Меню
Меню

Легальные миллионеры в СССР

Первое государство рабочих и крестьян платило поровну далеко не всем
Константин Барановский
Гуманитарный технолог

Привычно первым легальным советским миллионером называют Артёма Тарасова, который в 1989 году получил из прибыли своего кооператива 3 миллиона рублей, вызвав шок и трепет по всему СССР (при этом Тарасов заплатил с зарплаты партийные взносы в КПСС, как и было положено). Так вот, Тарасов был далеко не первым легальным миллионером в Советском Союзе, и даже не единственным. Например, ещё до него был Вадим Туманов, руководитель золотопромышленных артелей, легендарный на Колыме и в СССР персонаж, с которым дружил Владимир Высоцкий. И не только он!

Сталин дал приказ

С началом Великой Отечественной войны советский народ стал сдавать деньги на создание танков и самолётов. Были коллективные взносы, но немало граждан вносили деньги единолично. Так, 50 тысяч рублей перечислила на танк Т-34 «Боевая подруга» будущий Герой Советского Союза Мария Октябрьская, ставшая механиком-водителем собственной машины. Артист Владимир Яхонтов приобрёл танк ИС-2 «Владимир Маяковский». В 1943 году такой танк стоил 347 900 рублей, в 1944 — 264 400 рублей, в 1945 — 230 тысяч. Кукрыниксы построили на Сталинскую премию танк КВ «Беспощадный». Сталинская премия I степени — 100 тысяч рублей, II степени — 50 тысяч. КВ стоил в 1942 году 300 200 рублей, в 1943 — 246 тысяч. Писатель Алексей Толстой на средства Госпремии построил танк Т-34 «Грозный», это порядка 200 тысяч. Вольф Мессинг купил Як-7, на котором воевал Герой Советского Союза, старший лейтенант Константин Ковалёв, в 1944 году Мессинг подарил ещё одну машину польскому авиаполку «Варшава». А капитану Юрию Горохову перед началом Курской битвы старейшим советским писателем-пушкинистом Иваном Новиковым был вручён именной самолёт «Александр Пушкин» — к 106-й годовщине со дня смерти поэта. Стоил Як-7 завода № 153 — 110 тысяч. Пасечник Ферапонт Головатый дважды по 100 тысяч перечислил на строительство двух самолётов.

И люди отдавали явно не последние деньги. Отметим, что в годы войны квалифицированный рабочий получал порядка 700 рублей в месяц, а в среднем — ещё меньше.

Именно при Сталине, ещё в тридцатые годы, представители творческой интеллигенции стали зарабатывать сотни тысяч рублей в месяц или аккордно: главное было соответствовать линии партии и правительства. Миллионером был Шолохов. Огромные деньги получали драматурги за счёт отчислений от валового сбора, они шли по количеству актов в пьесе, по 1,5% за акт. В докладе сусловской комиссии Сталину цифры приводились следующие: «Так, драматург Барянов за публичное исполнение написанной им пьесы „На той стороне“ получил только в 1949 году около миллиона (920,7 тыс.) рублей процентных отчислений. Драматург Софронов в том же году получил 642,5 тыс. рублей, братья Тур — 759 тыс. рублей. Писатель Симонов получил процентных отчислений за четыре последних года около 2500 тыс. рублей (то есть — 2,5 млн — автор)».

Жить стало лучше, жить стало веселее

Хорошие деньги имели выдающиеся учёные, рационализаторы-изобретатели, знаменитые спортсмены. Например, шахматист Анатолий Карпов как-то в одном интервью подтвердил, что в СССР он был легальным миллионером (и это были не деньги из бюджета, а гонорары за выступления на международных соревнованиях и чемпионатах, причём в сотнях тысяч долларов, правда, существенную часть из которых забирало родное государство).

Но, как и при Сталине, на самую широкую ногу жили представители творческой интеллигенции.

Так, за авторский лист (порядка 25 машинописных страниц) произведения, опубликованного в журнале, гонорар составлял 250 рублей. А были ещё внутренние рецензии, когда за отзыв на рукопись платили 5–10 рублей за полстранички машинописного текста на листе А4.

Изданная книга приносила порядка 300 рублей за авторский лист, а то и все 600, толстенный роман в два-три тома пополнял мошну писателя на несколько тысяч, а то и десятков тысяч. А ещё — переиздание. Немного подправил текст и «исправленное и дополненное» издание запускало отсчёт тиражей заново, как и гонораров. Детская литература выходила просто запредельными для сегодняшнего дня тиражами: первое издание в «Детгизе» запускалось сразу в 100 тысяч экземпляров. Это как минимум тройной гонорар. Переводы — вообще голубая мечта любого писателя, там уже были инвалютные рубли. Эдуард Успенский за последние 15 советских лет заработал сотни тысяч инвалютных рублей, ближе к миллиону.

