«Афера Ломана»: неудачные инвестиции едва не погубили секретную программу германского ВМФ

Самые проработанные планы иногда спотыкаются о человеческую непредсказуемость
Константин Барановский
Гуманитарный технолог

По условиям Версальского мира, побеждённая в Первой мировой войне Германия лишалась возможности иметь серьёзный военно-морской флот. Подводные лодки были полностью запрещены, тоннаж надводных кораблей и калибр орудий — значительно ограничен.

Под покровом тайны

Имевшиеся подводные лодки немцы не стали уничтожать, а продали в третьи страны, заработав на этом 100 млн золотых рейхсмарок. Но это было только начало, ВМФ создал секретные фонды для строительства официально запрещённых видов морского вооружения. Заказы размещались на иностранных верфях, что позволяло избегать условий Версальского договора и инспекций стран Антанты.

Во главе тайных операций поставили руководителя транспортного отдела рейхсмарине капитана цур зее Вальтера Ломана, имевшего непререкаемый авторитет. В частности, он подтвердил свою репутацию переговорами с Антантой о судьбе немецких торговых судов и в 1920 г. — об освобождении немецких пароходов Советской Россией. Именно в Петрограде он встретил замужнюю немку Эльзу Экимову, сыгравшую в его судьбе роковую роль. Он забрал Эльзу с собой в Дойчланд.

В начале 20-х гг. в рейхсмарине не было, пожалуй, человека с более безупречной репутацией, чем Ломан. Меняются руководители рейхсмарине и минобороны, но Ломан остаётся. Его деятельность проверяет только один аудитор, при этом Ломан курирует строительство кораблей для ВМФ в нескольких странах и распоряжается весьма существенными суммами. В 1923–1927 гг. Ломан финансирует почти все подпольные и полулегальные проекты немецкого ВМФ. Формально Ломан должен тесно взаимодействовать с другими специалистами и ведомствами, например, с Вильгельмом Канарисом. На практике Ломан действовал в одиночку. Он инвестировал секретные фонды не только в создание военных кораблей, включая подлодки, но и в авиацию. Направленные им средства помогли фирмам Хенкеля и Дорнье. В 1926 г. через фирму-прокладку Ломан приобретает авиазавод «Каспар Верке», где производились коммерческие самолёты, похожие на истребители и бомбардировщики. Финансировал Ломан и военно-морскую разведку; подготовку пилотов и моряков. Последних готовили в подставных яхт-клубах.

Став могущественным человеком, Ломан никак не использовал своё положение в личных интересах.

Кино и немцы

Вальтер Ломан решил, что недостаточно расходовать деньги ВМФ, надо их приумножить, и стал искать объекты для инвестиций. Несколько проектов, так или иначе связанных с морем, прогорели. Как и стартап с выработкой машинного масла из картофеля. Весной 1926 г. Ломан предлагает начальству заполнить рынок Дании немецкой свининой, вытеснив английскую. Важна была даже не коммерческая выгода, а покупка быстроходных судов-рефрижераторов, которые можно было использовать как транспортные в военном деле. Проект тоже не пошёл.

И тут на беду Ломана на его пути повстречался Эрнст Хьюго Коррелл, директор киноконцерна «Феб АГ», третьего по величине производителя германских фильмов. Несмотря на размеры и влияние, концерн двигался к банкротству, но информация об этом не просочилась на рынок. Коррелл наплёл Ломану, неопытному в кинопроизводстве, сказок про невероятную успешность кино и пообещал ROI, поражавшие воображение. «Феб» получил многомиллионные кредиты, Ломан в 1925 г. стал владельцем почти половины акций киноконцерна и его крупнейшим акционером. Ломан устроил на работу в «Феб» Эльзу Экимову, положив ей 1000 марок ежемесячного жалованья, купил ей квартиру и содержал её семью.

«Феб» оказался прожорливым чудовищем, лишь поглощавшим деньги. В 1924 г. Ломан вложил в концерн 870 тыс. марок, в 1925‑м — 1,6 млн марок, в 1926‑м — уже 3 млн, а в 1927‑м — 4,4 млн марок. Ломан начал брать ссуды в банках, предоставляя липовые поручительства от ВМФ и минобороны.

