Российские ценные бумаги на европейском фондовом рынке

в конце XIX — начале XX вв.
Павел Лизунов
Доктор исторических наук, профессор

До Первой мировой войны российские ценные бумаги, как государственные, так и частные, котировались на 12 крупнейших мировых фондовых биржах Франции, Англии, Голландии, Германии, Бельгии, Австро-Венгрии и США. Российские государственные фонды являлись наиболее распространенными (интернациональными) бумагами в мире. Облигации 4%-го золотого займа 1889 года были внесены в официальные бюллетени 11 иностранных бирж. Только итальянская рента, обращавшаяся сразу на 17 европейских биржах, в этом отношении превосходила российские фонды. В то же время английские консоли котировались только на британских и Парижской биржах, французская рента — только на биржах Франции, боны США — только на североамериканских и Лондонской биржах.

Другой особенностью российского государственного долга являлось, что в отличие от английского или французского он представлял довольно «пеструю коллекцию» займов различных типов и форм. Одни распространялись исключительно за границей (4%-ый золотой заём 1889 и 1890 годов, 3,5%-ый золотой заём 1894 года, 3%-ый золотой заём 1896 года); другие, несмотря на все старания Министерства финансов, оставались в России (4%-ая государственная рента 1894 года); третьи, их было большинство, котировались одновременно и на российских и на иностранных биржах.

Российские ценные бумаги выглядели привлекательно для иностранных покупателей. В Европе большинство фондов давали не более 3% ежегодного дохода, тогда как российские займы — 4-5%. Отличалась и система выплаты государственного долга России. В большинстве европейских стран преобладал рентный тип займов, и на ликвидацию долга ассигновались сравнительно небольшие суммы. Для российских государственных займов предусматривалось обязательное погашение, увеличивавшееся с каждым годом. С 22,6 млн руб. в 1908 году оно выросло до 28 млн руб. в 1912 году. В 1914 году российский государственный долг составлял 8 811 380 139 руб. (для сравнения в 1910 году — 9 054 618 769 руб.).

Из твёрдопроцентных ценностей преобладающим типом по числу займов и по сумме долга являлись 4%-е займы, среди которых основной бумагой была 4%-ая государственная рента (2820 млн руб. на 1 января 1913 год). Примерно 62% российских займов были 4%-ми. Второе место занимали 5%-ые, третье — 3%-ые займы. 5%-ые выпускались часто как военные займы, а 41/2%-ые займы в основном были связаны с событиями Русско-японской войны и Первой революции в России 1905–1907 годов.

Российские государственные займы в 1911–1913 годах 

Не меньшим спросом в начале XX века пользовались на европейских биржах и бумаги Российских частных предприятий. Акции российских акционерных обществ появились за границей ещё в дореформенное время, но только к концу XIX века стали заметным явлением на западноевропейском фондовом рынке. Первое место по количеству Российских акций занимала Парижская биржа, второе — Берлинская, третье — Брюссельская, четвёртое — Лондонская, пятое — Амстердамская. Следующее сопоставление даёт представление о котировавшихся на этих биржах акциях Российских предприятий.

Акции российских торгово-промышленных предприятий на европейских биржах в начале ХХ века 

Российские ценные бумаги во Франции

С конца XIX века центром притяжения для российских ценностей стала Франция. На Парижскую биржу постепенно стали стекаться многочисленные российские бумаги всевозможных видов. Кроме государственных займов, закладных листов, облигаций железных дорог и городских займов на французском рынке появились акции российских металлургических, каменноугольных и нефтяных предприятий. Стоило распространиться слуху о возможной в будущем котировке на Парижской бирже какой-нибудь российской бумаги, как её курс в С.-Петербурге немедленно поднимался вверх, и она была нарасхват. Начиная с 1910 года определилось тяготение к Парижской бирже российских коммерческих банков, которые постепенно стали переводить туда свои акции с берлинского рынка.

