

— Ты диверсифицируешь, чтобы на каждую бумагу приходилось буквально несколько процентов?

— Да, условно, потому что надо принимать какой-то риск. Двадцать штук, включая ОФЗ, в которых чуть большая часть средств — так храню деньги, чтобы они не лежали без дела.

— Даже в случае дефолта потери для портфеля несущественные.

— Дефолт редко бывает прям в ноль. Ты успеваешь выкинуть хотя бы по какой-то цене.

— Сколько на твоей памяти такого было с твоим портфелем?

— Один дефолт. И ещё до того, как я совсем ушёл в облигации — была часть облигаций, часть акций. «Самаратранснефтьтерминал». Я тогда не очень разбирался. Сейчас бы понял, что это странная вещь — нефтяной терминал, который не подключён к нефтепроводу.

— В инвестициях нужен опыт, никуда от этого не денешься. А сейчас ты ставишь какие-то финансовые цели перед собой?

— Мои финансовые цели более широкие, чем просто результат на брокерском счёте, ведь, помимо этого, у меня есть и другие инструменты — ПИФы, драгметаллы, валюта. Стараюсь максимально диверсифицировать. Плюс разная длительность. Валюта лежит, а ты думаешь — поступлю в магистратуру. Снимаешь валюту и оплачиваешь магистратуру. А есть то, что откладываешь надолго. Те же ПИФы. Положил, и они будут лежать и лежать.

— ПИФы в нашей юрисдикции?

— Да. Самые простые еврооблигации. Облигации индекса. Просто пассивные инвестиции. Чтобы активно торговать, у меня есть брокерский счёт. Ещё есть обезличенные металлические счета, тоже у нас. Удивительная штука. Когда я их только открывал, в отделении банка пришлось позвать специального человека, потому что это была редкость, а сейчас всё можно делать онлайн. И это тоже довольно долгосрочные вещи. Такой инструмент диверсификации. Что-то, имеющее реальную ценность в мире. Можно представить ситуацию, когда облигации стоят ноль, когда акции стоят ноль. Но сложно представить ситуацию, когда золото, условно, стоит ноль. О, у меня есть ещё классная история с инвестированием. Был у меня один финансовый инструмент...

— Биткойны?

— Верно. В 2015 году, не помню даже зачем, я купил биткойн, вернее, полбиткойна по цене около 300–500 долл. за штуку. И забыл вообще, что он у меня есть. Я записал кодовые слова от кошелька куда-то в тетрадку. И о ней тоже забыл. Потом 2016 год. Я вспомнил об этой тетрадке. В отличие от человека, который потерял жёсткий диск с десятью тысячами биткойнов и искал его на помойке и, кажется, до сих пор ищет, я её нашёл. И в плане РОЭ это была самая божественная инвестиция, потому что, если куплено за 500 долл., а продано, условно, за 15 тысяч... Да, я не дождался самого пика, но вышел в очень хороший момент.

— Что подтолкнуло вывести в тот момент? Не поверил, что пойдёт дальше?

— Если бы я как-то за этим следил, то, возможно, вывел бы ещё раньше из-за своей резкости. Потому что пятьсот превратилось в тысячу, боже мой, как хорошо! А я об этом забыл, а потом просто вспомнил: о! а, кстати! Кстати, он уже 15 тысяч стоит.

— Больше нет желания возвращаться?

— Нет. Технология сама по себе интересная, что-то ещё там возникнет обязательно. Но для меня это пройденный этап, надо искать следующую вещь. Никто не знает, что это будет. Важно следить.

— А сейчас у тебя консервативные инструменты?

— Да, потому что они не отнимают много времени.

— Михаил, скажи, опыт в игре «Что? Где? Когда?», высокий уровень интеллекта и обширные познания помогают тебе в инвестициях?

— Да. Опыт этой игры полезен для любого человека, который занимается трейдингом. И он был бы ещё полезнее, если бы я занимался спекуляциями. Потому что в «Что? Где? Когда?» очень важно уметь адаптироваться к быстроменяющимся условиям. Это суть игры. Есть минута, и есть то, что ты до этого, скорее всего, не знал. Ты должен сразу вникнуть, сразу понять. И разгадать. Ты должен интеллектуально правильно среагировать и очень быстро вывести верное решение. Трейдинг устроен похожим образом. Из многих игроков ЧГК вышли бы отличные трейдеры. Кто-то уже есть, безусловно, некоторое количество, но это не самый распространённый род занятий.

— Ты клиент компании «Открытие Брокер». Можешь сказать, что именно тебя устраивает как клиента?

— Мне нравится, что я могу делать всё сам. Мне не требуется помощь консультантов, звонков куда-то, чтения мануалов многостраничных. Я могу зарегистрироваться, просто нажав кнопки на сайте Госуслуг, сайте «Открытие Брокер». Не общаясь ни с кем. Потом поставить приложение и начать инвестировать.

— Это важно, что не надо ни с кем общаться?

