Меню
Меню

Ватерлоо для Лондонской биржи

Как Натан Ротшильд торгами манипулировал
Константин Барановский
Гуманитарный технолог

Рассказ, как по итогам сражения при Ватерлоо Натан Ротшильд спекулировал гособлигациями Англии на Лондонской бирже, нуждается в предыстории, без которой понимание произошедшего будет неполным. 

Нам не страшен Бонапарт!

К началу наполеоновских войн пять братьев семейства Ротшильд по всей Европе создали мощную финансовую сеть, в которой работали лично преданные им сотрудники. Кроме финансовых учреждений была собственная курьерская служба. Ротшильды выполняли деликатные поручения коронованных особ, оставаясь лояльными и не перебегая из стана в стан по конъюнктурным соображениям. Когда Наполеон завоевал Германию, Ротшильды остались верны принцу Вильгельму, хотя выгоднее было бы подчиниться Бонапарту, как поступили многие финансисты в поисках сиюминутной выгоды. Ротшильды играли с долгосрочной перспективой, что было сопряжено с опасностью для жизни и состояния. По заданию принца Вильгельма, Ротшильды работали его коллекторами, собирая в оккупированной Европе долги с заёмщиков. Деньги перевозились в каретах с двойным дном теми самыми курьерами. Тогда по нормам права деньги от обязательств по выплатам принадлежали реальному правителю, а не прошлому или номинальному, значит, золото должно было достаться Бонапарту. Но Ротшильды решили иначе, хотя в случае разоблачения репрессии ждали не только непосредственно курьеров, перевозивших золото, но и самих братьев—финансистов.

Встал вопрос: что делать с собранным золотом? Деньги должны работать. И выход был найден — госбумаги Великобритании, остро нуждавшейся в притоке наличности для продолжения войны с Наполеоном и инвестиций в экономику, испытывающую негативные последствия континентальной блокады.

Не соответствует действительности байка, что Наполеон после побега из ссылки получил для продолжения войны кредит от Ротшильдов в 5 млн фунтов. Эти деньги выделил банковский дом Губерта в Париже. Дело не в этической позиции Ротшильдов, но возвращение Бонапарта на императорский престол шло вразрез с долгосрочными деловыми интересами братьев. 

Натан Майер Ротшильд (1777—1836)
На сцену выходит Натан Ротшильд

Деньги, собранные с должников принца Вильгельма, переправили в туманный Альбион Ротшильду, пятому брату, работавшему на финансовом рынке Англии. Он аккуратно скупал гособлигации, чтобы рост спроса не вызвал удорожание актива. В итоге Натан стал крупнейшим держателем госбумаг Великобритании, но пока никак не использовал это. Он не вмешивался в политику, не добивался от короны преференций. Он ждал.

 

Сто дней Наполеона всколыхнули Европу, неужели снова придётся пережить масштабную войну, состоящую из серии войн поменьше? Решающая битва произошла во второй половине июня 1815 года на поле Ватерлоо, где объединённые войска под командованием герцога Веллингтона сошлись в схватке с войском Наполеона.

Вильям Сэдлер, «Битва при Ватерлоо».

Финансисты затаили дыхание, слишком многое зависело от исхода битвы. Лондонская биржа тогда фактически выполняла роль мирового маркетмейкера, говоря современным языком. Главным игроком Лондонской биржи был Натан Ротшильд. Он получил известие о победе Веллингтона на сутки раньше других — постарались курьеры. Можно было пойти скупать английские госбумаги в ожидании роста курса, но Натан поступил иначе. Утром 20 июня он явился на биржу бледный, потерянный, невпопад отвечал на вопросы и начал продавать госбумаги. Биржевые игроки поняли, что Ротшильд узнал победителя, и это — не Веллингтон, иначе, зачем продавать облигации? За считанные часы курс обрушился, а внешне остававшийся в прострации Натан Ротшильд скупил весь объём английских госбумаг за сущие гроши, сосредоточив в своих руках госдолг Англии.

Официальное сообщение о проигрыше Наполеона под Ватерлоо пришло только на следующее утро. Курс госбумаг подскочил, принеся Натану, по некоторым оценкам, колоссальную сумму в 40 миллионов фунтов. Добычу, как и другие прибыли, следовало поровну поделить между пятью братьями Ротшильдами, как следовало из условий сделки, заключённой у постели умиравшего отца, Майера Амшеля Ротшильда.

Эта история была экранизирована в фильме «Акции Ротшильда под Ватерлоо».

В наши дни Натан мог бы получить повестку в суд за использование в торговле инсайдерской информации, но вряд ли его приговорили бы к наказанию — он всего лишь получил информацию раньше рынка и распорядился ею по своему усмотрению. Новость пришла не из закрытых источников, потенциально информация об исходе битвы при Ватерлоо была доступна и остальным участникам торгов, которые не позаботились о её своевременном получении. Так кого и в чём винить?