Накануне Первой мировой войны на Парижской бирже, в «паркете» и в «кулиссе», котировалось 140 российских биржевых ценностей на сумму 8 547 860 тыс. руб.: 56 видов облигаций на сумму 7 732 300 тыс. руб. и 27 акций на сумму 381 440 тыс. руб. в «паркете», а также 13 облигаций на сумму 173 530 тыс. руб. и 44 акции на сумму 260 590 тыс. руб. в «кулиссе».

Российские ценные бумаги на Парижской бирже 

На Парижской фондовой бирже в «паркете» из российских ценностей котировались:

  • 4%-ый консолидированный заём 1880 года; 4%-ый золотой заём 1889, 1890, 1893 и 1894 годов;
  • 4%-ая консолидированная рента 1901 года; 3%-ый золотой заём 1891–1894, 1896 годов;
  • 31/2%-ый золотой заём 1894 года;
  • 5%-ый заём 1906 года;
  • 41/2%-ый заём 1909 года;
  • 4%-ая государственная рента 1894 года;
  • 4%-ые облигации Двинско-Витебской железной дороги;
  • 4%-ые облигации Орловской железной дороги 1889 года;
  • 4%-ые облигации Рижско-Динабурской железной дороги и др.

    Из акций котировались:
  • Азовско-Донского, Русско-Азиатского, Сибирского, Частного, Соединённого Торгово-Промышленного банков;
  • Южно-Русского горнопромышленного общества, Буэ, Донецко-Юрьевского и Брянского заводов и др.

    На срочном рынке в «паркете» были допущены:
  • 4%-ая консолидированная рента 1901 года;
  • 3%-ый золотой заём 1891–1894, 1896 годов;
  • 3%-ый золотой заём 1894 года;
  • 5%-ый заём 1906 года и др.
  • Из дивидендных бумаг — все банковские акции «Проводника», паи «Русской Нефти» и др.

В «кулиссе» Парижской биржи обращались акции: Бакинского общества, Южно-Русского общества, Днепропетровского завода, Мальцовских заводов, общества Платина, Русско-Балтийского вагоностроительного завода, Тульских заводов, Гартмана, Сосновицкого общества, Николае-Павдинского общества, 5%-й заём г. Москвы и др. Срочные сделки в «кулиссе» заключались с акциями Мальцовских заводов, Таганрогского общества, Гартмана, Тульских заводов, товарищества Лианозова сыновей, С.-Петербургского Вагоностроительного завода, Ойль, Сосновицкого Трубопрокатного общества и Спасских Медных рудников.

Преобладающее положение на Парижской бирже занимали акции российских металлургических и механических предприятий. Из общего количества котировавшихся на парижском фондовом рынке российских ценностей (71 в «паркете» и «кулиссе» вместе взятые) наибольшее число приходилось на металлургические бумаги — 28 предприятий с основным капиталом в 259 380 тыс. руб. Среди них 14 являлись лучшими российскими заводами, входившими в синдикат «Продамета»: Днепропетровский, Русско-Бельгийский, Брянский, Провиданс, Таганрогский, Донецко-Юрьевский, Уральско-Волжский, Гута-Банкова, Сосновицкий, Беккер и Камский.

Большое влияние Парижская биржа имела в другом российском предпринимательском союзе — каменноугольном синдикате «Продуголь». Всего в «паркете» и «кулиссе» котировалось 15 российских каменноугольных предприятий с основным капиталом в 74 280 тыс. руб., из них многие являлись участниками «Продугля». В общей сложности в обращении на Парижской бирже находилось акций российских каменноугольных обществ на сумму около 60% всех вложенных в эту отрасль капиталов России.

Акции российских каменноугольных предприятий пользовались на Парижской бирже даже большей популярностью, чем на С.-Петербургской. В то время как из допущенных к котировке на С.-Петербургской бирже 13 подобных обществ с основным капиталом в 45,6 млн руб. лишь три-четыре действительно находились в постоянном обороте, на Парижской бирже с акциями 15 российских каменноугольных предприятий постоянно совершались сделки. Акции, котировавшиеся на парижском фондовом рынке, несмотря на переживаемый до 1911 года российской каменноугольной промышленностью затяжной кризис, выдавали довольно солидные дивиденды. Пять из них — Общество Домбровских копей, Общество Разработки угля и соли, Общество в Сосновицах, Южно-Русское общество и общество Криворожских железных руд — даже в годы депрессии оказались весьма прибыльными.