— Есть такое. Некоторая доля интроверсии. Ты ставишь приложение, начинаешь заниматься, тебе понятно, что делать. Когда я первый раз открыл счёт у другого брокера, была большая проблема — не было нормального приложения, только терминал QUIK. Даже не WebQUIK, он ещё более-менее. А там был QUIK — «получите ключ безопасности, подъезжайте к нам в офис с флешкой, получите электронную подпись». Потом ставишь этот QUIK, а он не работает. Обращаешься к тому серверу — «получите ключ сервера». Я, вроде, не очень тупой, но было сложно, потому что требовало определённого уровня подготовки. Если я могу придумать себе какой-то пароль, двухфакторную аутентификацию, зачем мне эта электронно-цифровая подпись на флешке? Я вообще с компьютера не хочу торговать, дайте мне это делать с телефона. А в «Открытие Брокер» хочешь торговать — торгуй, пожалуйста, без проблем.

— Это достаточно наглядно. Что-то ещё?

— У меня есть аккаунт в нашей бонусной программе. Мне нравится, когда компания хочет меня отблагодарить. Это плюс всех программ кэшбэка. Так и надо работать с клиентами.

Михаил Новосёлов, фото Натальи Москательниковой
Работа в компании

— Как ты пришёл в «Открытие Брокер», чем здесь занимаешься?

— Я пришёл в компанию тоже удивительным образом — благодаря «Что? Где? Когда?». Я был начинающим специалистом и прошёл стажировку в «Центре развития фондового рынка», который занимается улучшением законодательства на фондовом рынке и аналитическим покрытием многих вещей. Понятно, я подрабатывал до этого. Был репетитором, конопатчиком. У меня было много интересов. Но в целом это был мой первый опыт. У меня ещё даже не было диплома о высшем образовании. И в резюме было написано лишь о стажировке и о том, что я двукратный чемпион Европы по «Что? Где? Когда?». Всё. Но это привлекло Андрея Салащенко, нашего вице-президента.

— Слава знатока?

— Не совсем. Спортивное ЧГК не приносит славы, его участников никто не узнаёт на улице. Потому что этот вид спорта не зрелищный, его, в отличие от телевизионного, не очень интересно смотреть, но очень интересно играть.

— А сейчас узнают?

— После финала немного начали. Очень странно. Когда приходишь брить бороду или купить кофе, а там: «Миша, это ты». Это необычно. О чём мы? А, как я пришёл. Видимо, Андрей понял, что человек, который неплохо умеет играть в «Что? Где? Когда?», сможет реально адаптироваться к чему угодно — даже имея образование востоковеда, стать финансистом. Хотя я слышал такую поговорку: чтобы обучить, условно, вьетнамиста банковскому делу, нужно месяца три. А обучить банкира вьетнамскому языку, скорее всего, не выйдет, а тем более китайскому, который был у меня.

В «Открытие Брокер» я работаю в Управлении исследования проблем регулирования. Чем мы занимаемся — хороший вопрос. Я люблю говорить, что мы как институт гражданского общества. Многие органы власти — это их обязанность — выпускают различное регулирование. И им важно понимать, как и на что могут повлиять нововведения. Им нужно получать обратную связь от профессиональных участников рынка, которые представляют индустрию и интересы клиентов, которые могут сказать: «Секундочку, что вы делаете?». Или: «Нет, вы делаете всё хорошо. Спасибо большое».

— У каждого брокера есть такое подразделение?

— Нет. Но у крупных есть.

— Вы как-то взаимодействуете между собой?

— Да, безусловно. Создаются рабочие группы — представители саморегулируемой организации, представители заинтересованных органов власти. Представители рынка тоже. Кто-то более активен, кто-то менее. У кого-то юристы этим занимаются. У кого-то — отдельное подразделение.

— А есть какие-то достижения, которые и рядового инвестора коснулись? Вы что-то заметили лишнее и сказали об этом регулятору? Или, наоборот, с какой-то инициативой выступили. А мы теперь этим пользуемся.

— Еврооблигации в обеспечении. Это наша инициатива.

— Я замечаю три параллели в нашем разговоре — в твоей истории знатока, истории инвестора и истории сотрудника управления. Везде виден результат, которому предшествует многолетняя подготовка. В игре, в формировании портфеля, в разработке законов.

— Да, метафора действительно подходит. Встречаю подобные комментарии: «Ой, да что вы сделали на работе, три строчки изменили какие-то». Да, но эти три строчки были изначально тридцатью страницами, которые переделаны, переписаны, и вообще концепция изменилась много раз. То, что происходит у нас, всегда небыстрый процесс. Иногда может показаться, читая новости, что законотворческие процессы — раз, раз и готово, за три дня приняли. На самом деле в большинстве случаев, помимо исключительных, это долгий процесс. Очень много интересантов, очень сложное выверение происходящего, текстов, идей. Это может занять и несколько лет.

— Всё, огромное спасибо за интервью. Было крайне интересно.

Викторина для любителей игры «Что? Где? Когда?»

Специально для сообщества «Открытие Брокер» в соцсети Вконтакте мы попросили Михаила задать несколько вопросов. За правильные ответы будут начислены бонусные баллы в первой программе лояльности для инвесторов O'InveStore!. Победители будут определены с помощью генератора случайных чисел. Напоминаем, что один балл равен одному рублю, которые можно потратить на более чем 10 000 товаров с витрины вознаграждений. 

Первый вопрос будет задан в пятницу, 28 февраля. Сообщество «Открытие Брокер» в соцсети Вконтакте — vk.com/openbroker.

Вам также может понравиться: