Меню
Меню

Incerto. Пять лучших книг Нассима Талеба

Обзор пятитомного философского эссе
Кристина Гилёва
Редактор

В прошлом успешный менеджер хедж-фондов, сегодня Нассим Николас Талеб известен в первую очередь благодаря своим книгам. Он называет себя эпистемиологом, то есть исследователем познания. Основной предмет его исследования — случайность. Именно ей посвящена серия книг, которую Талеб назвал Incerto (в переводе с итальянского «Неопределённость»).

Широкому кругу читателей больше всего известна вторая книга Incerto «Чёрный лебедь», однако её совершенно невозможно рассматривать отдельно от первой, четвёртой и, пожалуй, пятой части цикла. Третья часть является скорее украшением пенталогии, но тоже весьма полезным для читателя. Все вместе эти книги составляют блестящий ансамбль нетривиальных и даже поразительных мыслей. Поговорим отдельно о каждой части Incerto. 

I. «Одураченные случайностью. О скрытой роли шанса в бизнесе и в жизни» (2001).

Основной посыл книги очевиден из названия — перед нами трактат о влиянии случайности на судьбу отдельных личностей и человечества в целом.

Красочно, местами с восточной витиеватостью, с примерами из древней истории автор излагает размышления о том, что в этой жизни далеко не всё очевидно.

Почему не каждый может быть богатым? Как становятся неудачниками? Не спешите искать простые ответы — скорее всего, вас дурит случайность, замаскированная под причинно-следственные связи. В мире Талеба она обманывает всех: правителей, азартных игроков, литературных критиков, даже саму эволюцию. О трейдерах и говорить нечего: как большинство людей, они постоянно изобретают псевдологические объяснения своих удач и поражений, потому что неспособны увидеть общую картину.

Хотя из четырнадцати глав лишь три посвящены финансам, часть критиков восприняла книгу как вызов традиционным ценностям Уолл-стрит. Сам же Талеб назвал «Одураченных случайностью» глубоко личным произведением, написанным «шутки ради» и для удовольствия читателей. 

Обложка русскоязычного издания книги Нассима Талеба «Одураченные случайностью. О скрытой роли шанса в бизнесе и в жизни»
II. «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости» (2007).

Самая популярная книга Нассима Талеба. «Чёрный лебедь» — метафора неожиданного и труднопредсказуемого события, которое изменяет действительность. Жители Старого Света лишь после открытия Австралии узнали, что лебедь может быть не только белого цвета. А в 1987 году брокеры Уолл-стрит впервые поняли, насколько чёрным может быть понедельник.

Термин «чёрный лебедь» появился ещё в седьмой главе «Одураченных случайностью». Это не изобретение автора, а отсылка к философу эпохи Просвещения Дэвиду Юму, который писал: «Никакое количество наблюдений белых лебедей не может позволить сделать вывод, что все лебеди являются белыми, но достаточно наблюдения единственного чёрного лебедя, чтобы опровергнуть это заключение». В заглавной книге Талеб развивает мысль философа и адаптирует к современным реалиям. В роли «чёрного лебедя» по очереди выступают мировые войны, кризисы, теракты, изобретения и научные открытия. Так появляется новый стандарт риск-менеджмента, в котором то, чего мы не знаем, становится намного важнее того, что нам уже известно.

Обложка русскоязычного издания книги Нассима Талеба «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости» (2007).
III. «Прокрустово ложе. Философские и практические афоризмы» (2010).

Сборник афористических высказываний Нассима Талеба. Вот некоторые из них.

  • То, что дураки называют тратой времени, чаще всего является лучшей инвестицией.

  • Чтобы преуспеть в науке, ты должен понять мир. Чтобы добиться чего-то в бизнесе, нужно притвориться дураком.

  • Хорошая максима позволяет вам сказать последнее слово, даже не начав разговор.

  • Без склонности к героизму человек начинает умирать в возрасте тридцати лет.

  • Разница между рабами в римские и османские времена и сегодняшними работниками заключается в том, что рабам не нужно было льстить своему боссу.

Оригинальное название книги отсылает нас к греческой мифологии, а именно к разбойнику Прокрусту, который пытал своих узников: тем, кто не помещался на его кровати, он отрубал ноги. В переносном смысле выражение «прокрустово ложе» означает чрезмерно жёсткие рамки, которые не позволяют человеку развиваться. На русском языке книга печаталась под названием «О секретах устойчивости». В это издание включено одноимённое эссе, которое подводит итог размышлениям из «Чёрного лебедя». 

Обложка книги Нассима Талеба «Прокрустово ложе. Философские и практические афоризмы» (2010).
IV. «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса» (2012).

Пиковая точка развития теории о случайностях. Нассим Талеб поднимается на персональный Эверест и общается с читателем из-за туманных облаков, изобретая собственный язык. Рядом с «чёрным лебедем» появляются хрупкодел и рациональный фланёр; на наших глазах вырастают города Среднестан и Крайнестан, окружённые Зелёным лесом. Наблюдать за этим невероятно увлекательно, хоть и приходится на ходу учить новые слова. Хорошо, что ключевое понятие книги автор объясняет уже в предисловии.

Антихрупкость по Талебу — это способность индивида, организации или явления становиться лучше, пройдя через испытания. Здесь впору бы вспомнить Ницше с его «то, что меня не убивает, делает меня сильнее», однако автор решительно разводит собственные размышления с этой цитатой, считая её недостаточно глубокой. Антихрупкость Талеба действительно очень многогранна: она проявляется в митридизации — тренировке толерантности с помощью малых доз яда, в гормезисе — стимуляции посредством стресс-факторов, а также в передаче доминантных генов. Без антихрупкости невозможно никакое развитие, включая эволюцию. Иными словами, именно антихрупкость отличает живое от мёртвого / обречённого на смерть.

Современное отношение людей к антихрупкости Талеба не устраивает. «Мы сделали хрупкими экономику, наше здоровье, политическую жизнь, образование, почти всё на свете», — ужасается он. Это значит, что люди боятся случайностей, избегают риска и ошибок, поэтому останавливаются в развитии. И всё-таки жизнь без антихрупкости невозможна, поэтому рисковать рано или поздно приходится — но только не тем, кто принимает решения. Последнюю мысль Талеб подробно развивает уже в следующей книге. 

Обложка русскоязычного издания книги Нассима Талеба «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса» (2012).
V. «Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни» (2018).

Самая остросоциальная часть Incerto. Оперируя понятием антихрупкости, Нассим Талеб показывает, как люди, облечённые властью, испытывают на прочность целые цивилизации. Он начинает с относительно безобидных примеров вроде неудачного дизайна или рисков при сделках с опционами, а заканчивает прямым утверждением, что на поле боя должны отправляться дети тех, кто объявил войну.

«Ставить собственную шкуру на кон» Талеб считает не только этичным, но и разумным решением, поскольку личная вовлечённость помогает добиться успеха в любом деле. В качестве иллюстрации он использует современную Америку, где решительно настроенные меньшинства добиваются своих целей, подчиняя пассивное большинство. Однако, чтобы у человека появилась возможность рисковать, он должен освободиться от рабства, то есть зависимости от оценки начальства.

Судя по информации на персональной странице Нассима Талеба, Incerto может в ближайшие годы дополниться новыми книгами. Какие темы в них будут затронуты, читателям остаётся только догадываться.

Обложка русскоязычного издания книги Нассима Талеба «Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни» (2018).