Но никто не мог сравниться с драматургами, которым капали роялти с каждого показа спектакля по их пьесе, даже если спектакль был в кукольном театре. Театров по стране были тысячи, и роялти капали исправно, ведь, как завещал В. И. Ленин, «социализм — это учёт и контроль»! Однажды в Белоруссии руководитель детского кукольного театра при клубе одного из минских заводов написал для своего театра пьеску. Творение неожиданно получилось удачным, пьеса стала популярной и впоследствии была поставлена в 104 профессиональных кукольных театрах СССР. И заурядный «кружковод» с заплатой в 80 рублей в месяц моментально стал одним из богатейших людей республики.

Примерно по такой же схеме оплачивался труд композиторов и поэтов-песенников. Певцы на эстраде получали копейки, без учёта «левых» концертов, а вот суперзвёзды уровня Юрия Антонова или Раймонда Паулса только на авторских отчислениях, по их собственному признанию, зарабатывали в месяц десятки тысяч рублей. И самый полноводный денежный ручей тёк из ресторанов, где исполняли любимые народом песни. А ведь Антонов даже не был членом Союза композиторов, но имел миллионы, в том числе с пластинок фирмы «Мелодия» с его песнями, расходившихся быстрее горячих пирожков в голодный год.

Фильм, фильм, фильм

В кинопроизводстве наиболее привилегированной прослойкой были сценаристы — киностудии платили за 75 страниц сценария 6–8 тысяч рублей, в зависимости от маститости автора. Если фильм выходил на экран, то потиражные достигали 150% гонорара, независимо от сборов. На выплату за один сценарий его автор мог купить четыре «Запорожца» или два с половиной автомобиля «Жигули». Автор, сформулируем по-современному, саундтрека к фильму получал 5 тысяч и плюс всё те же 150% потиражных.

Сценарным мастерством не брезговали даже мэтры. Так, пока шла борьба за «Сталкер» с Госкино, Андрей Тарковский и Аркадий Стругацкий написали для «Узбекфильма» сценарий, по которому в 1979 году вышел фильм «Берегись, змеи!» в жанре криминального боевика.

Предсовмина Алексей Косыгин запускает свою экономическую реформу в 1965 году, на волне которой создаётся «Экспериментальное творческое объединение» (ЭТО), которое возглавил Григорий Чухрай. С ЭТО работали лучшие режиссёры. Здесь сняты хиты Леонида Гайдая — «12 стульев» (1971) и «Иван Васильевич меняет профессию» (1973); Владимир Мотыль снимает «Белое солнце пустыни» (1970), а Никита Михалков — «Своего среди чужих...» (1974) и «Рабу любви» (1975). Авторы фильмов, включая режиссёров, получали проценты с прокатных сборов. Так, Мотыль получил на круг 16 тысяч, а по его подсчётам должны были заплатить 80 тысяч. Меньшов, наоборот, остался доволен. Его «Москва слезам не верит» стала лидером проката 1980 года, что принесло ему 40 тысяч рублей.

Подсчитано, что для получения существенных денег режиссёр должен был снять фильм, который посмотрит не менее 17 млн зрителей. Не каждый был на это способен, и Чухрай испортил отношения со многими коллегами по цеху, отказывая им в съёмках в ЭТО.

Есть данные по Леониду Гайдаю, сколько он заработал на своих фильмах. В частности, только за сценарий к «Операции «Ы» ему заплатили 1,5 тысячи. И 2 375 рублей он получил как режиссёр.

Гонорары актёров за тот же фильм:

  • А. Демьяненко — 3 376 рублей;
  • А. Смирнов — 875 рублей;
  • М. Пуговкин — 875 рублей;
  • Н. Селезнёва — 450 рублей;
  • Г. Вицин —1 620 рублей;
  • Ю. Никулин —1 620 рублей;
  • Е. Моргунов — 810 рублей;
  • З. Федорова — 450 рублей.

За «Иван Васильевич меняет профессию» сценарист и режиссёр Гайдай получил почти 8 тысяч рублей (2 тысячи — как сценарист и за режиссуру — 5 948 рублей). Юрий Яковлев, сыгравший сразу две роли, — 4,3 тыс. руб. Гонорар Леонида Куравлёва составил 2 312 рублей, у Демьяненко — 1 663 рубля. Савелий Крамаров заработал 1,1 тысячу, Михаил Пуговкин получил 788 рублей, Владимир Этуш — 630 рублей. Меньше всех заработали дамы: Наталья Крачковская и Наталья Селезнёва — по 350 рублей каждая, Наталья Кустинская — 170 рублей и Нина Маслова, сыгравшая в эпизоде царицу Марфу Васильевну, получила 101 рубль.

_____________

Интересует конкретная тема, но нужной статьи всё нет и нет? Напишите нам, какие материалы вы хотите видеть в «Открытом журнале», и мы обязательно рассмотрим вашу просьбу. Сделать это можно через форму обратной связи. Также туда можно направлять вопросы, впечатления и пожелания — мы рады любому отклику!

Больше интересных материалов