Меню
Меню

Фондовые биржи России в годы Первой мировой войны

Как жилось инвесторам в годы великих потрясений
Павел Лизунов
Доктор исторических наук, профессор
Накануне войны

Политические события в Европе, предшествовавшие Первой мировой войне, не могли не отразиться на фондовом рынке. Общеевропейский кризис, последовавший за предъявлением Австро-Венгрией ультиматума Сербии 11 июля 1914 года, и возникшая угроза войны между великими европейскими державами вызвали панику на всех мировых фондовых рынках. Война ещё не началась, а фондовые биржи большинства стран уже переживали серьёзные потрясения. Не была исключением и Россия. В Петербурге и Москве расстройство кредита и денежного обращения возникло ещё 12 июля, когда окончательно исчезли надежды на мирный исход конфликта. «День 12 июля, − отмечал журнал „Банки и биржа“, − останется памятным, так как паническое понижение всех обращавшихся ценностей разорило и без того бедную кулиссу». Особенно внезапно и весьма значительно в эти дни вздорожала иностранная валюта.

Во вторник 15 июля вечером стало известно об объявлении Австро-Венгрией войны Сербии. Поздно ночью, после длительных телефонных переговоров между директорами крупнейших петербургских банков, решено было закрыть биржевые собрания ввиду тревожной ситуации в Европе. На следующий день рано утром стало известно, что закрылась Венская биржа, на Парижской бирже функционировал только «паркет», ожидалось закрытие Лондонской биржи. В возобновившихся с раннего утра 16 июля телефонных переговорах между директорами банков определилось два мнения: одни высказывались за закрытие биржи «с исключительной целью помешать спекулянтам вызвать панику и наловить рыбу в мутной воде»; другая часть настаивала, наоборот, на открытии биржевого собрания.

Представители банков решили собраться для обсуждения создавшегося положения и оповестили об этом директора Кредитной канцелярии Д.И. Никифорова, который пригласил всех к себе. Состоявшееся в 11:30 совещание единогласно постановило приостановить работу биржи.

В 11:45 по телефону из Кредитной канцелярии на биржу передали распоряжение министра финансов П.Л. Барка о закрытии биржевого собрания, а в 11:50 секретарь Биржевого комитета объявил это официальное распоряжение всем присутствовавшим.

В последующие дни, 17 и 18 июля, международный политический кризис принял столь угрожающий характер, что 19 июля (1 августа) 1914 года, в день объявления Германией войны России, Совет фондового отдела на специальном заседании вынес постановление закрыть Петербургскую биржу до особого распоряжения, и отложить все реализации по срочным сделкам. Это решение было утверждено министром финансов. 

Война и неофициальные биржевые собрания

Закрытие столичной фондовой биржи мгновенно отразилось на всех провинциальных биржах. За отсутствием официальной котировки, получаемой из Петербурга, они оказались не в состоянии давать реальную стоимость большинства фондов и девизов. И хотя Московская биржа оставалась в эти дни открытой, выход биржевого бюллетеня был прекращён с 16 июля. Одесская, Рижская, Харьковская биржи формально прекратили операции также с 16 июля, а Варшавская с 17 июля.

Процесс закрытия фондовых бирж стал общемировым явлением. Неотвратимость катастрофы вынуждала принимать самые решительные меры в целях сохранения национальных денежных рынков. Первыми, ещё 14 июля, закрылись биржи в Вене, Будапеште и Брюсселе, 15 июля были прекращены фондовые операции в Торонто и Монреале, а также в «кулиссе» Парижской биржи, 16 июля закрылись биржи в Антверпене, Барселоне и Гавре. В тот же день были прекращены срочные сделки на Берлинской, Гамбургской и Франкфуртской биржах; 17 июля закрылись биржи в Риме и Милане, был приостановлен выход котировок Берлинской и Гамбургской бирж; 18 июля биржи были закрыты в Лондоне, Ливерпуле и Нью-Йорке. До 2 сентября функционировал «паркет» Парижской биржи, пока не был закрыт распоряжением префекта полиции.

Под напором событий не устоял и крупнейший мировой рынок ценных бумаг. Лондонская биржа в июльские дни 1914 года пережила панику, которой ни разу не было в её многовековой истории, и была закрыта впервые за своё 300-летнее существование. Положение дел на Парижской и Берлинской биржах представляло такую же картину хаоса и паники. Бумаги предлагались огромными партиями по самым низким ценам при полном отсутствии покупателей.