Большинство из котировавшихся на Парижской бирже российских горных предприятий находились в ведении французских акционерных обществ, правления которых находились во Франции. Некоторые из них, несмотря на бельгийское название, являлись чисто французскими. Собственно говоря, в так называемых российско-бельгийских акционерных обществах, за исключением трамвайных, трудно определить, где начинались бельгийские и где кончались французские капиталы.

В начале ХХ века на парижский рынок стали проникать и российские нефтяные ценности. Параллельно с повышением цен на нефть в мире и возрастанием в связи с этим доходностью нефтедобывающих предприятий российские нефтяные бумаги завоёвывали симпатии Парижской биржи. Всего в Париже котировались акции 12 (в С.-Петербурге — 17) российских нефтяных кампаний, из которых шесть англо-российских предприятий находились одновременно в обращении и на Лондонской бирже. Российские нефтяные ценности котировались главным образом в «кулиссе» Парижской биржи (11 из 12). Не являлось секретом, что Париж был колыбелью Русской Генеральной нефтяной корпорации (Ойль). Только по некоторым коммерческим соображениям ей была придана внешняя английская форма. В сентябре 1913 года шеры корпорации Ойль были введены в обращение в «кулиссе» Парижской биржи и встретили там шумный успех.

Среди 11 «разных» предприятий, акции которых котировались в «паркете» и «кулиссе» Парижской биржи, фигурировали несколько лучших обществ российской промышленности: английское общество Спасских медных руд и английское Кавказское медно-промышленное общество (оба участвовали в синдикате «Медь»), а также две табачные фабрики — «Бр. Шапшал» и «Богданов А.Н. и Ко» и одно влиятельное резиновое предприятие — Товарищество «Проводника». Но влияние Парижской биржи не ограничивалось одной российской промышленностью. Кроме громадного значения, которое Париж имел для российских государственных фондов и гарантированных правительством железнодорожных займов, парижский рынок в предвоенные годы стал центром притяжения облигаций российских частных железных дорог и акций коммерческих банков.

Первым российским банком, акции которого были допущены к котировке на бирже Парижа, был Русско-Китайский (Русско-Азиатский) банк в 1906 году, затем неофициально, на срок — акции Азовско-Донского банка. В 1910 году в котировку Парижской биржи были введены акции С.-Петербургского Частного коммерческого банка и Соединённого банка в Москве. В следующем, 1911 году, были введены акции Русско-Азиатского банка (до этого в Париже котировались акции слившихся в этом банке Русско-Китайского и Северного банков). В 1912 году Парижская биржа обогатилась акциями Азовско-Донского коммерческого банка и акциями Сибирского Торгового банка. В 1912 году на Парижской бирже появились акции, основанного в 1911 году Русско-Французского банка.

Российские ценные бумаги в Бельгии

Брюссельская биржа занимала второе место по количеству обращавшихся российских бумаг. Обороты почти со всеми бумагами были оживлёнными, и они считались солидными ценностями, к которым относились с большим доверием. Значительное число котировавшихся на Брюссельской бирже российских дивидендных ценностей находились в руках средних слоев бельгийцев и приносили их держателям хороший доход.

Впервые российские акции появились в Бельгии на фондовом рынке в конце 1880-х годов после основания Южнорусского Днепровского металлургического общества (иначе завод Кокериля, или Каменский завод). Вслед за ними в Брюсселе оказались акции Брянского акционерного общества, затем акции Русско-французского общества Криворожских руд, основанного французами в 1881 году. Появление акций российско-бельгийских и российско-французских предприятий ознаменовалось учредительной горячкой, вспыхнувшей на Брюссельской бирже.

Солидный бельгийский журнал «Moniteur des Jntérêts Matériels» от 18 августа 1895 года констатировал: «Самое оживлённое спекулятивное движение на Брюссельской бирже сосредоточилось в 1894–95 годах на промышленных бумагах, особенно русских; ... целые состояния создавались в очень короткие сроки; эти богатства и состояния составляют предмет всеобщих разговоров и общей зависти...».

