Александр Гамильтон

Как начинающий поэт и рядовой солдат стал основателем финансовой системы США

В жизни мы не всё выбираем. Есть вещи, которые сами выбирают нас.

А. Гамильтон

Жизненный путь человека, считающегося одним из отцов-основателей Америки, нельзя назвать простым. Лишь одно можно сказать с уверенностью — он всего добился сам, без протекции семьи, миллионного стартового капитала и связей. Гамильтон достиг высот исключительно благодаря своему таланту и амбициозности — его слава была настолько громкой, что даже сейчас профиль Александра продолжает украшать собой купюру в 10 долларов, а спектакли по мотивам его биографии становятся одними из самых кассовых постановок.

Детские годы и начало пути

Александру досталась судьба внебрачного и нежеланного ребёнка. Он появился на свет на острове Невис, расположенном в Карибском море. Если место рождения будущего политика общеизвестно, то с датой до сих пор возникает путаница. Сам Гамильтон указывал две даты — 1757 г. и 1755 г., чем окончательно запутал не только своих современников, но и историков.

До рождения Александра его мать, Рейчел Фосетт, состояла в официальном браке с торговцем по имени Джон Лавьен, за которого её принудили выйти замуж, когда она была совсем юной. Муж часто бил и унижал Рейчел — он промотал всё её состояние, унаследованное после смерти родителей в 1745 г., и написал на жену заявление, обвинив её в измене, из-за чего Фосетт провела полгода в тюрьме. Освободившись, Рейчел сбежала от мужа в Сент-Китс, где и познакомилась с Джеймсом Гамильтоном, от которого родила первого сына в 1753 г. Чуть позже на свет появился и Александр.

Отец мальчика не собирался признавать ребёнка — вскоре после его рождения он бросил семью. Мать Александра держала небольшой магазинчик и старалась прокормить сына в одиночку, но тяга к спиртному и тяжёлая работа уничтожили её здоровье. Женщина умерла в 1768 г., когда Гамильтону исполнилось всего 13 лет. Её смерть заставила Гамильтона-старшего вспомнить о том, что у него есть ребёнок, правда, заботиться о наследнике он не собирался. Мужчина просто отсудил у осиротевшего Александра всё имущество его матери, оставив мальчику только книги.

Вероятно, именно утрата книг расстроила бы Гамильтона больше всего — с юных лет он пробовал себя в писательстве. Учителя мальчика неоднократно говорили, что его ждёт успех на литературном поприще, если Александр сможет получить достойное образование.

К счастью, в мире нашлась одна душа, готовая помочь Гамильтону. Брат его матери, считавшийся довольно обеспеченным человеком, решил поддержать племянника и перевести его в более престижную школу.

Чтобы не умереть с голоду, Гамильтон устроился бухгалтером в компанию, которая занималась поставками продовольствия для колоний. Работорговля на тот момент процветала, поэтому Александру пришлось пережить немало неприятных минут, оформляя перевозку живого товара.

Его начальник, талантливый бизнесмен по имени Николя Крюгер, сразу понял, что сообразительного парнишку ждёт большое будущее. Пока Александр работал, познавая все тонкости торговли, Крюгер решил выхлопотать для перспективного сотрудника место в престижном университете. На родных островах, входивших в то время в состав колоний Вест-Индии, парень не имел права получить высшее образование, так как его родители не состояли в официальном браке.

Завершив среднее образование, Гамильтон решил, что делом всей его жизни станет поэзия. Целеустремлённый парень был уверен, что его талант достоин признания в большом городе — в 1773 г. юноша перебрался сначала в Бостон, а затем и в Нью-Йорк, прихватив с собой лишь самые необходимые вещи и папку с рукописями. Но нью-йоркские издатели, которым Александр демонстрировал свои произведения, не сочли его стихотворения достойными публикации.

Политическая карьера и знакомство с президентом

К моменту начала войны за независимость Гамильтон успел с отличием окончить Королевский колледж. Революция вдохновила его вспомнить о своём таланте поэта и написать несколько памфлетов, поддерживающих идеи полной сепарации от Британии. В 1774 г. Гамильтон выпустил политическую статью «Дело против интересов пробританских лоялистов».

Стихотворения и статьи принесли Гамильтону первую славу, но он понимал, что одними словами стране не помочь — избавить Америку от британских налогов можно только с помощью решительных действий. Вспыльчивый и целеустремлённый, он спешно собрал отряд ополченцев и присоединился к армии Джорджа Вашингтона. 17 марта 1776 г. Александр получил официальное назначение на должность командира группы. Сейчас рота Гамильтона считается первым обслуживающим подразделением в регулярной армии США.