Кризис европейского биржевого рынка сказался и в Северной Америке, вызвав закрытие американских бирж. Масса обесцененных американских бумаг, котировавшихся в Европе, отхлынула назад и буквально затопила Нью-Йоркскую биржу, которая, не имея возможности срочно покрыть все запродажи, 18 июля закрылась. Это был второй случай закрытия Нью-Йоркской биржи с 1873 года.

Таким образом, за несколько дней до начала Первой мировой войны закрылись все крупные мировые фондовые биржи. События в Петербурге мало чем отличались от событий в Лондоне, Берлине, Париже или Нью-Йорке. Несмотря на многие политические и экономические различия, национальные фондовые и денежные рынки оказались довольно тесно связанными друг с другом. Закрытие русских бирж было вызвано также естественной необходимостью предотвратить обесценивание бумаг, сохранить «многомиллиардный биржевой оборот» и оградить российский фондовый рынок от иностранных бирж, на которых в первые дни паники шли огромные продажи русских бумаг по очень низким ценам.

Закрытие фондовой биржи в Петрограде, как и других государствах, правительство считало мерой предосторожности против влияния случайностей войны на оборот с биржевыми бумагами, особенно в первые дни войны, когда неизбежно сильное падение курсов всех бумаг. С 14 августа «в связи с ценами, не вполне отвечающими действительной стоимости», все российские газеты перестали публиковать котировку биржевых бумаг. Высочайшим указом от 12 сентября 1914 года был объявлен мораторий на все биржевые сделки с ценными бумагами и валютой, заключённые до начала войны (закрытия фондовых бирж).

В бездействии большинство мировых фондовых бирж оставались недолго. 20 сентября (3 октября) 1914 года открылась Копенгагенская биржа, 24 ноября (7 декабря) — Парижская, 29 ноября (12 декабря) — Нью-Йоркская, 22 декабря (4 января) — Лондонская, 12 (25) января 1915 года — Амстердамская. Возобновление их деятельности не вызвало никаких серьёзных потрясений в состоянии финансовых рынков этих стран. Из крупнейших европейских бирж не функционировали Берлинская, Брюссельская, Венская и Петроградская.

Однако в российской прессе вскоре появились заметки о происходивших негласных сделках с государственными и ипотечными бумагами. При этом указывалось, что победы русских войск сказались на оживлении оборотов с ценными бумагами и на повышении их расценки.

Более или менее постоянное функционирование неофициальной фондовой биржи в Петрограде, происходившее в виде частных собраний, началось со второй половины сентября 1914 года. Сначала появился незначительный спрос по сильно пониженным ценам на заём 1906 года, выигрышные займы и 4½% облигации Петроградского городского кредитного общества. Когда выяснилось, что продавцов по этим низким ценам мало, а желающих воспользоваться падением курса для приобретения бумаг достаточно много, цены стали постепенно расти. Появился спрос и на другие бумаги. К концу 1914 года для большинства котировавшихся до войны на Петербургской бирже ценностей установились определённые курсы.

Частные собрания биржевиков происходили в Сибирском Торговом банке. Оборот с ценными бумагами, происходивший на частных собраниях, первоначально носил крайне ограниченный характер. Широкие слои «публики» держались от биржевых сделок в стороне. Понеся значительный материальный ущерб из-за падения курса ценных бумаг, «публика» недоверчиво относилась ко всяким неофициальным биржевым новостям. Поэтому единственным субъектом частных биржевых собраний в этот период были исключительно члены биржевой «кулиссы».

1915 год начался при крепком и оживлённом настроении, которое продолжалось в течение первых трёх месяцев. Частные биржевые собрания под впечатлением военных успехов в Галиции развили в феврале и марте 1915 года такую активную деятельность, что только благодаря этим собраниям многие спасли состояния, на которых был уже поставлен крест. В дальнейшем настроение оказалось под воздействием военных событий и ухудшилось. Особенно слабым оно было во время русского отступления из Галиции и бездеятельным в течение всего лета под влиянием германского наступления в Привислинских и Западных губерниях.

Неофициальная биржа учитывала все неблагоприятные известия с фронта. Так, под впечатлением неудач русской армии в конце 1914 года 4%-я государственная рента с 15 июля к 23 декабря понизилась на 10%, 5%-й заём 1905 и 1908 годов — на 10–11%. Другие государственные бумаги потеряли также около 10%. Закладные листы земельных банков и ипотечные ценности понизились на 6–10%. В целом для большинства акций снижение цен составило 15–20%. Обесценивание биржевых бумаг произошло и после крупных потерь русской армии на Юго-Западном фронте в конце апреля 1915 года. В результате отступления из Галиции и Польши сделки на частной бирже сократились до минимума.