Общее количество всех допущенных к котировке на Брюссельской бирже российских ценных бумаг к 1914 году достигло 141 на сумму в 5 750 390 тыс. руб. номинальной стоимости.

Российские ценные бумаги на Брюссельской бирже

Преобладали акции трамвайных обществ, акции металлургических и механических заводов, акции каменноугольных предприятий. Никакого существенного влияния, однако, Брюссельская биржа на С.-Петербург не оказывала, так как большинство российских ценностей, имевших хождение в Бельгии, практически отсутствовали в котировке С.-Петербургской биржи.

Российские ценные бумаги в Англии

На Лондонской бирже котировалось 123 вида российских ценных бумаг: 44 вида облигаций на сумму 5 775 млн руб. и 79 акций торгово-промышленных предприятий на сумму 266 540 тыс. руб.

Российские ценные бумаги на Лондонской бирже

По количеству котировавшихся российских ценностей Лондонская биржа занимала третье место после Парижской и Брюссельской. Хотя капитал 79 англо-российских предприятий значительно превосходил сумму основных капиталов российско-бельгийских предприятий и достигал 381 900 тыс. руб.; однако к 31 декабря 1912 года была внесена лишь указанная в таблице сумма в 266 540 тыс. руб.

Среди допущенных к котировке на Лондонской бирже российских ценностей преобладали акции нефтяных обществ. Их насчитывалось 55 с основным капиталом в 149 150 тыс. руб., что составляло 56% всех капиталов российских дивидендных бумаг в Лондоне. Для сравнения можно отметить, что на Парижской фондовой бирже котировались акции лишь 12 акционерных нефтяных предприятий с капиталом 76 980 тыс. руб., что составляло 12% всех российских ценностей.

Нефтяной отдел ежегодника Лондонской биржи содержал, главным образом, описание одних российских нефтяных предприятий, на долю которых приходилось около 76% всех акций иностранных нефтяных предприятий. Процентное отношение российских нефтяных бумаг было ещё выше, если бы при подсчёте была учтена и часть основного капитала общества «Shell», которое к 1913 году приобрело весь основной капитал общества «Мазут» и «Каспийского черноморского общества».

При сравнении английского и французского фондового рынков видно, что на Парижской бирже котировались акции практически всех отраслей российской промышленности с преобладанием металлургических и каменноугольных ценностей, в то время как на Лондонской бирже обращались преимущественно акции золотопромышленных и нефтяных обществ.

Российские ценные бумаги в Германии

Значительно меньшее влияние на российские бумаги накануне Первой мировой войны имела Берлинская биржа, потерявшая на рубеже XIX–XX веков былое значение для С.-Петербургской фондовой биржи. С начала 1870-х и до конца 1880-х годов российские государственные займы и гарантированные правительством займы железнодорожных обществ размещались в Германии в большом количестве. Немецкие банки были основными кредиторами российского правительства, в их руках до середины 1880-х годов сосредоточивалось 4/5 всех российских займов.

Однако в 1887 году в связи с обострением русско-германских отношений всем прусским государственным учреждениям было предписано продавать имеющиеся у них российские ценные бумаги. Одновременно в немецкой прессе началась кампания, направленная против российских ценностей. В результате на Берлинской фондовой бирже произошел массовый выброс российских бумаг. Только в течение двух с половиной недель, в конце июня и начале июля 1887 года, на германском рынке было продано российских бумаг на 115 млн марок. Их широкомасштабная продажа по очень низким ценам принесла немцам огромные убытки. Этой ситуацией воспользовались французские банки и биржевики. В операции по скупке российских ценностей участвовали такие крупнейшие французские финансовые магнаты, как банкирские дома Ротшильдов, Верне, Малле, Готтингера и др. Эти банкирские фирмы организовали специальные синдикаты по покупке российских бумаг на германском рынке. Они при содействии немецких банкиров, стремившихся поскорее избавиться от обесценивающихся российских бумаг, скупили их по очень низким ценам. В результате почти все российские ценности переместились из Германии во Францию. Взамен германский рынок был наводнен итальянскими, аргентинскими, греческими, сербскими, португальскими и другими такими же фондами, вскоре понизившимися в цене вследствие того, что правительства этих стран отказались от уплаты установленных процентов. В Берлине скоро поняли совершенную в 1887 году ошибку.