Талантливый парень сумел с первого раза сдать необходимые экзамены и получить звание лейтенанта артиллерии. С 1775 г. по 1777 г. Гамильтон в составе Континентальной армии успел поучаствовать в сражениях на Лонг-Айленде и Белых равнинах, в Трентоне, Джермантауне и Принстоне.

После получения звания в жизни Александра происходит ещё одно ключевое событие — он лично знакомится с Вашингтоном, который совсем скоро станет первым президентом США, избранным путём всенародного волеизъявления. Умный и полный новаторских идей, Гамильтон пришёлся по нраву новому правителю — в 1777 г. Джордж Вашингтон предложил Александру стать его адъютантом и секретарём.

Жизнь при президенте

Радость, вызванная столь высоким назначением, быстро растаяла — создавая свой первый отряд, Гамильтон мечтал стать настоящим военным и отважным революционером, а не заниматься бумажной работой. Составление документов казалось энергичному Александру очень скучной и почти бесполезной работой — он считал, что его уму можно было найти куда лучшее применение.

С другой стороны, именно работа секретаря позволила Гамильтону обзавестись множеством знакомств в политических кругах и понять финансовые проблемы своей страны. Должность адъютанта президента дала Александру возможность взять в жёны Элизабет Шайлер, дочь генерала, что ещё сильнее укрепило его положение в обществе.

Писательские навыки помогали Гамильтону продвигать свои идеи — за пять лет с момента назначения президентским секретарём он составил немало статей, посвящённых реструктуризации армии и стратегической реформе.

В 1781 г. Александр снова возвращается к боевым действиям — Гамильтон возглавил атаку при Йорктауне, которая завершилась разгромом британцев. Итогом битвы в 1783 г. станут Парижский договор между США и Британией, а также два соглашения, заключённые между Францией, Испанией и Великобританией и являющиеся частью Парижского мира, который ознаменовал для Америки завершение войны за независимость.

Создатель конституции

Окончание войны Гамильтон встретил в звании полковника. Работать в тылу Александру не хотелось — он принял безапелляционное решение уйти из армии. Уволившись, он успешно сдал адвокатские экзамены, а после получил должность судьи. Параллельно с юридической карьерой Гамильтон продолжил заниматься творчеством — выпускал статьи и стихотворения, посвящённые политической ситуации в стране. Если бы Александр творил в наши дни, то его, скорее всего, назвали бы видным журналистом-политологом.

В 1782 г. Александр покинул пост советника и секретаря президента. Теперь его основными целями стали борьба с пережитками колониального строя и объединение американцев как нации. Он рьяно критиковал первый проект конституции, так как считал, что он ещё сильнее разобщит народ.

К концу 1780-х гг. Александр завершил работу над сборником статей под названием «Федералист» — он стал автором 51 эссе из 85, остальные были написаны Джеймсом Мэдисоном и Джоном Джеем. В дальнейшем именно на основе сборника Гамильтона будет составлена официальная конституция США, под которой он поставит свою подпись.

Принятие новой конституции во многом стало заслугой Гамильтона. В 1788 г. на собрании, посвящённом Виргинской конвенции о ратификации, он яростно отстаивал свод законов, хотя большинство делегатов выступило против них. Борьба с антифедералистическими настроениями увенчалась полной победой Александра — Нью-Йорк принял конституцию, а после его примеру последовали и остальные штаты.

Адвокатская карьера

Первыми клиентами Гамильтона, открывшего практику в Нью-Йорке, стали порицаемые обществом британские лоялисты, продолжавшие поддерживать политику английских правителей. Когда британцы установили власть над Нью-Йорком в 1776 г., несогласные с новой политической силой повстанцы спешно покинули США, бросив дома и предприятия. Разумеется, лоялисты, которые нуждались в жилье, моментально заняли опустевшие помещения.

После окончания сражений за независимость повстанцы вернулись на историческую родину и сразу же подали в суд на лоялистов, обвинив их в незаконном использовании и порче своего имущества. Александр обозначил свою позицию максимально чётко, став фактически единственным адвокатом, защищавшим права лоялистов.

В 1784 г. Гамильтон провёл громкое дело Рутгерс против Уоддингтона, ставшее ключевым в процессе борьбы за права лоялистов. Оно в корне изменило систему правосудия США, сформировав процедуру судебного надзора.

В 1784 г. Александр изменил не только судебную, но и финансовую систему Америки, приложив руку к основанию первого банка Нью-Йорка.

Всего Гамильтон провёл 45 дел, которые касались имущества повстанцев, добиваясь отмены Закона о вторжении. Этот закон был принят в 1783 г. и позволял мятежникам официально требовать возмещения ущерба от лоялистов, которые воспользовались их брошенными домами.

