Меню
Меню

Банковское дело в Древней Греции и Риме

Отцами банкинга были отнюдь не средневековые итальянские торговые республики
Константин Барановский
Гуманитарный технолог
Трапезиты — это про деньги, а не про еду

Древние греки переняли финансовые отношения с Востока, с которым много торговали и воевали, но внесли много инноваций. Фактически, именно древние греки, в первую очередь — афиняне, создали банкинг как регулярное занятие и отрасль экономики. Банкиры назывались трапезитами — от «трапеза», что означает стол, за которым работали древнегреческие финансисты. Изначально трапезиты занимались обменом денег, так как ходило много различных валют, и при торговых сделках нужно было рассчитываться в актуальной для данной местности. Трапезиты брали комиссию, на уровне 5–6%, хотя есть данные и про 10%, и даже 25% от суммы. Стремясь удовлетворить запросы клиентов, менялы осуществляли денежные переводы, принимали депозиты и выдавали кредиты.

Отрасль процветала, например, отец знаменитого греческого оратора Демосфена держал вклады в нескольких банках в объёме 3 тыс. драхм. Депозиты не всегда делались с целью приращения денег, чаще — как средство хранения и сокрытия сокровищ от налогов. Вклады были как до востребования, так и с фиксированным сроком. Первые ссылки на деятельность трапезитов относятся к IV в. до н. э. Была интересная практика, когда должник делал вклад в трапезе, после чего объявлял о переходе права собственности на деньги кредитору, в его присутствии и при трапезите.

С конца V в. до н. э. приём депозитов и выдача на их основе кредитов стали основной экономической функцией первых греческих банков-трапез. Депозиты принимались под 10%, ссуды выдавались под более высокий процент — от 10% до 33%.

Благодаря раскопкам Делосского храма стала известна система хранения денежных средств. Она условно названа «экономикой горшков». Запасы были уложены в горшки в четыре ряда. Каждый ряд обозначался буквой от А до Ω. Дальнейшая нумерация получалась удвоением букв, например, АА, ААА и т. д. Конечно, можно было упростить задачу и вместо набора одинаковых букв в инвентарный номер ввести цифры, но цифры у греков обозначались также буквами алфавита. Так что символы можно считать инвентарными номерами. На каждом горшке значилось: сумма вложения, источник и дата поступления. Общая сумма вкладов по ряду А должна была составлять 76 278 драхм, а в целом резерв определяется в 100 тыс. драхм. Для хранения вкладов применялись и контейнеры из разнообразного материала. Изображение на одной античной вазе позволяет предполагать наличие несгораемых сейфов. С течением времени возник перевод денег между счетами разных вкладчиков.

В IV в. до н. э. 18% считалось вполне стандартной ставкой по ссудам. Заём обеспечивался поручительством, залогом имущества и, реже, земли. Заём выдавался минимум двум лицам, под солидарную ответственность. Один из заёмщиков всегда должен был находиться на месте, чтобы с него можно было взыскать задолженность по ссуде.
Пользовалась популярностью «морская ссуда», это были длинные, но не очень дешёвые деньги, так как в комиссии были учтены все возможные риски морских торговых экспедиций. Сделки осуществлялись под 22,5–30%. Торговые путешествия по морю совершались не менее двух раз в год, прибыль в 100% годовых от морских ссуд не была редкостью.

Каменные столбики на границах земельного участка, служившего залоговым обеспечением по займу, назывались ипотека. На столбиках высекали надписи с указанием заложенного имущества, имени кредитора и суммы долга или иного имущественного обязательства.

Принцип и практика ипотечного залога, отработанные в афинском праве, перекочевали затем в римское право и правовые системы средневековой Европы.

Хорошая судебная система — залог финансовой добросовестности

Круг потенциальных заимодавцев не ограничивался только трапезитами. Выдавать ссуды могли и располагавшие капиталом бывшие торговцы. Возникают кредитные товарищества из двух и более лиц. Развивается система доверенных лиц из рабов и домочадцев, которых как агентов засылали за границы полиса для наблюдения за заёмщиками. Попытки обмануть кредиторов приводили к судебным тяжбам. В древних Афинах судебная система в сфере банкинга была столь хорошо отработана, что город стал центром международного финансового и коммерческого судебного разбирательства. Судебные разбирательства в банковской сфере были выделены в отдельное судопроизводство.

Иски подавали как трапезиты против недобросовестных заёмщиков, так и клиенты в отношении банкиров, зажавших выплату депозитов. На разбирательство отводилось 30 дней. Греческие адвокаты отточили мастерство судебных речей, многие из которых дошли до нас в письменной форме. Сохранились немало государственных распоряжений и документов относительно банковской сферы.

Афинский оратор Исократ посвятил свою речь «О трапезитах» переводу денег и иным банковским операциям. Возможно, это первый зафиксированный в истории случай финансового консалтинга. Не возникло в Греции только безналичное обращение и бухгалтерские записи.

