Купеческая династия Боткиных

История семьи первых русских чаеторговцев

Боткины считались одними из крупнейших предпринимателей своего времени — известность и богатство им принесла торговля чаем. Но занимались они не только бизнесом. Из этой семьи вышли многие выдающиеся личности: легендарный инфекционист и физиолог Сергей Боткин, коллекционеры предметов искусства и меценаты Сергей, Дмитрий и Пётр Щукины. Были в их роду художники, археологи, дипломаты и общественные деятели.

Судьбы Боткиных тесно связаны с историей самой России. Так, лейб-медик царской семьи Евгений Сергеевич Боткин разделил участь императора Николая II: последовал за ним в ссылку, а затем был расстрелян большевиками. А самого яркого представителя династии, Петра Кононовича, считают пионером чайного дела в нашей стране: он первым наладил массовые поставки экзотического продукта из Китая. Интересно, что цветки чая даже изобразили на дворянском гербе рода Боткиных.

Начало династии

Купеческий род Боткиных происходит из города Торопца, который сегодня относится к Тверской области. Это был крупный торговый центр, через который обозы с товарами шли из Новгорода в Москву, и далее — в Киев и восточные государства.

О династии Боткиных известно с начала XVII в. Её основателем считается Фёдор — сведения о более ранних представителях семьи не сохранились. Хотя уже и тогда в переписной книге Боткиных причисляли к «посадским и купецким людям». Скорее всего, они занимались торговлей долгое время, так как пользовались большим уважением в обществе. Представителей этой семьи избирали на высокие административные должности — один из её членов даже стал бурмистром. Документы начала XVIII в. свидетельствуют о том, что Боткины также являлись крупными землевладельцами.

Когда построили Санкт-Петербург, Торопец перестал играть роль важного торгового города — потоки путешественников и грузов теперь распределялись иначе. Вместе с этим снизились и доходы, поэтому в 1791 г. семья купца Конона Боткина перебралась в Москву. Здесь он продолжил заниматься торговлей, а после основал ещё и ткацкое производство.

У Конона было двое сыновей, Дмитрий и Пётр (1781/83–1853), которые помогали ему вести бизнес. Последний в 1801 г. сам записался в купеческое сословие: он занялся импортом и продажей китайского чая. Торговля с Китаем была рискованным, но довольно перспективным делом — заморские продукты пользовались большим спросом.

Рис. 1. Пётр Кононович Боткин
Рис. 1. Пётр Кононович Боткин

Пётр Кононович

Дата рождения Петра доподлинно неизвестна — считается, что это 1781 г. или 1783 г. Когда ему было около 20 лет, Пётр решил выйти из отцовского бизнеса и открыть собственное дело. В Китае российские ткани он менял на чай, который в те времена считался элитным продуктом. Затем караваны с экзотическими азиатскими товарами шли в Москву через Сибирь.

Впоследствии Пётр начал вести активную торговлю в городе Кяхте на границе с Китаем. Это поспособствовало заселению и развитию южной части Сибири — вдоль торгового пути быстро возникали новые населённые пункты. В первой половине XIX в. компания Боткина стала одним из лидеров чаеторговли, а ткани для продажи и обмена поставлялись с сотни фабрик Москвы и Подмосковья. В 1848 г. годовой оборот только боткинской торговой точки в Кяхте составлял около 300 тыс. руб. Кроме того, Петру Боткину принадлежали оптовый магазин и склад на Нижегородской ярмарке, где он также торговал китайским чаем. В 1860-е гг. им были открыты и розничные лавки в Москве.

Бизнес процветал благодаря тому, что Боткин возил товар большими партиями и торговал им без посредников. Тем самым он минимизировал расходы, а общий оборот его компании достиг нескольких миллионов рублей. Чаеторговец открыл её филиалы в Лондоне и Санкт-Петербурге, китайских городах Ханькоу и Шанхае.

Но его интересовала не только прибыль. Пётр охотно занимался благотворительностью, жертвовал крупные суммы церквям и сиротским приютам. За заслуги перед городом ему было присвоено звание потомственного почётного гражданина Москвы.

В 1832 г. Пётр приобрёл усадьбу на Маросейке в Москве, где также разместил и контору своей компании (сегодня дом является объектом культурного наследия федерального значения). Пётр дважды вступал в брак, но обе его супруги быстро скончались. О первой жене известно немногое, у пары родилось пятеро детей. Вторая, Анна Ивановна Постникова (1805–1841), происходила из купеческой семьи.