И хотя частные биржевые собрания не регулировались никакими уставами и законоположениями, их существование обусловливалось молчаливым согласием Министерства финансов, которое косвенным образом, через администрацию Сибирского банка, имело некоторое влияние на эти собрания.

При подведении итогов деятельности промышленных предприятий за 1915 год оказалось, что подавляющее их большинство не только не находится в расстроенном состоянии, а, наоборот, получило изрядную прибыль и смогло выдать неплохие дивиденды. Наряду с этим на денежном рынке появился избыток свободных средств, притом довольно значительных. Ситуация сохранялась и в 1916 году. 

Открытие официальной фондовой биржи

Лишь на третьем году войны Министерство финансов пришло к заключению, что фондовый рынок настолько окреп, что возникла возможность открыть фондовую биржу невзирая на продолжающуюся войну. 17 июля 1916 года газета «Правительственный вестник» сообщила, что Николай II ещё 13 мая «предоставил министру финансов в виде временной... меры» право открыть Фондовый отдел Петроградской биржи.

В годы войны значительно увеличилась ёмкость биржевого рынка, в основном за счёт эмиссии целого ряда новых выпусков акций, разошедшихся без всякого участия со стороны банков. До огромной цифры в 8 млрд руб. увеличилось количество облигаций государственных займов, выпущенных за время закрытия официальной биржи. Перед войной такое наводнение фондового рынка новыми бумагами, несомненно, привело бы к серьёзным проблемам и трудностям в их размещении. Но в конце 1916 года это служило лишь поводом к усилению биржевого ажиотажа. Даже при отсутствии официальной котировки совершались довольно значительные сделки с фондами, главным образом, с рентой, военными займами и закладными листами земельных банков. Фонды оказались менее удобными для операций на неофициальной бирже, чем акции. Поэтому основным объектом спекуляции были более подходящие для этой цели бумаги частных предприятий.

В наступившем 1917 году рост на фондовом рынке продолжался, принимая всё более ажиотажный характер. Частные биржевые собрания проходили уже три раза в день. Утром встречались для предварительных сделок в Русско-Азиатском банке, днём — в Сибирском, вечером — снова в Русско-Азиатском, изредка в Русско-Английском банке. Биржевые хроникёры в своих репортажах не раз отмечали, что при громадном скоплении людей «многие не могут протиснуться в зал, отведённый для сделок, и теснятся в прихожей». Спрос настолько превышал предложения, что повышения на 10, 20 и даже на 30 руб. в течение дня на одну бумагу никого не удивляли.

Торжественное открытие Петроградской фондовой биржи состоялось 24 января 1917 года. Официальные биржевые собрания начались на следующий день, 25 января. В связи с открытием Петроградской биржи в Москве также приступили к подготовке открытия биржевых собраний, намеченного на 26 февраля.

Открытие официальных собраний фондовой биржи в Петрограде не сбило ажиотажный спрос, как предполагало Министерство финансов. По-прежнему биржевые хроники отмечали неуклонное повышение всех дивидендных бумаг и появление «американских размеров» сделок, большинство из которых совершались за наличные. Акции покупались в банках и банкирских конторах сотнями и тысячами штук по цене на десятки рублей выше последней котировки и сразу на несколько миллионов рублей. Ежедневные обороты Петроградской фондовой биржи достигли суммы 75–100 млн руб. И, хотя вечерние собрания были упразднены, тем не менее, большие частные собрания почти ежедневно проходили в банках или ресторанах. Вместе с тем усилилось значение утренних биржевых собраний в Русско-Азиатском банке.

Биржевой ажиотаж из столиц перекинулся в провинцию. Из Харькова, Одессы, Киева сообщали, что телеграф не успевал отправлять срочные телеграммы, подаваемые местными банковскими отделениями в Петроград и Москву на покупку различных бумаг.

Несмотря на крайне напряжённую политическую ситуацию в стране, на фондовой бирже неизменно господствовала повышательная тенденция. Она продолжалась даже 23 февраля, накануне массовых демонстраций в центре Петрограда. Лишь два последних биржевых собрания 24 и 25 февраля, предшествовавших победе революции, сопровождались значительным понижением курсов. В субботу 25 февраля состоялось последнее официальное биржевое собрание, и вышла официальная биржевая котировка. В понедельник 27 февраля биржевики собрались в помещении биржи в довольно ограниченном составе, причём единогласно было принято решение не совершать никаких сделок и оставить в силе курс котировки 25 февраля. С 27 февраля официальных собраний не происходило. Схожее положение сложилось и в Москве. После приостановки биржевых собраний неофициальные сделки хотя и имели место, но в очень ограниченных размерах и лишь с некоторыми бумагами.