Государство и банковские операции

Государство в лице храмов участвовало в кредитовании и хранении депозитов. Территория храмов и дороги к ним были священными и охранялись. Храмы были защищены поселениями союзов греческих племен — амфиктиониями («владеющие землями вокруг храма»). Храмы-банки являлись государственным резервным фондом. Вклады в храмах были закрытыми и в обороте не использовались.

Именно в Древней Греции возникло понятие «экономика». Так называлось ведение домашнего хозяйства. Автором толстенного тома «Экономики» был историк и предводитель наёмных греческих гоплитов Ксенофонт. Его труд переиздавался на протяжении веков, имея вполне практическое применение.

Аристотель (384–322 гг. до н. э.) предложил для обозначения античного торгового и денежного капитала определение «хрематистика» и ратовал за ограничение возможностей обогащения за счёт ссудного процента. Греки пошли другим путём, нежели предлагал аристократ Аристотель.

Трапезиты: богатые, но неуважаемые

Трапезитами становились незнатные греки, а то и волноотпущенники. Знаменитый банкир Пасион начинал с 11 талантов и аренды трапезы. Когда он отошёл от дел, собственный его капитал составлял, по разным данным, от 40 до 60 талантов. Годовая дань одного из городов Афинам в V в. до н. э. достигала 15 талантов.

Другая известная личность из банкиров — Гермиос из города Асос в Ионии. Поднимался он с низов. Влиятельный банкир Эвбул фактически правил двумя городами: Асосом и Атарнеусом. Гермиос был его рабом и личным секретарём. Он проявил такие способности, что поражённый Эвбул послал юношу учиться в Афины. Гермиос унаследовал дело Эвбула после его смерти. Гермиос водил дружбу с Платоном и Аристотелем. Погубила банкира политика. Он поддержал Филиппа II, царя Македонии, в его планах захвата Персии. Персидский царь жестоко расправился с трапезитом, оба города оказались под персидской оккупацией. Аристотель сочинил в честь Гермиоса поэму и поставил его изваяние в Дельфах. Это вызвало критику со стороны общественности за сравнения, более достойные бога, чем простого смертного (да ещё бывшего раба и банкира). Не говоря уже о том, что Аристотель был известен своим неодобрительным отношениям к экономической деятельности, финансам и торговле.

Были и банкротства. В 377 и 371 г. до н. э. одновременно лопнули несколько банков. Одно из банкротств началось с проигранного трапезитами судебного процесса. Банкиры Аристолох, Созином, Тимодем отдали всё своё имущество по искам вкладчиков. Гераклид предпочёл скрыться от поручителей и клиентов за границей, и после его отъезда поручители продолжали распродавать имущество банкира. Через несколько веков в Милете был принят указ об отмене выплат по долгам, что вкладчиков лишало вкладов, а банкиров — собственных займов.

Впрочем, к III в. до н. э. стезя трапезита считается уже общественно-приемлемой, но нежелательной для благородного человека.

Древний Рим: мировой финансовый центр

Привычное нам слово «монета» — древнеримского происхождения, от Юноны Монеты, римской богини. Первым в истории стал наносить на деньги номинал и установил весовой стандарт легендарный шестой царь Рима Сервий Туллий, правивший в 578–535 гг. до н. э. В середине IV в. до н. э. в Риме по примеру греков начали чеканить монеты ассы и более мелкие. Наряду с ними в обращении использовались греческие серебряные драхмы. Наконец, в 268 г. до н. э. появляются римские серебряные монеты — денарии (10 ассов). Но наиболее употребительным в расчётах был сестерций. Примечательно, что и денарий, и сестерций имели курс обмена на греческие оболы (денарий — 8 оболов, сестерций — 2). Греческий талант в 37,24 килограмма серебра также имел хождение. Стоимость монет определялась весом и качеством металла.

Развитие монетарного обращения вызывает рост банков и определяет их ведущую роль. Первоначально в Риме банковским делом занимались греки и выходцы из других стран, причём под именем трапезитов. Так звались они ещё во времена Марка Туллия Цицерона (106–43 гг. до н. э.). Римские менялы именовались нуммуляриями. Однако сложные финансовые операции осуществляли аргентарии — банкиры. Происходя из сословия всадников, они стояли на социальной лестнице выше и греческих трапезитов, и многих собственных сограждан. Банки принимали и хранили вклады, выдавали кредиты, переводили деньги. После проверки достоинства и происхождения монет их складывали в ёмкости (мешки, кошели) и опечатывали в присутствии свидетелей, которые тоже прикладывали свои печати, деревянные или костяные. Контролёр делал отметку о проверке — специальный знак, который прикреплялся к ёмкости. Этим он брал на себя ответственность за содержимое. Закрытые вклады хранились в бочках, корзинах, сумках, глиняных и металлических сосудах. Даже когда в обращении были в изобилии низкопробные монеты, банк гарантировал содержимое кошеля с определённой, твёрдо фиксированной суммой. Опечатанный кошель мог транспортироваться и использоваться как средство платежа.