Всего у Боткина было 25 детей, но до взрослого возраста дожили только 14 из них. Они очень уважали и боялись отца — тот считал, что воспитание в строгости сделает их ответственными и трудолюбивыми. Пётр понимал важность обучения и предпринял всё возможное, чтобы дети выросли образованными людьми. Более того, он предоставил им право самостоятельно выбрать профессию и никого не принуждал продолжить его дело. В то время подобные либеральные взгляды не приветствовались в купеческой среде — сыновья почти всегда занимались семейным бизнесом, и их собственные желания не учитывались.

Боткин же решил, что его преемниками станут только те, кто проявит интерес к чаеторговле. Современники говорили о Петре как об энергичном и умном предпринимателе, который отличался удивительной деловой хваткой. Он был одарённым человеком, нашедшим для себя любимое дело, а его потомки внесли свой вклад в развитие многих сфер общественной жизни и науки.

Купец первой гильдии Пётр Боткин скончался в 1853 г., оставив после себя крупное наследство. Львиную долю капитала и недвижимость получили старшие сыновья, продолжившие его торговое дело. Но отец также завещал им заботиться обо всех членах семьи, в том числе и помогать финансово. Другим детям он оставил по 20 тыс. руб., что тогда считалось немалой суммой.

«Пётр Боткин и сыновья»

Через год после смерти чаеторговца, в 1854 г., его наследниками был основан торговый дом «Пётр Боткин и сыновья». На тот момент в состав правления вошли братья Василий (1811/1812–1869), Дмитрий (1829–1889), Сергей (1832–1889) и Михаил (1839–1914). Последние трое — лишь формально. На деле управление передали Василию, Дмитрию и Петру (1831–1907).

Рис. 2. Василий Петрович Боткин
Рис. 2. Василий Петрович Боткин

Василий Петрович

Василий обучался в частном пансионе В. С. Кряжева, одной из лучших школ России. Он активно занимался самообразованием, проявлял большой интерес к искусству, литературе и наукам.

Отец назначил старшего сына на должность приказчика на чайном складе сразу после того, как Василий окончил учёбу. Молодой человек общался с покупателями и следил за отгрузкой товара, хотя такая работа была ему не по душе. Он находил время, чтобы читать книги и всесторонне развиваться, а в 1835 г. отправился за границу представлять интересы семейного бизнеса. К концу 1830-х гг. Василий стал уже полноправным партнёром в отцовской компании.

После длительного путешествия по Европе он частично отошёл от предпринимательства, посвятив себя литературной и интеллектуальной деятельности. В доме на Маросейке Василий проводил знаменитые Боткинские собрания, где присутствовали самые известные личности того времени: публицист Виссарион Белинский, писатели Иван Тургенев, Лев Толстой, Николай Гоголь и многие другие.

Однако после смерти отца ему всё же пришлось вернуться к торговле чаем. Младшие братья пока не могли взять на себя управление делами в силу возраста. Торговым домом стал руководить Василий, который имел достаточный коммерческий опыт. Литературу он не бросил, но в своих работах стал уделять много внимания вопросам развития российской экономики и промышленности.

Боткин оставил бизнес только тогда, когда у него начались серьёзные проблемы со здоровьем. К тому времени его братья уже получили нужные навыки и знания, и Василий отправился за границу на лечение. Он пользовался большим авторитетом у родных и продолжал помогать им советами, консультировал по торгово-промышленным вопросам.

В 1869 г. купец скончался, не оставив после себя наследников — его личная жизнь сложилась неудачно. Василий был влюблён в сестру друга, Александру Бакунину, но та принадлежала к дворянскому сословию, и её родители выступили категорически против мезальянса.

Впоследствии Боткин всё же женился, но и в этот раз его избранницей стала представительница другого круга — француженка-модистка Арманс Рульер. Они были слишком разными по характеру и мировоззрению, поэтому брак распался почти сразу. Несмотря на бурное расставание, добросердечный Василий назначил бывшей жене ежемесячное содержание в 275 руб., а после смерти оставил ей капитал в 20 тыс. франков. Кроме того, 70 тыс. руб. он завещал на развитие искусства и науки — они отошли Московскому университету, Московской и Петербургской консерваториям, музеям, Обществу поощрения художников.

Рис. 3. Дмитрий Петрович Боткин
Рис. 3. Дмитрий Петрович Боткин

После кончины Василия компанией управляли его младшие братья, Дмитрий и Пётр, оба купцы первой гильдии и потомственные почётные граждане Москвы. Они разделили обязанности: первый фактически являлся главой бизнеса и сам руководил отгрузкой товара на складе, второй же в конторе на Маросейке вёл бухгалтерию и переписывался с поставщиками. Остальные партнёры числились таковыми лишь на бумаге и на деле совершенно не занимались торговлей.