Два года спустя немецкие банкиры предложили российскому правительству даже более выгодные условия, но было поздно. В Германии было осуществлено несколько российских займов, но ситуация к тому времени изменилась коренным образом. Финансы России оказались уже прочно связанными с французским фондовым рынком. Некоторым исключением стало размещение на берлинской фондовой бирже основной массы российских железнодорожных займов 1908–1913 годов. Однако общей ситуации это не меняло.

Из твёрдопроцентных облигационных бумаг на Берлинской бирже в котировке к 1914 году оставались 75 видов займов на сумму 6447980 тыс. руб.

Российские ценные бумаги на Берлинской бирже

Из дивидендных бумаг в Берлине котировались акции девяти российских коммерческих банков и акции 26 промышленных предприятий. Из девяти российских банков пять находились в С.-Петербурге: Азовско-Донской, Учётно-ссудный, Международный, Русский для внешней торговли и Сибирский; четыре провинциальных: Варшавский Учётный банк, Коммерческий банк в Варшаве, Рижский Коммерческий банк и Торговый банк в Лодзи. Акции всех этих банков котировались и на Парижской бирже. Кроме того, акции Русского для внешней торговли банка находились в обращении на Гамбургской бирже; акции Международного банка — во Франкфурте-на-Майне.

Акции 26 российских промышленных предприятий, находившиеся в котировке на Берлинской бирже, можно разделить на две категории: акции четырёх самостоятельно действующих в России предприятий и акции 22 немецких обществ, открыто или под видом самостоятельных обществ имевших отделения в России. К первой категории можно отнести следующие предприятия: Всеобщая компания электричества, Общество электрического освещения, Товарищество нефтяного производства «Братья Нобель», Общество Милевицкий железопрокатный завод. За исключением Милевицкого завода, акции остальных обществ котировались на С.-Петербургской бирже, причем с бумагами первых двух предприятий никаких оборотов не происходило, так как большинство акций этих обществ находилось в Германии. Тем не менее, из всех имевшихся на Берлинской бирже российских промышленных ценностей обороты происходили только с одной-единственной бумагой — акциями Нобеля. Из чего следует, что Берлинская биржа почти совсем не участвовала в общем повышательном движении российских промышленных ценностей, которое наблюдалось почти на всех европейских биржах.

Российские ценные бумаги в Голландии

На Амстердамской фондовой бирже из российских бумаг обращались в основном государственные займы. Амстердамская биржа занимала вообще первое место по количеству российских государственных займов, что видно из нижеследующей таблицы.

Российские ценные бумаги на европейских фондовых биржах

По отдельным категориям облигаций, котирующимся на Амстердамской бирже, 8 502 млн руб. распределялись следующим образом:

Российские облигации на Амстердамской бирже

В противоположность облигациям, общая сумма акций российских промышленных предприятий, находившихся в обращении на Амстердамской бирже, была весьма незначительной, особенно по сравнению с другими биржами. На Амстердамской бирже находились в котировке акции Нобель, Русского для внешней торговли банка и акции пяти российско-английских нефтяных предприятий.

В конечном счёте к 1914 году на четырёх главнейших международных фондовых биржах котировались акции 174 российских предприятий на сумму 526 680 тыс. руб. По отдельным биржам они распределялись следующим образом:

Акции российских торгово-промышленных предприятий на европейских фондовых биржах

Акции, которые котировались одновременно на Парижской, Лондонской и Берлинской биржах, подсчитаны лишь для Парижской биржи. Амстердамская биржа не фигурирует в списке, так как котирующиеся на ней российские бумаги одновременно находились в обращении на Берлинской и Лондонской биржах. Таким образом, в данном случае нет двойного подсчёта.