Меню
Меню

Великая депрессия: кейнсианские методы сработали

Как консерватор-революционер помог Рузвельту выйти из экономического кризиса
Константин Барановский
Гуманитарный технолог

Наравне с именем Франклина Делано Рузвельта в качестве спасителя США от Великой депрессии называют экономиста Джона Мейнарда Кейнса. Именно в его письмах Рузвельту содержались практические рекомендации, вытекающие из теоретических положений «Общей теории занятости, процента и денег» Кейнса.

Джон Мейнард Кейнс в своих выкладках не побоялся бросить вызов самим основам капитализма, гласящим, что нет ничего эффективнее свободного рынка, который в краткосрочной или среднесрочной перспективе способен сам решить все вопросы, включая полную занятость, если работники будут гибкими в своих требованиях по заработной плате. Да и баланс спроса и предложения наступает автоматически. Кейнс считал, что необходима государственная стратегия на макроэкономическом уровне, в частности, надо стимулировать адекватный совокупный спрос (общие расходы в экономике), чтобы снизить безработицу. Требовалась продуманная фискальная и кредитно-денежная политика для смягчения негативных последствий спадов и кризисов. Экономические апокрифы утверждают, будто Кейнс однажды заявил, что для борьбы с безработицей и стимулирования совокупного спроса нет ничего плохого в том, чтобы некоторое количество рабочих раскапывало ямы, а другая группа тут же закапывала их, и все при этом получали деньги, лучше — из госбюджета. Это, конечно, байка, но она довольно верно, хотя и крайне грубо, описывает предлагаемые Джоном Мейнардом методы.

 

Джон Мейнард Кейнс

К концу двадцатых Кейнс уже был экономистом с мировым именем, принимавшим участие в послевоенном устройстве цивилизации. Кейнс один из немногих, кто выступал против непомерных контрибуций и репараций с Германии, видя в них лишь способ загнать эту страну в угол, что приведёт к новой мировой войне.

Свой основополагающий труд «Общая теория занятости, процента и денег» Кейнс опубликовал в 1936 году, но ещё в середине двадцатых изложил основы своей теории в многочисленных статьях в ведущих экономических журналах, которые читало всё мировое сообщество. Работа над книгой началась в 1931 году. Так, выбор Рузвельтом Кейнса в качестве экономического советника был не случаен.

Экономист и исследователь Блауг писал: «Если в теории Кейнса и содержится что-либо поистине новое, так это именно продуманная критика этой веры во внутренние восстановительные силы рыночного механизма. Прочитав Кейнса, можно отрицать каждый элемент его аргументации, можно подвергать сомнению даже логическую состоятельность всей кейнсианской схемы, но невозможно сохранить веру в способность свободной рыночной экономики автоматически поддерживать полную занятость... В любом случае кейнсианская революция означала подлинный конец доктрины laissez faire. Кейнс был уверен, что правительству необходимо увеличивать расходы, чтобы стимулировать эффективный совокупный спрос, что, в свою очередь, способствует развитию производства и созданию новых рабочих мест. Важно, считал Кейнс, чтобы все накопления превращались в инвестиции, что работает как мультипликатор. Когда растут инвестиции, общий доход увеличивается не только в данной конкретной отрасли экономики, но и в смежных. В частности, это происходит за счёт роста платёжеспособного спроса.

Разрушения институтов можно избежать, расширяя регулирующие функции государства, что не является угрозой частной инициативе как основе рыночной экономики. Необходим баланс между частной инициативой и госвмешательством, которое стимулирует предпринимателей.

Ещё в 1925 году в статье «Экономические последствия валютной политики мистера Черчилля» Кейнс написал, что политика дорогих денег способствует росту безработицы. Соответственно, дешёвые деньги способствуют росту занятости. Акцент, сделанный Кейнсом на значении нормы процента для динамики уровня безработицы, отличал его отношение к денежно-кредитной политике от ортодоксального подхода, основанного на количественной теории денег, указывает Е.М. Найдёнова, кандидат экономических наук, доцент Финансового университета при Правительстве РФ.

Кейнс видел задачу госрегулирования не в борьбе с монополиями (корпорациями), а в двух способах стимулирования, имеющими решающее значение: увеличение инвестиций и увеличение потребления. Кейнс отнюдь не был сторонником расширения во времени и пространстве государственного участия: нужно было лишь придать уверенность бизнес-сообществу, создав соответствующие макроэкономические условия. Восстановивший позиции частный капитал завершит выход из кризиса и поспособствует росту экономики. 

Строптивый ученик

Ставший президентом США в 1932 году Франклин Делано Рузвельт заключил с нацией «Новую сделку» — именно так дословно переводится с английского то, что в нашей стране принято называть «Новым курсом». Рузвельт с удовольствием внедрил государственное присутствие во все сферы экономической активности, куда только смог дотянуться. Были созданы десятки тысяч рабочих мест на госсредства. Шло строительство дорог, плотин, общественных зданий, аэродромов, портов, жилья и так далее... Словом, как Джон Мейнард и завещал. Тем более частные инвестиции в период с 1929 по 1932 год упали на 94%. Приехавший в Вашингтон Кейнс настаивал на увеличении госинвестиций. Но министр труда госпожа Перкинс свидетельствует, формула Кейнса, что в «случае, если происходит падение частных инвестиций, то государственные расходы должны быть увеличены», широкого признания в американском правительстве не получила.

К 1934 году американская экономика демонстрировала явные признаки выздоровления, и Рузвельт начал сворачивать госинвестиции, предоставляя довершить процесс частным рыночным акторам. А вот госрегулирование, считал Рузвельт, должно стать постоянным и неотъемлемым фактором экономики. Также поможет делу принудительное перераспределение богатств от узкого круга лиц к широким народным массам. Кейнс считал госрегулирование экономики лишь переходной формой, необходимой для перезапуска мотора экономической активности, для Рузвельта оно — инструмент социального реформирования, способного предотвращать грубые формы индивидуализма и погони за прибылью любой ценой.

Кейнс видел задачу государства в обеспечении максимально благоприятных условий для инвестиционной активности крупного и среднего капитала, что в конечном итоге и выведет экономику из пике к росту. По мнению Рузвельта, государство должно регулировать деятельность корпораций и осуществлять социальные программы в интересах широких слоёв, в том числе путём изъятия излишков у состоятельных сограждан. В отличие от Кейнса, заботившегося о деловом сообществе, Рузвельта интересовали самые обездоленные слои, те, для кого государство выступает единственным источником благ, в ответ на что беднота голосует за кандидата, обещающего расширить и увеличить госпомощь.

Больше интересных материалов