Дмитрий Петрович

Как только Дмитрий окончил школу, отец отправил его обучаться премудростям ведения бизнеса — так же, как в своё время Василия. Только младшего сына Пётр Кононович закрепил за самым дальним отделением компании, находящимся в Кяхте. Кроме предпринимательства, Дмитрий увлечённо занимался коллекционированием картин и считался одним из лучших знатоков художественного искусства в Москве. В конце жизни Императорская академия художеств в Санкт-Петербурге даже избрала его почётным академиком.

Пётр Петрович

Брат Дмитрия, Пётр, также с радостью продолжил отцовское дело — по словам современников, он обладал выдающимися предпринимательскими способностями. Его не интересовали общественная жизнь и политика. Все свои силы этот представитель купеческой династии отдавал торговле чаем. Вместе с тем Пётр отличался набожностью: он одновременно был старостой в церкви Успения на Покровке и в Архангельском соборе. Интересно, что, несмотря на увлечение религией, он на западный манер не носил усы и бороду.

Пётр трудился на благо своей семьи до самой смерти. При этом даже в преклонном возрасте сохранил ясность ума и поразительную работоспособность. Он был женат на Надежде Шапошниковой, в браке с которой родились трое дочерей — Анна, Надежда и Вера. Последняя в 1887 г. вышла замуж за предпринимателя Николая Ивановича Гучкова (1860–1935), который затем активно участвовал в управлении делами предприятия Боткиных. Их семье отец передал фамильный особняк в Москве, а зять спустя время возглавил фамильный бизнес.

Рис. 4. Портрет Петра Петровича Боткина. Художник М. Г. Соколов
Рис. 4. Портрет Петра Петровича Боткина. Художник М. Г. Соколов

Сахарный завод

С начала 1880-х гг. купцы Боткины занялись производством сахара. Для этой цели они приобрели за 233 тыс. руб. имение в Курской губернии, на территории которого стоял старый полуразрушенный свеклосахарный завод. Братья вложили в модернизацию производства крупную сумму. В 1887 г. к заводу подвели узкоколейную железную дорогу для транспортировки топлива, свёклы и готовой продукции.

В лучшие времена на свекольных плантациях трудились около 10 тыс. человек, а товара производилось примерно на 1,4 млн руб. в год. За высокое качество продукция неоднократно награждалась медалями на международных выставках.

По сравнению с другими предприятиями, на сахарном заводе Боткиных рабочим хорошо платили. Для них возводили общежития, а старшим служащим предоставляли квартиры. Построили также школу для детей и больницу, в которой бесплатно принимали не только заводчан, но и местных жителей. Промышленники регулярно выделяли деньги на её содержание и отпуск лекарств.

Производством сахара по большей части занимался Дмитрий. Специально ради нового предприятия было образовано «Товарищество Ново-Таволжанского завода Боткиных». Однако основной доход компании по-прежнему приносила торговля чаем. В 1869 г. братья Боткины также открыли чаеразвесочную фабрику в Москве — здесь продукцию упаковывали в красивые деревянные, жестяные, стеклянные коробочки и баночки.

Последнее поколение династии

После смерти Дмитрия в 1889 г. компанией управляли его сын Пётр Дмитриевич (1865–1931), брат Пётр и зять последнего — Николай Гучков. Боткины преобразовали торговый дом в товарищество на паях с капиталом в 1,2 млн руб. Все доли принадлежали исключительно членам семьи — преемственность являлась основной ценностью в их бизнесе.

В 1907–1908 гг. сахарное производство закрыли — дела завода пришли в полный упадок. Промышленники продали паи товарищества и полностью сосредоточились на торговле. В это время годовой оборот от продажи чая составлял около 4 млн руб., а чистая прибыль — 300 тыс. руб. 5% от дохода шло на благотворительные цели — так, за период с 1894 по 1914 г. общая сумма отчислений достигла более чем 120 тыс. руб.

В 1890-х гг. Пётр Петрович купил землю в селе Поповка и построил на ней три загородных дома, разбил рядом красивый парк. Здесь круглый год жили многочисленные члены семьи Боткиных. Выращивали в оранжерее арбузы, дыни и лимоны, снабжали городских родственников продуктами из своего хозяйства.

После революции имение было разграблено, а затем и вовсе уничтожено. В 1980-х гг. на этом месте появились правительственные дачи: в них жили в том числе президенты Михаил Горбачёв и Борис Ельцин. Завод и всё оставшееся имущество Боткиных национализировали. Сразу после событий 1917 г. бо́льшая часть представителей знаменитой купеческой фамилии эмигрировала во Францию, Италию и США.

Больше интересных материалов