Профессию юриста Гамильтон неоднократно использовал в политических целях. Окончательно распрощавшись с карьерой чиновника в 1795 г., он вернётся к адвокатской деятельности и станет самым известным и успешным специалистом на территории Манхэттена.

Министр финансов

В 1789 г. исполнилось одно из заветных желаний Александра — он получил должность министра финансов. На новом посту Гамильтон смог реализовать все свои идеи по улучшению американской экономики — именно он сделал доллар единой валютой, стал одним из основателей Центрального банка, усовершенствовал налоговую систему, добился введения акциза на продажу спиртных напитков и выпустил первые в США акции госзайма.

Работать приходилось в весьма напряжённых условиях — экономика находилась в плачевном состоянии из-за огромного внутреннего и внешнего долга, в который страну загнала революция.

В начале 1790-х гг. Гамильтон вёл активную работу над формированием первой американской политической партии, чем внёс неоценимый вклад в создание правительственного аппарата Вашингтона.

Даже будучи сторонником централизованной власти как единственной эффективной формы управления страной, Александр не избегал новаторских идей. Именно Гамильтон впервые выдвинул предложение сделать упор на развитие промышленности, пока другие чиновники делали ставку на аграрный сектор. Также главе казначейства приходилось бороться с остальными министрами, отрицавшими значимость централизованной власти. Гамильтон понимал, что его коллеги просто боятся силы единого правительства, и продолжал выстраивать экономику, которая помогла бы власти стать более сильной.

Александр намеревался организовать выпуск военных облигаций на федеральном уровне и договориться о кредитовании с иностранными государствами, чем шокировал большинство политиков. Поставить точку в вопросе централизации власти удалось только 20 июня 1790 г. Беседуя за обеденным столом, Гамильтон и Мэдисон, государственный деятель и четвёртый президент США, смогли договориться о том, что столица США будет перенесена на участок, расположенный недалеко от Потомака. Также Мэдисон пообещал не препятствовать деятельности членов Конгресса, которые продвигали идеи создания центрального правительства, управляющего всеми штатами.

Гамильтон пользовался успехом не только в правительственной среде, но и в обществе дам. Измена законной супруге вынудила его уйти из политики — мошенники, узнав о тайном романе Александра, шантажировали его, заставив покинуть должность министра в 1795 г.

Публичный скандал

С Марией Рейнольдс, женщиной, отношения с которой разрушат его карьеру, Гамильтон познакомился в 1791 г. Она сумела растрогать министра рассказом о том, как подло её бросил муж, оставив без средств к существованию. Очаровательная особа просила Александра оказать ей финансовую поддержку, и он не смог ей отказать. На тот момент Гамильтон даже не подозревал, что слёзы миловидной обманщицы — всего лишь инструмент для ловких политических манипуляций.

Примерный семьянин и отец восьми детей не устоял перед чарами Марии — их роман продлился чуть меньше года, но его последствия оказались катастрофическими. Об измене супруги узнал муж Рейнольдс — Александр был вынужден ежемесячно оплачивать его молчание. Угодив в эпицентр грандиозного финансового скандала, Рейнольдс сообщил следователям о внебрачных отношениях Гамильтона, заявив, что тот содержит свою любовницу на государственные средства.

Чтобы обелить своё имя, Александру пришлось не только публично признаться в измене, но и продемонстрировать любовную переписку с Марией, в которой содержалась информация, способная разрушить линию обвинения. Судья передал письма Гамильтона его злейшему политическому оппоненту — Томасу Джефферсону, который, в свою очередь, направил компромат на врага издателю Джеймсу Каллендеру, обладавшему репутацией первосортного сплетника и главного скандалиста столетия.

В ответ на публикацию Каллендера Гамильтон выпустил собственную статью, в которой подробно рассказал о своей ошибке. Публика ещё сильнее полюбила Александра за его искренность и умение признавать промахи, но политическая карьера министра к тому времени уже была разрушена.

Известно, что законная жена Гамильтона нашла в себе силы простить мужа, хоть их семейный кризис длился не один год. Несмотря на измену Александра, знакомые пары всегда отзывались о Гамильтонах как о сплочённой семье, способной пережить любые трудности.

Череда неприятностей

После шантажа Гамильтон поклялся себе больше никогда не заниматься политикой. У него осталось только одно увлечение, которого никто бы не смог его лишить, — сочинение памфлетов. Даже давние почитатели таланта Александра отмечали, что после ухода с поста министра он стал писать в более желчной, саркастической манере, злобно высмеивая и унижая тех, чей взгляд на политические события отличался от его мнения.