Флот потерял на киноконцерне 8 млн рейхсмарок чистыми, не беря в расчёт проценты по кредитам и иные обстоятельства.

К августу 1927 г. «Феб АГ» был на грани разорения, денег было взять неоткуда, и это поставило под удар тайную программу создания германского военно-морского флота.

Разоблачение, скандал и... тишина

Канарис, возглавлявший разведку и игнорируемый Ломаном, начал собирать данные и доложил руководству военного ведомства, что Ломан проворачивает дела, не ставя в известность ВМФ. Адмирал Ценкер вызвал Ломана для доклада, и тот всё рассказал, адмирал был ошарашен и обеспокоен. Беспокойство вызывал тот факт, что, если «Феб» обанкротится, правда о тайной программе ВМФ всплывёт — не избежать международного скандала. Начали думать, что делать. Но не успели.

Журналист Курт Венкель опубликовал 8 августа 1927 г. статью о флотских инвестициях в «Феб АГ». Упоминались связи киноконцерна с Ломаном, включая Экимову. Раскрывала статья и другие инвестпроекты Ломана. Но журналист не докопался до истинного предназначения Ломана и выставил ситуацию таким образом, будто ВМФ тайно финансировал крайне правые партии и политиков. Флот попытался откреститься от «Феба», но это не удалось. Тему подхватили другие берлинские газеты, но никому не удалось вскрыть тайную программу создания военно-морских сил. Германское правительство давило на прессу и лидеров партий в рейхстаге, понимая, что, если правда вскроется, Германия может быть оккупирована за нарушение Версальского договора. В январе 1928 г. канцлер признал, что часть опубликованного — правда, рейхсвер растратил деньги и пытался замять историю. Но всю ответственность несёт Вальтер Ломан, и только он один. Прошли кадровые чистки, были уволены глава минобороны Хесслер и глава ВМФ адмирал Ценкер. Ломан пока держался на плаву, но никто не задавался вопросами о его истинной роли. К разоблачению был близок депутат рейхстага и коммунист Эрнст Шнеллер, заявивший, что Ломан причастен к строительству подлодок в Испании. Но потом Шнеллер сделал несколько неудачных политических заявлений, и всё это сочли коммунистической пропагандой.

В мировую прессу не попало ни строчки про скандал, дипломаты, работавшие в Берлине, проигнорировали ситуацию.

Вальтера Ломана просто отправили в отставку, не возбуждая уголовного дела, — на суде могли всплыть нелицеприятные подробности о тайной программе ВМФ. Кроме того, выяснилось, что на себя лично Ломан не потратил ни пфеннига из средств, которыми распоряжался.

Через три года Ломан скончался от сердечного приступа, оставив вдову без средств существования. Денег не было даже на налог, необходимый для вступления в наследство. Что стало с Эльзой Экимовой неизвестно.

__

Интересует конкретная тема, но нужной статьи всё нет и нет? Напишите нам, какие материалы вы хотите видеть в «Открытом журнале», и мы обязательно рассмотрим вашу просьбу. Сделать это можно через форму обратной связи. Также туда можно направлять вопросы, впечатления и пожелания — мы рады любому отклику!

Вам также может понравиться:
Что такое ОФЗ и в чём их особенность?
Личный опыт покупки облигаций федерального займа
Голландская тюльпаномания: подлинная история первого биржевого пузыря
Как из луковицы тюльпана вырастить себе большую проблему
История фондового рынка США
Краткий обзор развития и основные события
Ватерлоо для Лондонской биржи
Как Натан Ротшильд торгами манипулировал
Гражданская война в США: экономические причины
Как Юг и Север деньги не поделили
Как Екатерина II турок на голландские гульдены била
Про первые военные заграничные займы Российской короны
Как Джон Пирпонт Морган в 1907 году спас фондовый рынок от кризиса
В одиночку против кризиса
Операция «Бернхард»
Как нацисты подделывали фунты стерлингов
Великая депрессия в кинематографе
7 фильмов о времени экономической депрессии в США