Меню
Меню

Рухнет ли мир, если доллар перестанет быть мировой резервной валютой?

Размышления о наболевшем вопросе
Константин Барановский
Гуманитарный технолог

Не первое десятилетие некоторые российские и зарубежные экономисты и политики злорадно предрекают крах доллара, не понимая, что это означает глобальный экономический кризис таких масштабов, что самыми желанными активами станут свежая вода, хорошая еда и вдоволь патронов. А вот смещение доллара с престола мировой резервной валюты — дело вполне реальное и не столь апокалиптическое по последствиям. 

Немного истории

На передовые позиции доллар вышел в результате Бреттон-Вудских соглашений 1944 года, названных так в честь места, где проходила конференция, установившая послевоенный мировой экономический порядок. Был отменён золотой стандарт, и основой денежных отношений и торговых расчётов стал доллар США. Воплощение плана Маршалла по восстановлению разрушенной войной Европы закрепило лидирующие позиции доллара, что было ещё больше подкреплено тем, что экономика США долгое время была первой в мире (продолжает оставаться таковой и сейчас, хотя активно наступает на пятки экономика Китая).

Номинирование и проведение расчётов именно в долларах стало удобной формой мировых финансов. В настоящее время более 80% мирового торгового оборота рассчитывается в американских долларах. Агентство Bloomberg подсчитало, что в межбанковском обороте в системе SWIFT в десятые годы XXI века порядка 50% — в долларах, примерно треть — в евро и чуть меньше 2% — в юанях.

Однако ещё в 60-е годы прошлого века экономист Роберт Триффин выявил противоречие, возникающее, если для международных расчётов и национальных валютных резервов используется валюта только одного государства. Его можно сформулировать так: «Для того, чтобы обеспечить центральные банки других стран необходимым количеством долларов для формирования национальных валютных резервов, необходимо, чтобы в США постоянно наблюдался дефицит платёжного баланса. Но дефицит платёжного баланса подрывает доверие к доллару и снижает его ценность в качестве резервного актива, поэтому для укрепления доверия требуется профицит платёжного баланса». Впоследствии это получило название дилеммы или парадокса Триффина. Для разрешения противоречия Триффин предложил создать специальную международную валюту, которая не будет привязана к золоту или какой-то национальной валюте, но всё это так и осталось теорией. 

Кто провожает доллар?

В наши дни дискуссия о смене доллара на посту мировой резервной валюты стала мейнстримом, покинув маргинальные и конспирологические круги. И альтернатива — не евро, как следует из ставшего весьма популярным на Западе высказывания Дага Кейси: «Доллар США сегодня — это расписка в том, что я вам ничего не должен, а евро — вопрос — кто вам ничего не должен?». То есть евро не готово заменить доллар. Тем не менее, Федеральный резервный банк Нью-Йорка опубликовал прогноз, что уже в ближайшие годы доллар перестанет выполнять функцию мировой резервной валюты. Основой для прогноза послужило то, что американский фондовый рынок терпит обвалы один за другим. Известный финансист Ульф Линдал уверен, что уже в конце 2019 года начнётся процесс обесценивания доллара примерно на 40% по отношению к евро, а в 2020 году процесс и вовсе может стать обвальным.

В качестве новой мировой резервной валюты предлагают перейти на виртуальную валюту Международного валютного фонда (МВФ) — специальные права заимствования (СПЗ/SDR), созданную в 1969 году. SDR до сих пор используются только для расчётов в рамках МВФ и ещё в нескольких других международных организациях. Фактически, это запуск решения парадокса Триффина. Пока именно SDR выступают в качестве наиболее приемлемого варианта, в том числе потому, что носят вненациональный характер. Финансистам ещё памятны переживания 2008–2012 годов из-за слухов, что США готовы распрощаться с долларом и ввести амеро: зависимость глобальной экономики от одной-единственной страны делает уязвимой всю систему и должно быть избыто. Об этом пишут и аналитики Moody’s Investors Service.

В данной парадигме становится понятным, почему проблема не решится, если, например, мировой резервной валютой станет юань КНР, о чём вещают и мечтают пролевацки настроенные политики и финансисты. Всё просто — это опять зависимость всего мира от национальной валюты одной страны. Не годится в качестве резервной валюты и никакая криптовалюта — из-за анонимности и отсутствия единого эмиссионного центра, что означает безответственность и безнаказанность: слишком шаткое основание для глобальной экономики. Деглобализация экономики — это лекарство, которое хуже самой болезни. Так что остаётся пока спокойно сидеть на берегу и ждать, как будут развиваться события. Либо новой мировой резервной валютой станут SDR, либо господа из Бильдербергского клуба, Трёхсторонней комиссии и прочих протомировых правительств найдут иной выход и предложат какое-то другое решение проблемы, но мировой финансовый апокалипсис допущен не будет — он никому не выгоден.