Чуть позже на голову политика обрушились не только общественные, но и семейные проблемы. Его сын погиб на дуэли, а дочь сошла с ума. В гибели наследника Гамильтон винил себя, так как сын ввязался в смертельный поединок, защищая репутацию отца, которого оскорбил его оппонент. Пережив личное горе, Александр стал более религиозным, часто посещал церковь и увлёкся садоводством.

Письмо от Вашингтона

Несмотря на то, что Гамильтон покинул посты министра и президентского советника, Джордж Вашингтон продолжал поддерживать идеи своего политического воспитанника. Известно, что последнее письмо, написанное первым президентом США за два дня до смерти в 1799 г., было адресовано именно Александру. В своём послании Вашингтон высоко оценил идею Гамильтона, связанную с формированием первой государственной военной академии. Также умирающий президент отметил, что начинание его ученика будет иметь важнейшее значение для страны.

Смертельный конфликт с Бёрром

Президентские выборы 1800 г. стали полем битвы для двух сильных кандидатов — республиканца Томаса Джефферсона и федералиста Джона Адамса. На тот момент выборы главы государства и вице-президента проходили отдельно — Аарон Бёрр решил побороться за место помощника лидера США.

Гамильтону откровенно не нравились оба кандидата на президентский пост, несмотря на то, что с Адамсом его связывали довольно тёплые дружеские отношения. Джефферсон занял президентское кресло, а Бёрр стал вице-президентом, но доверия между главой государства и его первым помощником уже не было, в чём Бёрр винил исключительно Гамильтона.

Осенью 1801 г. Гамильтон основал республиканское издание The New York Evening Post, на страницах которого регулярно публиковался компромат на Джефферсона и Бёрра. Газета Александра существует и сейчас — она выпускается под названием The New York Post и является собственностью магната Руперта Мёрдока с 1976 г.

В период своего правления Джефферсон практически не давал Бёрру возможности даже подступиться к решению важных государственных вопросов. Переизбираясь на пост лидера страны в 1804 г., Джефферсон задумал окончательно избавиться от вице-президента. Чувствуя, что его политическая карьера рушится, Бёрр попытался заполучить должность губернатора Нью-Йорка, но и здесь его ждала неудача.

Именно в этот момент обозлённому на весь мир Бёрру попалась на глаза статья Гамильтона, в которой он назвал Аарона самым опасным и лишним человеком в американском обществе. Политик моментально обвинил Александра в своём крахе, заявив, что Гамильтон испортил его предвыборную кампанию. Аарон потребовал извинений, но Александр отказался от переговоров. Окончательно выйдя из себя, Бёрр вызвал оппонента на дуэль.

Поединок состоялся на рассвете 11 июля 1804 г. в городе Уихокен штата Нью-Джерси — Гамильтон промахнулся и получил смертельное ранение. Пуля вошла в область живота, раздробив бедро, повредив печень и застряв в позвоночнике. Политика успели доставить в одну из больниц Нью-Йорка, где он и скончался на следующий день.

Известно, что в прощальных письмах, адресованных ближайшему окружению, Гамильтон упоминал о намерении специально допустить промах. Сейчас уже невозможно установить, был ли этот промах случайным или Александр всё же сдержал обещание, данное друзьям, но пуля Гамильтона действительно прошла близко от головы соперника и сломала ветку дерева, перед которым он стоял. Дуэль между Александром и Аароном стала самым известным поединком в американской истории. Поразив оппонента, Бёрр молча подошёл к Гамильтону, что было расценено присутствующими как знак скорби и сожаления.

Историки считают, что решение Александра не стрелять в Бёрра было обусловлено горем, через которое пришлось пройти семье Гамильтона тремя годами ранее, когда на дуэли погиб старший сын. Поединок между Филиппом Гамильтоном и Джорджем Эккером состоялся на том же месте, где сражались Александр и Аарон.

Жена Гамильтона пережила своего супруга на 50 лет, которые посвятила заботе о сохранении его наследия. За несколько дней до дуэли Александр отправил ей письмо, содержащее следующие строки: «Я буду дорожить сладкой надеждой встретить тебя в лучшем мире. До свидания, лучшая из жён и лучшая из женщин. Обними всех моих дорогих детей за меня».

Цитаты Александра Гамильтона

На свете всегда должны быть дураки, которые жертвуют личными интересами во имя общественных, получая взамен поношения и неблагодарность.

Коротко о главном

Еженедельная рассылка с лучшими материалами «Открытого журнала»

Подписаться

Откройте счёт прямо сейчас

Без минимальной суммы, платы за обслуживание и скрытых комиссий

Открыть счёт
Больше интересных материалов