Римские состоятельные граждане предпочитали держать деньги в банках, а богатых людей было много. Полководец Красс имел 7–8 тыс. талантов. У прославленного своими пирами Лукулла было состояние в один миллион сестерциев. Богатым человеком был Брут, убивший Цезаря, он располагал 40 млн сестерциев, причём почти половина его доходов шла от ростовщической деятельности. У Сенеки, учителя Нерона, было 300 млн сестерциев.

Среди знатных римлян процветали частные займы. Сначала это были беспроцентные ссуды (mutuum), но затем все перешли к займам с процентами. Предпочтение отдавалось кредитам под проценты, зарабатывали и на вкладах (deposition) с последующим распределением доходов между банкиром и вкладчиком. К ростовщикам (фенераторам) обращались в крайних случаях.

Стратегия банкиров была разной. Одни давали в долг небольшими частями и многим должникам, другие значительные суммы — нескольким.

Банкиры имели большой вес и влияние в обществе, но отношение к ним, как и в Греции, зависело от обстоятельств. Римские банкиры знали и трудные времена. В период республики от банкиров и ростовщиков требовали использовать капитал на приобретение имений. Впоследствии это привело к банкротствам и денежному кризису за счёт изъятия из оборота денежной наличности. Тацит сообщает, что кредиторы потребовали возврата займов. Тогда фиск (государственная казна) стал выдавать беспроцентные займы для должников, «внушающих доверие».

Сохранились сведения ещё об одной конфронтации банкиров и вкладчиков, когда трибуны из плебеев добились понижения процентных ставок. Были они немалыми — 6%, 12%, 24%, 48% и даже 60% в разные времена. Решение привело к тому, что кредиторы потребовали срочно вернуть займы, дебиторы потеряли залоги, а их земли конфисковали. Рынок оказался затоваренным, стоимость монеты резко понизилась.

В Восточной Римской империи (Византия) деятельность банков изменилась, и они потеряли былое могущество. В IV в. н. э. в Византии аргентариев и нуммуляриев заменили коллектарии. Деятельность последних регламентировалась государством, и они стали выполнять фискальные функции. Коллектарии объединялись в коллегии с солидарной ответственностью по городам, когда участник коллегии нёс ответственность в полной сумме долга, но мог и предъявлять иск о возмещении долга дебитором.

От коллектариев государство требовало принимать медные деньги и обменивать их на золотые солиды по установленному курсу. Огромные потери от этих операций фиск пытался регулировать государственными субсидиями. Начались бесконечные мошенничества банков. Администрация фиска контролировала и расчёты, и бухгалтерские книги. Остатки былой системы застали ещё крестоносцы. С официальным признанием христианства частью финансовой системы стала церковь. Она объединила высших государственных чиновников, крупных земельных собственников, торговцев и ремесленников.

Римские монеты вытеснили греческие деньги с пьедестала мировой валюты и удерживали пальму первенства очень долго, вплоть до середины Средних веков. Да и новообразованные варварские королевства предпочитали выпускать собственные монеты, повторяющие, пусть иногда очень грубо, римские образцы.

Кривые дорожки наживы

В безудержном стремлении к обогащению благопристойность не всегда соблюдалась. По мере возможности не крали открыто, но все кривые пути, которые могли привести к быстрому обогащению, считались дозволенными — грабёж и попрошайничество, обман при исполнении подрядов и надувательство в денежных спекуляциях, лихоимство в торговле деньгами и в торговле хлебом. Петроний Арбитр пишет: «Что толковать? Пожелай, что хочешь: с деньгой да с взяткой всё ты получишь. В мошне полной Юпитер сидит».

Катон утверждал, что «мы все стремимся иметь больше», и подчас шёл на весьма сомнительные махинации, о чём говорит Плутарх. Цицерон в одной из своих речей отзывается о банкире неуважительно: «Разве одна его голова и брови, тщательно выбритые, не говорят об его нравственной испорченности, не показывают хитрого человека? Разве он не соткан весь, с ног до головы из лжи, плутней и обмана? Он для того и бреет всегда голову и брови, чтобы о нём можно было сказать, что на нём нет ни волоска честного человека». Далее Цицерон ругает банкира в ещё более резких выражениях. Подобные речи не звучали в Афинах IV в. до н. э. Правда, тот же Цицерон нашёл добрые слова для банкира Ситтия, который для выдачи вкладов своим клиентам предпочёл продать всю свою недвижимую собственность, чем «как-нибудь задержать уплату денег кому-либо из своих кредиторов». Есть ещё нюанс, Цицерон был платным оратором, то есть древним пиарщиком, делавшим достоянием публики только те факты и мнения, за которые заплачено.

Использован материал из книги К. Барановского «Финансовая журналистика. Деньги говорят».