Гомстедская стачка

Труд против капитала
Константин Барановский
Гуманитарный технолог

Стачка в городке Гомстед (Хоумстед) стала своего рода символом США времён дикого капитализма конца XIX века. События развивались быстро, противостояние перешло в острую фазу, по забастовщикам велась стрельба сотрудниками охранно-детективного бюро Пинкертона, нанятыми руководством предприятия.

К середине 1892 года Хоумстедским металлургическим заводом уже девять лет владел Эндрю Карнеги с партнёром мультимиллионером Генри Клей Фриком. Рабочих нещадно эксплуатировали, выжимая большую производительность при низкой зарплате. И весной 1892 года рабочие, входившие в Объединённую ассоциацию работников железоделательной и сталелитейной промышленности, потребовали увеличения заработной платы при заключении нового коллективного договора. В ответ руководство 30 июня объявило локаут, а рабочие ответили забастовкой. В общей сложности в ней приняли участие восемь тысяч человек, при том, что в городке жили всего двенадцать тысяч. Они стояли на своём. Руководство — на своём. Завод обнесли колючей проволокой, привлекли к работе штрейкбрехеров, не состоявших ни в каких профсоюзах. Эндрю Карнеги ещё весной уехал в Шотландию, но был в курсе событий. Ситуацией управлял Генри Фрик. У него была репутация жёсткого, даже безжалостного человека. И он сполна оправдал это, наняв триста вооружённых бойцов агентства Пинкертона. «Пинкертоны» открыли огонь, среди забастовщиков были раненые и убитые. Впрочем, забастовщики также ответили огнём из оружия времён Гражданской войны. Сотрудники Пинкертона были вынуждены сдаться и покинуть город, ничего не добившись.

Тем не менее стачечники не отступали, они препятствовали работе штрейкбрехеров, завод простаивал, акционеры несли убытки. Рабочие соседних городков объявили забастовки солидарности, в ход пошли полицейские отряды и армейские подразделения. Забастовка не приобрела общенациональный характер из-за того, что Американская федерация труда не поддержала выступление, всё осталось на локальном уровне. Хотя газеты всей Америки помещали репортажи о событиях в Гомстеде на первые полосы.

В июле на Фрика было совершено покушение. В его кабинет проник анархист из России, хотевший покушением пропагандировать свои идеи. Он не убил, всего лишь ранил Фрика. Анархист не имел никакого отношения к Гомстедской стачке, но его действия использовали для дискредитации рабочего движения в Соединённых Штатах.

Карикатура, в которой Чарльз Шваб спрашивает Эндрю Карнеги, может ли быть разумнее использовать богатство от промышленности в интересах рабочего, а не жертвовать его институтам для привилегированных немногих. Источник: en.wikipedia.org

То, что Американская федерация труда осталась в стороне от стачки, привело к истощению ресурсов у забастовщиков: им просто неоткуда было получать деньги и продовольствие. Фрик, не смотря на ранение, не уступал стачечникам, ситуация зашла в тупик. В результате 20 ноября забастовка завершилась, не принеся облегчения рабочим. Хозяева завода победили. Лидеров профсоюза арестовали, но судить не стали и вскоре отпустили на свободу. Вернувшийся в США Карнеги избегал общения с журналистами. Позже он заявил, что не имеет отношения к применению оружия против забастовщиков, но его репутация как хорошего работодателя безвозвратно пострадала. В отличие от репутации Генри Фрика — она и так была хуже некуда. Однако некоторые наблюдатели связывают действия Фрика во время Гомстедской стачки и его активное занятие меценатством как попытки обелить себя. В частности, он собрал одну из наиболее ценных коллекций живописи США. Впрочем, есть и те, кто считает коллекционирование всего лишь ещё одной формой его удачных инвестиций.